Общество
 02 апреля 2016, 10:00   2253

Беседы за чаем

Беседы за чаем
Автор очерка «Пермская обитель» Сергей Терешенков - о том, как петербуржцу попасть в пермский андеграунд и конце «культурной перезагрузки».
Автор: Кирилл Перов

Сергей Терешенков - коренной петербуржец, приехавший в Пермь в период «культурной революции». Перед тем, как решиться на переезд, Сергей жил и работал в Европе, однако, когда ему предложили проект в Прикамье, почти без раздумий согласился. Очерк «Пермская обитель» посвящен трехлетнему пребыванию Сергея в Пермском крае.


Предыдущие части очерка:

Пермская обитель. История петербуржца Сергея Терешенкова, променявшего Европу на Пермь

Пермская обитель. Продолжение истории петербуржца Сергея Терешенкова, променявшего Европу на Пермь

Пермская обитель - 3

Укол Пастернака. Пермская обитель - 4

Страсти по Курентзису. Пермская обитель - 5


XII

Tea Talk

В любом городе всегда есть две культурных среды – официальная и альтернативная, или, если угодно, мейнстрим и андерграунд. С мейнстримом все понятно - он на виду, а вот в альтернативные круги попасть отнюдь не просто, потому что о них подчас знают немногие «посвященные» и слава о них распространяется буквально из уст в уста, в лучшем случае – из сообщения в сообщение ВКонтакте.

В июне 2012-го мы с Аней нежданно-негаданно выиграли в викторине «торт» со всевозможными сортами чая от пермского представительства «Унции», которого теперь и след простыл. Видимо, бизнес не задался, даже несмотря на сделанную нами рекламу: постоянно пить бодрящий напиток тет-а-тет нам показалось грустным – и мы придумали приглашать в гости интересных людей на вкусные разговоры за чашкой чая, которые я неизменно начинал фразой: «Все, что вы скажете, может быть использовано за вас». Сами беседы под общим названием Tea Talk выкладывались в социальные сети.

Беседы за чаем

За лето мы записали десять разговоров и более не планировали продолжать: чай не кончился, но основная скрытая цель была достигнута – я научился держаться перед камерой. Сначала к нам на красный диван (один приятель как-то даже пошутил, что группу нужно переименовать в «Red Sofa») приходили друзья еще по периоду «Культурной перезагрузки». Однако постепенно мы расширяли круг нашего общения: за короткий период у нас побывали Яна Гессле, радиодиджей и ведущая фестиваля «Рок-Лайн», все так же работающая на радио, но теперь в Дубае и остающаяся верной «Рок-Лайну», куда ее по-прежнему приглашает продюсер Елена Зорина-Новоселова, однажды тоже ставшая героиней одного из выпусков Tea Talk; Марта Пакните, культурный обозреватель и арт-менеджер, после долгих и упорных попыток найти себя в Перми – в журналистской деятельности, арт-резиденции, Театре-Театре и так далее - тоже уехавшая, правда, немного ближе, в Москву, в галерею pop/off/art; Роман Леушканов, основатель первого в городе и стабильно процветающего антикафе «Культурный диван», после которого открылись все остальные «альтернативы», «республики» и «парадоксы»...

Беседы за чаем

фото Леонида Именных


Однако что такое настоящий пермский андерграунд, стало понятно после знакомства с Еленой Синн. К моменту просьбы об интервью я о ней слышал только как о хозяйке домашней картинной галереи. Встретиться с ней – в силу ее природной скромности - было не просто: с первого раза она прийти не согласилась – и мы договорились предварительно увидеться в городке фестиваля «Лето в большом городе» на эспланаде, пришедшего на смену знаменитым «Белым ночам». Лена как раз лепила свое очередное блюдце в керамической мастерской и, вероятно, убедившись в моей благонадежности, согласилась на разговор.

На мой первый вопрос: «Кто Вы, Лена Синн?» - она смутилась и прямо ответила: «Ну вот, Лена Синн». С каждой новой встречей с Леной мы открывали все новые и новые грани ее талантов. В ее уютной гостиной в доме о нескольких этажах на улице Нефтяников и правда разместилась галерея картин, всевозможной керамической утвари и скульптур, сделанных своими руками или друзьями со всей страны. Особенно нам полюбились образы Елены Смуровой из Тольятти, перед которыми ни я, ни моя жена не могли устоять, и теперь они – покупки или подарки - путешествует с нами из города в город. Но это было еще не все: через некоторое время в той же гостиной открылась «Музыкальная шкатулка» с концертами барочной и этнической музыки в исполнении Алексея Мехоношина, Севы Гуляева и... снова Лены Синн. Трио можно послушать и сейчас - обычно в субботу или воскресенье.

В один из музыкальных вечеров Лена рассказала нам о Любимове – деревне, которую восстанавливает на земле предков Павел Колчанов, собирая вокруг себя помощников-единомышленников. В солнечный морозный день мы, форсировав по ледяной переправе Каму и миновав Оханск, оказались в заповедном Любимове – с вековыми елями, родниковыми водами и непугаными зверьми – бобрами, лисами и даже медведями. В местность невозможно было не влюбиться, но после долгих раздумий и еще нескольких визитов в деревню мы не смогли перебороть в себе «городских», как нас называл Алексей, и решили не вторгаться в размеренную и, как будто, нетронутую цивилизацией жизнь общины.

Беседы за чаем

Спустя два года после консервации Tea Talk ненадолго возродился, на сей раз в галерее «Холст». Хотя в новом формате программа просуществовала всего четыре выпуска, это были, наверное, лучшие интервью в располагающем к размышлениям арт-пространстве - на фоне кирпичной кладки, анималистических скульптур и пейзажей с неизменным чайником на переднем плане. Серию вкусных разговоров в «Холсте» открыл создатель галереи Сергей Минаков; за ним последовали Александр Люкшин, заядлый путешественник, открыватель смыслов, основатель клуба вольных путешественников «КЛМН» и еще один обитатель Любимова; Павел Чечеткин, поэт и редактор литературного журнала «Вещь», воссоздавший пермский поэтический фестиваль под пролетарским названием «Компрос» на вакантном месте заезжего, а значит, изначально буржуазного в глазах пермской публики детища «культурной революции» «СловоNova» и, наконец, Ирина Филичкина, модельер, инициатор Международного фестиваля моды «Красное платье», обворожительная женщина, но – главное – добрейшей души человек.

После Ирины, безусловно заслуживающей отдельной главы, Tea Talk уже не мог стать лучше и был окончательно закрыт. Правда, я уверен, что к видеоинтервью еще вернусь в будущем – в новом формате и на новом месте, но это уже будет совсем другая история.

XIII

Царица

Ирина Филичкина появилась в нашем офисе, когда мы судорожно думали, как жить дальше: «Культурная перезагрузка» закончилась и проектов, которые могли бы обеспечить нам существование в новом году, катастрофически не хватало.

Как добрый ангел, Ирина всегда прилетает (ведь прекрасных дел очень много, а помочь хочется каждому – на одних ногах далеко не уйдешь) в нужный момент и искренне радуется, когда получается сделать счастливым еще одного или нескольких человек.

Так было с ансамблем танцев на колясках «Гротеск», который Ирина вывела на подиум своего любимого «ребенка» - Международного фестиваля моды «Красное платье» - и который сорвал аплодисменты публики. Сама Ирина вспоминала, что, попав в Германию в 1998 году, поразилась огромному - по сравнению с Пермью - числу инвалидов на улице. Только потом она поняла, что в России не созданы условия для свободного передвижения людей с ограниченными возможностями, а на самом деле их не меньше. Видимо, сильна историческая память о высланных из Москвы после войны лишившихся рук и ног ветеранов, не вписывавшихся в образ страны-победителя. Да и до сих пор инвалидов у нас называют «людьми с повышенными потребностями», как неуклюже был переведен с английского термин «people with complex needs», и эта лингвистическая несуразица тоже формирует к ним соответствующее отношение: на семинаре в Красноярске участница из Северска рассказала мне, что старушка из подъезда не дала установить пандус для инвалида-колясочника, потому что ее возможности спускаться по лестнице и наслаждаться видом из окна (над подъездом предполагалось установить козырек) ограничивались повышенными потребностями соседа.

Так было и со сбором средств для внезапно заболевшей тяжелым недугом дочери ученицы Ирины. Ирина приютила семью в своей мюнхенской квартире, разослала крик о помощи друзьям и знакомым – и за каких-то несколько недель нужная сумма была на счету и срочная операция успешно состоялась.

Так было и с фестивалем «Красное платье» и есть с собственной школой моды «МИФ», функционирующей в Перми с 1994 года. Даже когда восемь лет назад Ирина переехала к мужу в Мюнхен, она не оставила родной город и регулярно возвращается в Пермь, чтобы передавать свой опыт и знания новым поколениям российских модельеров. Сам конкурс «Красное платье» был задуман как благотворительный проект, на площадке которого молодые дизайнеры не только из регионов, но и из Москвы и Санкт-Петербурга, и из-за границы могли показать свои работы. Для многих из них пермский фестиваль стал трамплином для будущей карьеры.

Сидя в нашем офисе, Ирина закружила меня в танце своей энергии, творчества и вдохновения. Такая искренность и преданность делу настолько не вязались с моим представлением о моде, что я без тени сомнения согласился заняться продвижением фестиваля.

Хотя мода не обязательно относилась к сфере нашей деятельности, нас очень заинтересовала научно-практическая составляющая фестиваля – конференция «Мода как феномен культуры». С участием основателя и продюсера «Дефиле на Неве» Ирины Ашкинадзе, аналитика моды Александра Хилькевича, писателя Линор Горалик, шеф-редактора журнала «Теория моды: одежда, тело, культура» Людмилы Алябьевой, художника Дмитрия Цветкова она стала органичным дополнением к конкурсу на тему «Архитектура» и в 2013 году, в год 400-летия восшествия на престол династии Романовых и 1150-летия зарождения российской государственности, продолжилась форумом «Мода и государство» на десятом фестивале на тему «Царица».

Пермь располагала к празднованию юбилея дома Романовых: в 350 километрах от города, в Ныробе (тогда деревне Ныробке), в «яме»-землянке отбывал наказание за «колдовство» сосланный туда по приказу Бориса Годунова, убоявшегося посягательств на престол, и замученный в неволи Михаил Никитич, дядя будущего царя Михаила Федоровича Романова.

В XVII веке Ныроб был крайним северным поселком этих мест, а теперь является конечным пунктом автобуса из Перми и начинается с зоны в Люнве. Традиция, заложенная Годуновым, прижилась и после: в год 300-летия династии Романовых здесь отбывал ссылку Клим Ворошилов, потом находился Ныроблаг, а теперь раскинулись многочисленные тюрьмы. Над «ямой» стоит железное подобие часовни, установленной в пямять о Михаиле Никитиче его потомками и обнесенная в 1913 году оградой. Часовня была в советское время разобрана; ограда, пусть и со сбитыми украшениями, сохранилась. Так же устояла Никольская церковь 1704 года постройки, в отличие от Богоявленской церкви с гробницей Михаила Никитича, приспособленной сначала под нужды богоборческой власти, а ныне под отделение банка. На улице Клима Ворошилова, во втором этаже деревянного дома, притаился Мемориальный центр М.Н. Романова, музей этнографии и рода Романовых, созданный на голом энтузиазме местных жителей: закрытая дверь не преграда, следует постучать – и вас пустят внутрь.

Беседы за чаем

Так случилось, что юбилейный фестиваль «Красное платье», на который заявилось рекордное число участников и спонсоров и который привлек столько зрителей в просторную залу Музея современного искусства PERMM на Речном вокзале, что Ирина, выйдя на подиум, растерялась и сказала, что даже не представляла, насколько фестиваль важен для Перми, до сегодняшнего дня оказался последним.

Уже защита программы десятого фестиваля в Министерстве культуры проходила чрезвычайно тяжело: комиссия вдруг задала вопрос, насколько целесообразно будет поддерживать коммерческий проект, хотя «Красное платье» никогда таковым не было и Ирина была готова доплачивать из собственного кармана, лишь бы дать шанс молодым дизайнерам. В конце концов, на юбилей выделили в пять раз меньше средств, чем мы просили, но – благодаря бизнесу и безвозмездной помощи - фестиваль прошел даже с большим размахом, чем раньше, заглянув в июне на «Белые ночи». И в 2014, и в 2015 году модельеры со всей страны жаждали приехать в Пермь и показать свои работы, но чиновники денег не нашли.

Ирина переживает, что власти пришелся не ко двору фестиваль, ставший визитной карточкой края, но не таит обиды и по-прежнему регулярно приезжает в Пермь преподавать в школе «МИФ». А дух «Красного платья» охраняет дочь Ирины Алиса, тоже модельер, уже несколько лет вместе с подругами организующая дизайнерские ярмарки Red Market – место встречи стильных и здоровых людей. Обе надеются, что фестиваль еще возродится в Перми. А мне хочется верить, что Пермский край сам сделает достойное подношение своей царице Ирине и предложит вернуть праздник в город.

Беседы за чаем

Беседы за чаемСправка Business Class Беседы за чаемСергей Терешенков, жил и работал в 2011-2014 гг. в Перми, в частности, PR-директором программы «Кудымкар. Культурная перезагрузка» www.permikomi.com. Публиковался в журналах Russia Profile, «Русский репортер», на портале Snob.ru и т.д.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний