Общество
 29 июня 2016, 11:00   3429

Храм, который построил Дягилев

Business Class отправился в село Николаевское, где монахини заведуют музеем знаменитой семьи

Business Class начинает серию «путевых заметок» о поездках по Пермскому краю. В первый раз, по рекомендации известного регионального эксперта в области туризма Елены Шперкиной, мы отправились на границу с Башкирией, в село Николаевское. Здесь сохранился храм, построенный семьей Дягилевых в 1860 году, а также действует монастырь и музей, которым заведуют сами монахини.

Легендарный представитель рода Дягилевых, выдающийся импресарио, организатор «Русских сезонов» и пропагандист русской культуры, Сергей Павлович Дягилев в детстве проводил летние дни в Бикбарде, в доме своего деда Павла Дмитриевича. Вместе они собирались по вечерам на балконе, пили чай и смотрели на закат солнца.

Павел Дмитриевич Дягилев считался щедрым и великодушным человеком, благотворителем. Он устраивал богадельни, больницы-приюты для нищих и калек, более 20 лет состоял в должности казначея Пермского дамского попечительства о бедных. Но больше всего денег вкладывал в строительство церквей.

Один из таких храмов, полностью созданный на средства Павла Дягилева, приютился недалеко от границы Башкирии и Пермского края, в 14 километрах от центра Чернушки. Сегодня он входит в состав Свято-Никольского женского монастыря. Когда-то село Николаевское было самым развитым в уезде, с большим подворьем и винокуренным заводом. А сейчас в нем лишь монастырь и частный дом предпринимателя. Численность населения – 13 человек, в том числе десять женщин (семь монахинь и три послушницы) и трое мужчин. Путешественников сюда заносит редко. Но в этом и прелесть села Николаевское – в уединении, чистоте, умиротворении и нетронутой красоте окружающей природы. Домовая церковь, жилой корпус, хозяйственные помещения и огород находятся чуть выше храма, на опушке, с которой открывается незабываемая панорама долины Таныпа. Сотни лет назад река была быстрой и полноводной. А сегодня она – тихая и смиренная, под стать жительницам села.

Все монахини-насельницы пожилые. Старшим – по 86 лет. Настоятельнице монастыря, матушке Варваре, 65. Женщины практически все делают сами – работают в огороде, выращивают цветы, ухаживают за могилами на соседнем кладбище, дежурят в храме, содержат коров и куриц и понемногу наполняют созданный своим силами около 10 лет назад музей семьи Дягилевых.

Маленькая и шустрая, матушка Варвара незаметно передвигается по монастырю, проверяя, все ли готово к празднику. Завтра Троица, гости приедут. Встретить их нужно достойно и с почтением. Она веселая, разговорчивая, открытая. Не похожа на остальных монахинь, возможно, потому что приняла постриг только два года назад и еще не забыла о прошлой жизни, когда работала бухгалтером в соседнем селе и помогала бедным семьям воспитывать ребятишек. До сих пор зимой матушка катается на лыжах, а с мая по ноябрь каждое утро окунается в купели.

– Долго к нам добирались? Может, накормить вас? – матушка разговаривает нежно и ласково, словно с родными внуками. При этом смотрит куда-то в сторону или в пол, изредка поднимая на нас глаза. Лицо ее, изжелта загоревшее под уральским солнцем, исполосовано глубокими морщинами. Руки большие, грубые и в царапинах – она много работает в огороде.Матушка Варвара (раньше её звали Нина Лыкова) родилась в Чернушинском районе в семье, где помимо нее было еще 13 детей. Закончив школу, дабы облегчить жизнь родителям, уехала в Свердловскую область, в поселок Нижние Серги, и поступила в профессиональное техническое училище на токаря. Устроилась на работу и точила инструменты.

– Потом подумала – не буду же я всю жизнь замарашкой на заводе работать, – матушка, произнеся это, смущенно улыбается. Кажется, ей неловко вспоминать ту, другую жизнь, от которой она ушла в монастырь. – Поступила в Пермский сельскохозяйственный институт на экономический факультет, закончила успешно и в 1977 году была распределена в Осинский район, колхоз «Путь Ленина», где работала главным бухгалтером.

Опыт работы главбухом матушке пригождается до сих пор. Ей, как настоятельнице, приходится вести некоторые дела монастыря. Она очень быстро считает, идеально запоминает все даты, номера телефонов.

– Вышла замуж. Своих детей у меня не было. Ну ладно, так богу угодно. Муж умер от инсульта. Когда я ушла на пенсию, осталась одна. Очень любила ребятишек, за некоторыми в селе присматривала, учила их. Один молодой человек, к воспитанию которого я имела отношение, сейчас работает в Чернушке в отделе внутренних дел, заместителем начальника.

Родители приучали ее братьев и сестер к вере. Часто мама запрягала лошадку и везла детей в старинную церковь в соседнее село. Сама Нина Лыкова много читала о монашестве. Несколько лет назад, на одной из вечерних служб, познакомилась с отцом Сергием, который предложил ей поработать в церковной лавке в Куеде и пожить в келье.

– Два года я там трудилась. Занималась с детьми в воскресной школе, готовила еду в лагере. Ухаживала за территорией, поливала голубые ели, рябины, туи, травку сеяла, мелкорастущий клевер, – заметно, что матушке приятно вспоминать эти годы подготовки к монашеству. – Я одинокая, поэтому решила посвятить оставшуюся жизнь служению Богу, спасать свою душу, трудиться, пока есть возможности и силы. Свято-Никольский монастырь выбрала, потому что здесь родная земля, прижиться легче. Меньше волнения душевного, нет ностальгии по родине.

Первым делом матушка ведет нас в музей, который поделен на две части: одна посвящена храму, другая – знаменитой фамилии. Экспонатов немного – старинные иконы середины XIX века, облачение священников, картины, герб Дягилевых, фотографии, рукописи, свидетельства о крещении начала XX века. Показывая их, матушка так увлеченно, с придыханием рассказывает об истории села, монастыря, жизни здесь Павла Дмитриевича, словно видела все собственными глазами.

– В 1937-39 годах было гонение на православие, на наш храм напали. Противники православной веры собрали старинные иконы, увезли их в Чернушку и на площади начали сжигать. Верующие возмутились и спасли все, что смогли. Теперь иконы висят частично в этом музее, частично – в храме.

Храм в честь святителя Николая Чудотворца был заложен 8 июня 1854 года и строился шесть лет. Считается, что в архитектурном плане это уменьшенная копия храма Вознесения Христова в Москве. Иконостас заказывали в Петербурге, подбирал иконы сам Дягилев. Специально для храма отлили десять колоколов; самый главный, благовестный, весил больше трех тонн. Пол выложили из натурального камня, а в алтаре настелили дубовый паркет.

– Но в 1937 году храм закрыли, разграбили, он стал медленно разрушаться. До распада Советского Союза на месте монастыря выращивали скакунов, а домовую церковь использовали как общежитие. В 1995 году началась реставрация храма. В праздник Рождества Христова 2004 года совершили первое богослужение, после почти 70 лет запустения.

Матушка показывает на единственные в экспозиции цветные фотографии. На них потомки Дягилева, которые периодически приезжают в Бикбарду и Николаевское. Последний раз были два года назад. Жили в монастыре, гуляли в поле, общались с местными.

Музей расположен на первом этаже жилого корпуса, по соседству с ним – мастерская, где приглашенные швеи изготавливают траурно-черное облачение для монахинь, фартуки и косынки. Для работы им предоставляются две машинки – механическая и ручная, а также оверлок, ткани и фурнитура.

– Я бы и сама могла, курсы кройки и шитья ведь заканчивала. Но времени не хватает, – сетует настоятельница.

В монастыре есть небольшая библиотека с несколькими стеллажами с духовной литературой. Художественную насельницам обители читать нельзя. В основном изучают житие святых. На каждый месяц есть своя книга.

– Закончился январь, а мы не успели прочитать житие января – переходим на житие февраля, оставляя в предыдущей книге закладку. Потом, в следующем году, продолжаем читать январское житие с того места, где остановились.

Еще одна достопримечательность села Николаевское – старинное церковное кладбище, которое располагается вплотную к мирскому. Матушка Варвара ведет нас к нему через заросшую липовую аллею, куда из-за густых крон вековых деревьев практически не проникает свет. Лет 70 назад, рассказывает настоятельница, когда за парком было кому ухаживать, здесь собирались местные жители и торговали дарами природы.

Матушка показывает на яму, огороженную забором. На этом месте раньше была деревянная церковь Казанской Божией матери.

– Мы специально огородили, потому что хотим часовню поставить. Рядом есть очень старые погребения священнослужителей, живших в конце XIX века. Плиты сделаны из природного камня и требуют реставрации: года два назад здесь орудовали вандалы. Мы памятники немного почистили и вернули на свои места. Сделали новый поклонный крест, потому что старый уже загнил.

Земля на могилах священнослужителей заметно просела. Каменные плиты почернели и потрескались, но высеченные на них имена, узоры и даты еще можно разглядеть.

Нельзя сказать, что монахини живут стесненно, что им чего-то не хватает. У каждой – своя келья, есть теплые туалеты на втором этаже корпуса, душевые, стиральные машинки, хорошо оборудованная кухня, столовая, комната для свиданий, кладовые. Во дворе водонапорная башня, склад для хранения дров, хлев, курятник, большой огород и даже бани – женская и мужская. Мужская построена для двух трудников Ивана и Алексея, которые помогают делать физически сложную работу. Матушка Варвара беспокоится за мужчин, периодически проверяет, всего ли им достаточно, есть ли у них одежда, сыты ли.

– Встаем мы рано, около 5 утра, уже без будильника – организм привык. В 7 часов у нас утреннее чтение. В 9 часов идем завтракать, после этого определяемся на послушание. В час у нас обед, до трех отдыхаем. Полчетвертого идем на чай, а после этого опять на послушание. В шесть вечера кушаем и отправляемся в домовую церковь, читаем вечернее богослужение, – игуменья задумывается, переживая, все ли правильно перечислила. – В монастыре все делаем сами – следим за садом и огородом, готовим варенье, желе, соки и квас. Но бабушки в 86 лет трудиться уже не могут. Сидят в церкви и читают псалтырь.

Матушка Варвара говорит, что монахини с радостью примут тех, кто хочет пожить в монастыре. Ведь насельниц мало, большинству из них уже противопоказаны физические нагрузки. Поэтому помощники нужны. Условия простые – нужно рано просыпаться и выполнять разные послушания (обязательное исполнение каждым, кто проживает в монастыре, какой-либо работы – «bc») – полоть грядки, стирать, готовить, косить траву. Гостям здесь предоставляют жилье, питание. В трапезной даже телевизор можно смотреть. Показывает он, правда, только канал «Союз».

– Раньше к нам приезжали много людей. Сейчас – значительно меньше, потому что в городе построили церковь Спиридона Тримифунтского, и люди ходят туда. Желающих совершить постриг тоже немного – лишь одна женщина сейчас живет у нас, вскоре должна принять окончательное решение, – матушка грустно отводит глаза. – Все монашечки – пожилые. Если умрут, кто здесь останется, кто будет за монастырем следить? Одна я не справлюсь.

В храм попадаем уже под вечер. Матушка достает связку ключей, снимает замок и массивную черную цепь и открывает двери. На пару секунд нас обдает холодным воздухом. Чувствуется запах штукатурки – ремонт внутри еще идет. Под ногами серый песок. В ближайшее время в храме должны положить новый пол с подогревом (прихожане зимой жалуются, что сильно мерзнут во время службы и заболевают). Из старого натурального камня, сохранившегося с конца XIX века, хотят сделать дорожку к купели.Фото сделано во время службы в храме. Сейчас внутри идет ремонт: меняют пол, штукатурят стены.


Настоятельница ведет нас на колокольню, на высоту 54 метра. Она проворно взбирается по крутой винтовой лестнице, снимает защелку с деревянной дверцы и становится на место звонаря, берет в руки веревки и дергает одну, другую, несколько сразу... И по долине разливается чистый, радостный, священный колокольный звон. С высоты видно все село, вернее то, что от него осталось. Немного поодаль, на другом берегу реки - глухой лес.

Самый большой колокол весит около трех тонн.


После экскурсии в храм матушка приглашает отведать свежее молоко и смородиновый джем. Провожая, желает счастливой дороги. Для нас этот день – особенный, который запомнится на всю жизнь. Для монахинь - такой же, как и все остальные, проведённый в молитвах и послушаниях. Уезжаем мы из монастыря поздно вечером, когда солнце уже склоняется к горизонту. Послушница заводит корову через калитку, а настоятельница уходит в дом, готовится к Троице.

РЕКОМЕНДАЦИИ:

– Ехать в Николаевское от Перми около 3,5 час. Заправьте автомобиль так, чтобы хватило минимум на дорогу в одну сторону. Ближайшие заправки только возле Чернушки.

- Если у вас нет собственного автомобиля, обратитесь в турфирму, например, в Valida. Елена Шперкина разрабатывала туристический маршрут, включающий поездку в Николаевский монастырь.

– На трассе мало кафе и магазинов. Лучше взять еду с собой.

– Девушкам – не забудьте юбки и платки.

– Будьте готовы к нападению комаров и паутов.

– Если хотите попасть в музей, предварительно созвонитесь с настоятельницей по номеру (34261) 32187, предупредите.

– Прямых указателей на село Николаевское на трассе нет (свернуть нужно с трассы на грунтовую дорогу по указателю на Етыш, потом появится указатель на Николаевск), на запрос в интернете выдается только пара ссылок. Местные жители не все знают о существовании монастыря. Поэтому запаситесь автомобильной картой.

– Если соберетесь в монастырь, захватите ненужную мужскую одежду – монахини отдадут ее трудникам. Или ткани – из нее они сошьют платки и фартуки. Можете привезти не портящиеся продукты.

В этой маленькой комнате монахини встречаются с родственниками. В их кельи никому заходить нельзя.

В этом корпусе на втором этаже живут монахини, там же музей Дягилевых. На первом этаже - хозяйственные помещения, библиотека и мастерская.

Домовая церковь построена в одно время с храмом. Когда-то в ней располагался детский лагерь.

В основном службы проходят в домовой церкви, пока в храме идет ремонт.

Служба в домовой церкви.Матушки и послушницы смотрят канал «Союз».

Фото: Алексей МЕРКУЛОВ, chernblag.ru

Поделиться:
Главные новости