Бизнес
  1. Бизнес
 08 апреля 2021, 09:00   3273

Восточные страсти. Интервью с собственником кафе-шавермы «Марья» и «Софья» Антоном Масленком

Восточные страсти. Интервью с собственником кафе-шавермы «Марья» и «Софья» Антоном Масленком
Уже год власти Перми пытаются через суд добиться изъятия земельного участка по ул. Ленина, 70б, здесь располагается кафе-шаверма «Марья». Антон Масленок, создатель двух заведений – «Софья» и «Марья» – рассказал об этом деле и бизнесе по продаже шавермы в Перми.
Автор:

Антон Александрович, на сайт вашей сети SHAWARMA LAND (куда входят заведения «Софья» и «Марья») написано, что вы были первыми, кто познакомил пермяков с шавермой в 1997 году. Как за 24 года изменился этот бизнес?

– Я был первым в Перми, кто официально открыл кафе и начал продавать шаверму. До меня пытались такой бизнес организовать представители арабских национальностей из медакадемии. Но они не представляли тогда, что количество документов для открытия заведения в 1997 году просто зашкаливало.

Чтобы открыть киоск площадью шесть квадратных метров по производству шавермы, мне понадобилось порядка 10 тысяч долларов. Тогда это было огромной суммой для человека, у которого ничего не было. Деньги поначалу брал у родных, знакомых, близких, банки в то время давали кредиты только под залог, но заложить мне было нечего. Окружение видело – я делаю бизнес, что-то создаю, занимаюсь тем, что мне нравится, – и поддерживало меня.

Спустя 3,5 года я вывел бизнес в ноль. В летнее время прибыли всегда было больше, потому что тепло и люди чаще выходят гулять. Зимой приходилось работать в минус и залезать в долги. Где-то в 2003 году только смог выдохнуть.

В самом начале людям постоянно приходилось рассказывать, что это за блюдо – «шаверма» – и предлагать попробовать. Тогда, 24 года назад, о шаверме знали те, кто ездил на юг, в Питер, Москву или за границу. Но последние, как правило, не подходили к подобным уличным киоскам.

Как изменилась за 24 года стоимость шаурмы?

– В 1997 году блюдо в кафе стоило 6,5 руб., сейчас – 150 руб. Инфляция за 24 года – 200%.

Расскажите, что помогло пережить последствия кризиса 2014 года? Как он затронул именно ваш бизнес? Приходились ли на это время пики популярности шавермы, или это никак не связано?

– 2014-2015 годы мы держались, а вот в 2016-м столкнулись с тяжелыми последствиями кризиса. Пик популярности шавермы пришелся как раз на 16-й год. Будучи уже 19 лет на рынке общепита в этом сегменте, я чувствовал себя уверенно. Но именно 2016 год показал, что люди, которые могут открывать заведения без административных барьеров, становятся твоими конкурентами. Под административными барьерами я имею в виду огромное количество согласований и разрешений различных ведомств и инстанций, которые нужно было получать в то время, когда я начинал. В наши дни предпринимательство более свободно, чем 20 лет назад. Поэтому тогда и стали на каждой улице открывать шаурмичные.

Я тяжело пережил посткризисный год, но кризис – это и время возможностей. Пришлось перестраиваться: кроме шавермы делали шаурму, начали продавать тортилью. Повысили качество продукции и обслуживания, кого-то пришлось уволить, а кого-то, наоборот, обучать и стажировать. В это время постепенно расширили ассортимент меню, где-то пересмотрели технологии приготовления. Все, что можно было выжать из этого блюда, мы сделали. Постепенно начали вводить современные технологии, например электронные очереди, запустили свой сайт. А в 2019 году на втором этаже «Софьи» появились официанты.

Не пропустите:Восток в каждой тарелке. Топ-5 заведений с восточной кухней, появившихся в Перми с начала года04 апреля 2021, 12:00

Сейчас можно наблюдать, что рынок общественного питания в Перми постепенно восстанавливается после весеннего карантина. Какие изменения произошли в бизнес-процессах ваших заведений? Как пандемия сказалась на работе кафе «Марья» и «Софья»?

– Один из самых важных факторов в работе заведений общественного питания – это аренда помещения. За нее приходится отдавать существенную часть прибыли. Но так как я являлся собственником помещений, где находятся кафе, мне не нужно было в период локдауна ни с кем договариваться о смягчении арендной платы и прочего. Мне достаточно было финансово поддержать 30 работников на время полного закрытия.

Спустя время я начал отслеживать уровень самоизоляции и понял, что люди дома не сидят. Тогда приняли решение открываться при соблюдении всех условий. Нас очень поддержали наши гости, они приходили и ждали свои заказы на улице, потому что внутрь никого не пускали. За это я им очень благодарен!

Доставка у нас как бизнес не работает. Кафе находятся в центре Перми, и люди привыкли сами приходить в заведения. Да и наши блюда при перевозке будет доходить до гостей не в том виде, в котором хотелось бы. Хочу отметить еще государственную поддержку малого бизнеса в период ограничений. Отсутствие налогов за второй квартал, кредиты на сохранение зарплаты сотрудникам помогли.

Ваши заведения находятся рядом друг с другом в центре Перми. Какими принципами вы руководствуетесь, выбирая помещение для проекта?

– Для первого заведения в 1997 году я выбирал локацию из трех мест: Центральный рынок, Комсомольский проспект и ул. Ленина. Но возможности туда попасть не было. Однажды я просто шел мимо по ул. Борчанинова, и там стоял киоск, который не работал. Узнал его цену, занял деньги и купил в рассрочку. В 2000 году построил павильон, а в 2006-м появилось кафе «Софья». Кафе «Марья» появилось в 2014 году, до этого с 2003-го я арендовал там павильон.

К масштабированию бизнеса относился с опаской, так как залог успеха – личный контроль. Трудно найти человека, который относился бы к делу так же, как и я, не являясь собственником. Тем не менее, в 2018 году был создан бренд SHAWARMA LAND. Я планировал развиваться и в других районах Перми, но история с изъятием кафе «Марья» отложила мои планы на неопределенный срок.

Предлагаю поговорить об истории с изъятием кафе-шаурмы «Марья». Когда вы планировали строительство здания по ул. Ленина, 70б, вы знали о планах городских властей построить на этом участке новую дорогу?

– Как вы думаете, департамент земельных отношений администрации Перми сам предполагал, что когда-нибудь здесь будет дорога? Это здание было построено по всем нормам, и документы это подтверждают. В 2011 году был утвержден градостроительный план земельного участка, в том же году выдано разрешение на строительство. В 2014 году это разрешение продлено. После возведения здания нам выдали разрешение на ввод в эксплуатацию. Все документы под официальной печатью администрации и департамента. В декабре 2019 года собственником земли и здания стала Масленок Софья Антоновна. Был оформлен договор аренды помещения до 2025 года. Почему департамент в 2020 году подает в суд иск на меня, когда по документам ИП Масленок А.А. уже по данному адресу нет? Текущий собственник объекта – Софья Антоновна.

Я знал о планах властей в рамках реконструкции эспланады по созданию на месте заведения литературного дворика со скамейками. Но откуда дорога? Могли бы прямо сказать, что кафе несимметрично и портит внешний вид центра города. Я бы привел его в нужный вид и провел соответствующий ремонт. С мэрией никогда не спорил и не ругался. Наоборот, они обращались ко мне за помощью при проведении зимних мероприятий и во время работы ледового городка.

Судебная экспертиза оценила выкуп имущества в 25,9 млн рублей, а власти Перми – в 10,9 млн рублей. Во сколько вы сами оценили стоимость здания кафе и участка вместе с убытками и упущенной выгодой? Готовы ли вы продать кафе и участок по цене, которую озвучила экспертиза, или категорически против этого?

– 16 лет жизни бесценны. Я выбирал конкретную локацию на ул. Ленина, 70б по двум причинам: это центр Перми, и здесь можно было построить отдельно стоящее здание с автономной вентиляцией и входом, чтобы никому не мешать.

Если мы посмотрим документы, то кадастровая стоимость земельного участка (площадь 308 кв. метров) и самого здания (88,9 кв. метров) – 12,4 млн рублей. Это без учета, что я потерял бизнес, что мне нужно работникам платить компенсацию. Цену в 25,9 млн рублей считаю минимально справедливой.

По последней информации, в бюджете города на ближайшие три года пока мероприятия по строительству квартальной улицы не предусмотрены. Как сильно эта информация, на ваш взгляд, скажется на текущем судебном процессе? Планируют ли юристы Софьи Антоновны упоминать об этом в рамках следующего заседания?

– Признание того, что строительство дороги не планируется – подтверждение мысли о том, что дорога – лишь повод для изъятия. Я считаю, что отсутствие планов по прокладыванию дороги в этом месте говорит о невозможности изъятия частной собственности за счет государственных средств.

Если это не очевидно Департаменту земельных отношений мэрии, то на данный факт должны обратить внимание другие государственные структуры. Мое мнение осталось неизменным: пусть кафе останется. Внешний вид можно вписать в существующий проект реновации эспланады.Понимаете, я не вижу сейчас объективных причин, для чего нужно сносить объект. Если, например, очистить территорию для благоустройства и реконструкции эспланады – это одно. Но строительство дороги местного значения на месте моего заведения вызывало возмущение даже у жителей соседних домов.

Со мной лично представители администрации Перми даже не разговаривали по поводу того, почему у меня изымают участок. Но если это все-таки необходимо городу, то корректнее было бы не изымать участок, а выкупить его и компенсировать все потери. Для меня компенсация – это не желание заработать за счет государства, а возможность в другом месте что-то приобрести для продолжения своего дела.

Сейчас мэрия планирует включить в схему размещения НТО места под фудтраки. Рассматриваете ли вы возможность поучаствовать в конкурсе, интересен ли вам такой формат?

– Я изучал эту тему еще несколько лет назад, когда поступило предложение от частного лица. На мой взгляд, в отличие от других городов в Перми нет четко регламентированных норм установки и условий работы для фудтраков. К тому же Пермь – не туристический город, и у нас нет стабильной солнечной погоды. Почему я в свое время от киосков пришел к стационарам? Хоть какая погода – мы все выдержим, а люди не будут мерзнуть и мокнуть под дождем на улице. Поэтому – нет, такой формат не интересен.

Весной 2020 года в краевой арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю Антону Масленку обратился департамент земельных отношений администрации Перми (ДЗО). Власти потребовали в принудительном порядке изъять земельный участок по ул. Ленина, 70б, где расположено кафе «Марья». Земельный участок и объект на нем попали под изъятие в соответствии с утвержденным проектом планировки в центре Перми. После изъятия и выкупа объект планируется снести. Это необходимо для строительства вдоль дома по ул. Ленина, 72б (от ул. Ленина до ул. Пермской) квартальной улицы. Собственник не согласился с условиями изъятия и подал встречный иск. Он просит признать итоговую величину рыночной стоимости изъятия недостоверной.

Не пропустите:Когда суд на горе свистнет. Дела об изъятии торговых павильонов в Перми дошли до кассации29 марта 2021, 07:00

Фото на главной: личный архив.

Истории:
Поделиться:
Все новости компаний