Общество
 01 июля 2017, 12:00   568

«Холодное время» Фреда Варгас: ренессанс классического детектива или слишком «французская» книга

«Холодное время» Фреда Варгас: ренессанс классического детектива или слишком «французская» книга
Автор: Кирилл Перов

Продукт: «Холодное время»

Автор: Фред Варгас


ЗА

Серию про комиссара Адамберга, первая книга которой вышла четверть века назад, критики называют ренессансом классического детектива и полноправным соперником историй о Шерлоке Холмсе и Эркюле Пуаро. Несмотря на то, что Адамберг действует в XXI веке, где уже освоили дактилоскопию, компьютерную слежку и снайперскую стрельбу, романы Варгас остаются кокетливо старомодны: в них герои изъясняются на чарующе витиеватом языке, коварные убийцы непременно оставляют намеки на свою личность на местах преступлений, а злодеяния вершат с улыбкой на жестоком лице. Романтика!

В новой книге Варгас комиссар Адамберг сталкивается с головоломкой схожего пошиба: мужчина и женщина за много километров друг от друга покончили с собой, оставив вместо прощальной записки один и тот же таинственный рисунок. Сначала команда Адамберга нападает на след, который приводит детективов на затерянный исландский остров, где когда-то произошла страшная трагедия (ее свидетелями стали оба упомянутых самоубийцы). В то же время результаты параллельного расследования указывают на то, что к делу причастен руководитель некоей театральной студии, где разыгрывают самые лихие и кровавые сцены Великой французской революции.

Стандартные приметы хрестоматийного детектива у Варгас иллюзорны – в большей степени они запутывают не следователей, а читателей, которые медленно, но верно погружаются в живой динамичный текст, похожий на импровизацию. Повествование мистично и подвижно: злодеи носят маски и парики, комиссар Адамберг подвержен непонятным наваждениям, которые приводят его прямиком к утерянным уликам; ему противостоят не только неназванные антигерои, но также исландская нечисть, погружающая все сущее в туман и мрак.

Вот еще несколько нюансов для полноты картины: подчиненные Адамберга прямо на рабочем месте употребляют вина и коньяки (для более творческого подхода к делу); сам Адамберг работает непременно стоя, а большинство загадок разгадывает на ходу; в его команде есть увлеченный сказочник, женщина-силач и кот, что вечно спит на ксероксе.

О каком ренессансе классического детектива говорилось ранее, спросите вы. Дело здесь, конечно, не только в стилистике и манере главных героев изъясняться друг с другом, а в чистосердечной вере Варгас в силу интеллекта и интеллигентности. Ни одного выстрела (ну, почти) или окрика «руки вверх, полиция!» не прозвучит в этой истории. Дедукция, эрудиция и усидчивость – именно так добро, по версии Варгас, однажды победит зло. Все как в старые добрые времена.


ПРОТИВ

«Холодное время» – это слишком «французская» книга. Это товар натурального потребления, за пределами изначальной географии такие истории читаются слишком диковинно, почти как восточные сказки или исландские саги.

Несмотря на то, что на дворе компьютеризированная современность, главные герои книги ведут себя как действующие лица классического детектива. Разговаривают на языке джентльменов, шутят даже в минуты смертельной опасности, преступников называют в крайнем случае негодяями, обращаются друг к другу на «вы» и почитают свою профессию призванием.

А еще они распивают белое вино вместе с подозреваемыми, ладят с животными, досконально знают историю своей страны и так далее. В общем, это далеко не «Улицы разбитых фонарей», привычные нам отталкивающей фактурой, и уж тем более не «крутой» детектив, где с супостатами разбираются исключительно крепкими кулаками или даже монтировками.

В отличие от какого-нибудь Майка Хаммера комиссар Адамберг, центральный персонаж романа Варгас, кажется, решает взять своих соперников измором. После вступительной серии злодейств примерно на 300 с чем-то страниц в сюжете книги повисает удушливая пауза, бессобытийная брешь: комиссар обсуждает положение дел с садовником и своим сыном, пьет вино, путешествует по французской глубинке, снова пьет вино, ведет долгие дискуссии о роли Робеспьера в отечественной истории и прочее – происходящее сдвинется с мертвой точке лишь благодаря стечению обстоятельств. Читатель наверняка задумается над тем, что необязательно было так долго и тщательно готовить его к появлению на сцене бога из машины.

Разгадка придет к Адамбергу из глубины веков и будет связана с участниками артистической «секты», которые раз в неделю устраивают стилизованные представления на тему Великой французской революции. И если вы не ориентируетесь в исторических фактах, то уже очень скоро заплутаете в фамилиях (Робеспьер, Дантон, Марат) и терминах (Конвент, Верховное Существо, Марсельеза, санкюлоты и так далее) того времени. А значит – упустите нить.

Если кто-то скажет, что Варгас такими приемами возрождает дух интеллектуального (читай, конан-дойловского) детектива, то не слушайте его. Варгас, возможно, и выглядит более или менее прилично в рамках французской ячейки, но на фоне прочих европейских и американских коллег автор банально капитулирует. Оценить подвижнический труд Варгас смогут лишь те, кто не читал ничего, кроме канонических детективов. В условиях нынешнего разнообразия таких, думается, просто не осталось.


12+

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний