cookie:
Газета
  1. Газета
 09 апреля 2012, 13:20   2639

Личный враг

Личный враг
Константин Окунев, экс-депутат Законодательного собрания Пермского края — о том, как быть лидером, но оставаться в тени, об итогах деятельности Олега Чиркунова и о своем участии в выборах губернатора.
Константин Николаевич, в декабре прошлого года вы не смогли участвовать в выборах в Законодательное собрание Пермского края. Оцениваете ли это как свое поражение в политической борьбе?
— Если скажу, что нет, то многим людям, которые меня плохо знают, это покажется бахвальством. Несомненно, неудовлетворение от того, что меня сняли с выборов в пятом избирательном округе, есть. Я не считаю, что был повод для принятия такого решения. Если бы я подкупал избирателей, неправильно тратил деньги избирательного фонда или другим образом нарушал закон, то, наверное, решение о снятии с выборов было бы справедливо, и, возможно, я бы это принял. Я человек ответственный, умею признавать ошибки и свою неправоту. Но в данной ситуации все было сфабриковано, и все вопросы с судейским корпусом, к сожалению, были решены заранее. В Верховном суде тот же судья Пирожков незадолго до этого по аналогичному делу принял прямо противоположное решение, а затем вдруг подтвердил позицию регионального суда и снял меня с выборов. В этом я вижу проработку администрации губернатора Чиркунова, Алиева, Гельмана. Понятно, что за руку никто никого не ловил, это мои домыслы, но я думаю, что не ошибаюсь. Это была маленькая губернаторская месть за мою принципиальную позицию по ключевым вопросам развития Пермского края.
Не хочу сказать, что я всеми правдами и неправдами пытался пролезть в парламент. Не корочки депутата Законодательного собрания для меня главное в жизни, но так или иначе дело «Окунев против «красных человечков» было экзаменом нашему обществу, властным структурам. Готовы ли власть предержащие выслушивать конструктивную критику, альтернативные точки зрения. Губернатор показал, что он не готов. 
Сейчас есть желание вернуться в политику?
— А я никуда и не ушел из политики. Можно не пустить Окунева в парламент, создать ему большие проблемы в бизнесе, что и было сделано во время предвыборной кампании. Но заставить Окунева не говорить то, что он думает, не делать того, что он считает правильным, практически невозможно. Более того, я ведь говорю понятные людям вещи, вскрываю те проблемы, которые есть в обществе. Можно закрыть крышку кипящего чайника и заварить носик оловом, но при этом жидкость из него не исчезнет, она будет бурлить. Чем больше прилагается усилий, чтобы отмахнуться от проблемы, тем большее противодействие возникает. Это уже ощущается в обществе, люди видят, что действующая власть всеми правдами и неправдами пытается замолчать существующее состояние дел. Недоверие к власти растет. Поэтому на встрече с членами «Совета 24 декабря», которая состоялась в феврале текущего года, Чиркунов фактически признался, что внесение и принятие закона о выборах губернатора — это выход для него из создавшейся ситуации, поскольку он потерял нить управления краем. Общество сегодня живет отдельной от власти жизнью. 
Но ведь и «Совет 24 декабря» принял решение о роспуске…
— Конечно, потому что он создавался на период до проведения выборов Президента Российской Федерации, чтобы обеспечить мало-мальски честные выборы. Сейчас мы взяли небольшой тайм-аут, чтобы переформатировать нашу работу. Мы увидели друг друга в деле, в борьбе, и я понял, что в принципе со многими из членов «Совета» мне по пути. Во многом наши точки зрения совпадают, и я понимаю, что, объединившись в разные общественные организации, коалиции, политические клубы, мы сможем реально поменять ситуацию в Перми и 
в Пермском крае. 
Финансируете ли вы деятельность оппозиционного движения, будучи его организатором?
— Нет. Слава богу, мы нашли форму, эта форма совершенно правильная. Мы обратились за поддержкой к обществу. «Совет 24 декабря» обратился через интернет и СМИ к людям и получил на «Яндекс кошелек» достаточное количество средств для проведения различных акций оплаты работы юристов и других расходов. 
Возможно ли, на ваш взгляд, создание второй «Солидарности» в действующем Законодательном собрании?
— Возможно. Хотелось бы, чтобы это было сделано без потери качества. Алексею Бурнашову и Вадиму Чебыкину, которые, я знаю, являются инициаторами подобных разговоров, я бы пожелал качественного состава. А потом, думаю, количество людей, которые увидят активную работу моих единомышленников, увеличится. Я считаю, что многое еще будет зависеть от того, кто будет следующим губернатором. 
Благодаря каким проектам, на ваш взгляд, Олег Чиркунов войдет в историю Пермского края? 
— К сожалению, история в России — это гулящая девка, которая переписывается историками в угоду действующей власти. Говоря о деятельности губернатора, можно отметить как плюсы, так и минусы. Минусов я вижу гораздо больше. В сухом остатке, я думаю, что Чиркунов был нужен Пермскому краю как раздражитель, как доза болезнетворных микробов для выработки иммунитета у общества, чтобы в дальнейшем мы сделали все возможное, чтобы подобные люди не приходили к власти в Пермском крае.
Ни одно «Важное дело» Чиркунова фактически не было доведено до конца. Можно перечислить каждое из них и только напротив одного-двух скорее поставить плюс, чем минус, но при этом получить другие минусы в этих же проектах, связанные с разгулом коррупции. Я говорю про строительство дорог или жилищно-коммунальное хозяйство. На самом деле проект развития ЖКХ на территории Пермского края оказался загубленным. Власть должна отчитываться не количеством денег, привлеченных из федерального бюджета в отрасль, а тем, какие механизмы в обществе были запущены для того, чтобы изменить ситуацию. В ЖКХ этим механизмом может быть массовое создание товариществ собственников жилья. В Пермском крае этого не произошло, потому что у кормушки в виде управляющих компаний появились люди, с которыми легче договариваться, чем с многотысячной массой председателей ТСЖ. 
Что касается строительства дорог, то поводу того, каким образом проходили конкурсы через автономные учреждения, только ленивый не высказывался. Антимонопольные органы до сих пор пытаются снять с работы Елену Громову.
«Пермская картошка» — это смех на палочке. «Мамин выбор» — можно признать хорошим проектом, но на короткий период времени. Когда мы в ЗС обсуждали этот законопроект, то говорили о том, что проект должен быть рассчитан максимум на 5 лет. За это время должно быть построено необходимое количество детских садов, чтобы обеспечить дошкольное образование нашим детям. Но этого сделано не было. 
Или проект «Белкомур». О чем тут говорить? Прошло 8 лет с момента, как проект был заявлен, но он до сих пор так и не попал в список первоочередных, а ведь это серьезная проблема развития северных территорий Пермского края. 
До сих пор нет внятной программы социально-экономического развития Пермского края. Есть концепция, но она не отражает реалий и не говорит о том, как регион должен развиваться, в каком направлении. За то время, что Чиркунов находится у власти, у нас не возникло новых центров прибыли, новых производств. Мы все больше и больше скатываемся к сырьевой экономике. Еще 5 лет назад доля «ЛУКОЙЛа»
и «Уралкалия» в доходной части бюджета по налогу на прибыль составляла 45 %. Сейчас она превышает 70 %. О чем это говорит? О том, что малый и средний бизнес не развиваются. Мы все больше садимся на сырьевую иглу и все меньше хотим что-то создавать в других отраслях экономики. Приведу еще один пример. В 2001 году бюджет Пермского края был на уровне 24–25 млрд рублей. В Свердловской области на тот момент он составлял 21 млрд рублей. В 2010 году исполнение бюджета Свердловской области — более 130 млрд рублей, у нас на уровне 65–70 млрд рублей. Понимаете, какой путь прошла Свердловская область без наличия на ее территории нефтяных и калийных месторождений? И чего за это же время достиг Пермский край? 
С подачи Олега Чиркунова был запущен ряд эпатажных вещей, таких как проект 24/20, или Open Space. В принципе они хороши, если бы их можно было довести до какого-то конечного результата, если бы работа по их администрированию была реальной и продолжалась изо дня в день, но этого не произошло. 
О культурной политике я вообще не хочу говорить. Все меня упрекают в том, что я против современного искусства. Чушь! Я за современное искусство, я вообще за искусство во всех его проявлениях. Но то,что нам сегодня под соусом современного искусства подается Маратом Гельманом, это же не современное искусство — это фейк. Г-н Гельман просто шьет платье голому королю за счет бюджетных средств и рассказывает нам, что тот, кто в этом не понимает — тот в принципе врет. Это не более, чем политтехнология. 
За последнюю неделю было названо несколько потенциальных кандидатов на пост губернатора Пермского края, в том числе Михаил Прохоров, Валерий Сухих, Дмитрий Скриванов. Как оцениваете эти предложения? 
— Не считаю корректным это обсуждать, когда потенциальные кандидаты уже названы, а избирательная кампания еще не стартовала. Когда они будут зарегистрированы избирательной комиссией, тогда можно будет посмотреть на их программу, обсудить их личностные, профессиональные качества, оценить, способны ли они вывести Пермский край из той деградации, в которой он находится. Пока в этом смысла нет.
А вы готовы участвовать в выборах губернатора?
— Я уже неоднократно говорил, давайте дождемся принятия закона, посмотрим, в каком виде он выйдет, пройдет через сито Государственной думы, будет ли подписан будущим президентом Владимиром Путиным, который вступит в должность 7 мая. После этого появится понимание, возможно ли будет оппозиционной местным властям политике преодолеть президентский фильтр. Будет принят закон, тогда и будем говорить о моем участии в выборах.
Более того, кто сказал, что у нас не появится губернатор до принятия нового закона? По моим данным, Чиркунов уже написал заявление об отставке, и оно находится у господина Володина. Т. е. в любой момент мы можем проснуться и узнать из новостей, что заявление удовлетворено, а президент предложит на утверждение Законодательному собранию нового губернатора еще на 5 лет. 
Поделиться:
Все новости компаний