Культура
 25 июня 2016, 15:00   1429

Прогулки по граблям

Прогулки по граблям
Сергей Терешенков - о проекте «Дедморозим», культурной революции в Пожве и наследии Субботина-Пермяка

Сергей Терешенков - петербуржец, приехавший в Пермь в период «культурной революции». Перед тем, как решиться на переезд, Сергей жил и работал в Европе, однако, когда ему предложили проект в Прикамье, почти без раздумий согласился. Очерк «Пермская обитель» посвящен трехлетнему пребыванию Сергея в Пермском крае.


Предыдущие части очерка:

Пермская обитель. История петербуржца Сергея Терешенкова, променявшего Европу на Пермь

Пермская обитель. Продолжение истории петербуржца Сергея Терешенкова, променявшего Европу на Пермь

Пермская обитель - 3

Укол Пастернака. Пермская обитель - 4

Страсти по Курентзису. Пермская обитель - 5

Беседы за чаем

Сергей Терешенков - о романтике «Пилорамы», мифотворчестве в «Перми-36» и извилистой дороге мечты

Сергей Терешенков - о Перми Великой, реке теснин, культуре и истории коми-пермяков

Сергей Терешенков – о курсах коми-пермяцкого языка, «гайдаровском следе» и связях Перми с Дуйсбургом

Пермь как кулинарная столица

XXIII Прогулки по граблям

«У сильного всегда бессильный виноват...» Знаменитая басня Крылова «Волк и ягненок» написана более двухсот лет назад, но с тех пор, похоже, ничего не изменилось, во всяком случае, в учреждениях закрытого типа. Но самое страшное заключается в том, что свою позицию сильного взрослые нередко используют по отношению к детям, а те, в свою очередь, вымещают свою агрессию на младших, которые так же беззашитны и бесправны, как и они сами.

Прогремевший на всю страну скандал с издевательствами над подопечными дома-интерната для умственно отсталых в Махачкале с парадоксальным названием «Забота» вызвал бурю негодования с комплексными проверками сиротских домов в Дагестане, которые вряд ли закончатся кардинальной перестройкой. По крайней мере, одной из последних историй - групповых изнасилований в детском доме в селе Пешнигорт близ Кудымкара – критикам Павла Микова, уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае, в свое время обучавшегося, кстати, в Суксунском санаторном детском доме, хватило только на то, чтобы требовать его отставки за высказывания против принятия «закона Димы Яковлева». Между тем, насилие в детских учреждениях и со стороны родственников, увы, давно не новость: в том же Кудымкаре, во время нанесения на пятиэтажку лика Кудым-Оша, у одного общительного художника, Сергея со звучной фамилией Путин, волосы на голове вставали дыбом от рассказов местных жителей о неоднократных случаях инцестов в их семьях.

Общество одномоментно реагирует на внешний раздражитель – очередную «жареную» новость – и тут же равнодушно забывает о ней... до следующего происшествия. Некоторые для успокоения совести приезжают в детский дом с новогодним подарком, полезность которого обычно считается прямо пропорциональной потраченной сумме, и, выдохнув, садятся к праздничному столу, пока «счастливый» обладатель подарка обменивает его на сигареты или наркотики: о вредных привычках в учреждениях закрытого типа тоже все знают и предпочитают молчать.

Лишь немногие идут в своем служении дальше и стараются – шаг за шагом – изменить порочную систему. В Пермском крае так, например, действуют затея «Дедморозим», начинавшаяся с исполнения «Дедом Морозом» и «Снегурочкой» желаний детей из приютов и больниц и распространившаяся теперь на адресную помощь маленьким пациентам, нуждающимся в дорогостоящей операции, донорство и заботу во время лечения о детях, оставшихся без попечения родителей, и арт-студия «Фиолетовое лето».

Со Славой и Ларой Даль из «Фиолетового лета», недавно отметившего десятилетие со дня основания, я познакомился в 2013 году, уже в период своих скитаний между Петербургом и Пермью. С проектом «Добрая забота» они на протяжении нескольких лет чуть ли не каждые вторые выходные навещали своих долгосрочных партнеров - детские дома и социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, или СРЦН, в Березниках, Горнозаводске, Добрянке, Кунгуре, Оханске, Перми и Соликамске - с концертами и мастер-классами. В то время обоих как раз коснулось вполне понятное, но беспощадное даже к проверенным коллективам ужесточение законодательства по допуску в закрытые учреждения: они пообещали взять меня с собой в одну из поездок, а я предложил представить их Павлу Микову, который всегда с удовольствием участвовал в наших проектах и, в свою очередь, приглашал нас на интересные дискуссии, в частности, по межэтническому взаимодействию в нечуждом ему Суксунском районе.

Прогулки по граблям

И вот в солнечную апрельскую субботу мы с Ларой и Славой отправились в СРЦН в Лысьву. Это был не первый мой опыт общения с сиротами и ребятами из неблагополучных семей: работая в Польше, я курировал проект по профориентации воспитанников центра для глухих и слабослышащих детей. И, тем не менее, меня трясло от страха. Права на ошибку не оставалось: ведь дети, тем более неединожды обманутые взрослыми, обязательно почувствуют любую фальшь в голосе или движении. Кроме того, заинтересовать нужно было всех воспитанников одновременно – от мала до велика, то есть в возрасте от семи до пятнадцати лет.

Мы собирались основательно: в багажник загружались гитара, синтезатор и колонки, костюмы и реквизит, наборы для мастер-классов и еще множество вещей, часть которых даже пришлось взять в салон машины. На месте мы это все снова распаковали и, пока Лара показывала, как делать розы из подручных материалов, Слава и парень из старших, которого он попросил помочь, настраивали технику. После моего блока - упражнений на развитие творческого мышления - Слава и Лара устроили настоящий концерт, который, однако, был не просто развлечением, но и ненавязчивым поучением. Они играли и пели о «детях дыма» и вреде курения, казавшейся ненавистной, а потом ставшей такой родной школе и прекрасном «фиолетовом лете» - как будто недостижимой, но на самом деле близкой и осуществимой мечте, если только не боишься «гулять по граблям».

Носить сценическую аппаратуру обратно в багажник нам помогали всем центром. В светлых сумерках я уже собирался сесть в машину, когда меня остановили две воспитанницы и крепко обняли. Так я почувствовал на себе, какую важную миссию выполняют поездки Славы и Лары: в этом несправедливом и жестоком к «бессильным» мире они не только дарят детдомовцам надежду на другую жизнь, но и через свое творчество показывают, как не оступиться на пути в «фиолетовое лето».

На следующей неделе мы встретились с Павлом Миковым. Слава и Лара попросили его только об одном – возможности и дальше ездить в учреждения, с которыми они уже сотрудничали, но потеряли связь из-за смены руководства. Уполномоченный незамедлительно выполнил их просьбу - и уже в конце апреля арт-студия побывала в печально известном Пешнигортском детском доме. А меня до сих пор продолжает мучать один вопрос: неужели для того, чтобы общество стало гуманнее, всегда необходим звонок «сверху»?

XXIV Пожевляне бывшими не бывают

«Культурной перезагрузки» нам показалось мало - и параллельно с насыщенной программой в Кудымкаре Зоя и Света принялись писать программу мероприятий на следующий год для поселка Пожва Юсьвинского района. Как раз в этот момент на работу заместителем главы районной администрации из министерства по делам Коми-Пермяцкого округа перешла Елена Поспелова, давняя наша знакомая и помощница еще по социально-экономическому форуму в 2009 году, которая поставила себе амбициозную задачу сделать Пожву следующим центром культуры Пермского края.

В конце концов, усилия по подготовке программы завершились ничем: по до сих пор не понятной мне причине доведение ее до ума поручили другим людям, отчего она, наоборот, стала совсем не примечательной и ожидаемо проиграла в конкурсе заявке поселка Уральский. Однако мы по-прежнему благодарны Елене Павловне за поездку в уникальный поселок, который я как-то назвал в пресс-релизе «жемчужиной на окраине округа».

В Пожве, встретившей нас разливом Камы с торчащей ближе к берегу местной «Пизанской башней» – чудом сохранившейся благодаря просьбам жителей трубой затопленного в 1954 году (аккурат к 200-летнему юбилею) при строительстве водохранилища чугуноплавильного и железоделательного завода, и правда было на что посмотреть.

Именно 1754 год, когда славные купцы и промышленники Строгановы начали возведение завода, считается датой основания Пожвы, хотя первое упоминание о реке с таким названием, трактуемого в переводе с коми-пермяцкого как «вода в решете» или «мутная вода», относится к 1629 году и доподлинно известно, что поселение образовалось из двух деревень – Усть-Пожвы и Верх-Пожвы, сохранившихся в письменных источниках начала XVIII века. Спустя сорок лет, когда Пожвой уже владел род Всеволожских, здесь также возник вспомогательный Елизавето-Пожевский железоделательный завод.

До революции заводы были основой развития поселка: при Всеволоде Андреевиче Всеволожском, памятник которому, кстати, поставлен в городе Всеволожске около Санкт-Петербурга, в свою очередь заложенном его внуком Павлом Александровичем, в Пожве был спущен на воду один из первых российских пароходов, а в 1839 году, при Александре Всеволодовиче, кстати, переехавшим сюда спустя десять лет, был изготовлен первый в России щирококолейный паровоз «Пермяк».

В 1899 году Пожевские заводы у наследников Александра Всеволодовича выкупил князь Львов, вдохнувший новую жизнь в производство на Каме и живший в особняке Всеволожских. В июне 2011 года мы еще увидели наполовину отреставрированный после пожара 1934-го дом заводовладельцев, где с 1970-х годов располагался санаторий-профилакторий, а затем Центр восстановительного лечения Кудымкарской окружной больницы, но ровно через два года пустующий особняк снова сгорел: говорят, за памятником не уследил кочегар.

Так на наших глазах исчезает история: в начале XIX века именно в доме Всеволожских ставились не уступавшие столичным театральные постановки крепостного театра, музыкальной частью которого согласился руководить имевший успех у петербургской публики композитор и скрипач Людвиг Вольфганг Мауэр, а в 1815-1817 годах здесь гостил инженер-изобретатель Петр Соболевский, благодаря которому в цехах завода зажглись первые в России газовые фонари, или термолампы, как называл их сам мастер. Теперь в бывшей заводской доменной печи находится дом культуры, а по соседству - местный музей, где собраны экспонаты, относящиеся к истории поселения и заводов, и различные интересные артефакты вроде «клыка оборотня» - зуба то ли человека, то ли животного, найденного хранителем коллекции Алексеем Панфиловым на одном из могильников на реке Иньве.

Впрочем, Пожва по-прежнему остается современным поселком. Все наши попытки достучаться до жителей Кудымкара через социальные сети, за исключением молодежи, оказались тщетными, так что нам пришлось выпускать бумажный информационный бюллетень «Культурный перезагрузчик» и распространять его по почтовым ящикам и в местах массового скопления людей. В Пожве, где в каждой второй избе стоит компьютер с выходом в интернет, нам было намного проще. Жители поселка не обрывают прежние связи вне зависимости от того, куда забросит их судьба – в Пермь, Москву или Канаду: ведь, как они любят повторять, «пожевляне бывшими не бывают».

Прогулки по граблям

XXV «Кудымкор – локомотив будущего»

Кудымкар в очередной раз приобрел всероссийскую известность незадолго до старта «Культурной перезагрузки». В 2009 году супруги Андрей и Надежда Агишевы и их фонд «Новая коллекция» напомнили всем нам о Петре Ивановиче Субботине, художнике-авангардисте, уроженце Кудымкара, взявшем себе патриотическую приставку к фамилии «Пермяк». Готовя выставку о его творчестве и просветительской деятельности с богатым коми-пермяцким материалом, куратор Екатерина Деготь назвала ее «Кудымкор – локомотив будущего», то есть одним из многочисленных лозунгов Субботина-Пермяка: именно таким образом были оформлены в экспозиции его высказывания и цитаты из произведений, такое уж стояло время – время послереволюционного подъема.

Выставка с успехом прошла в Пермской художественной галерее и на «Винзаводе» в Москве и, наконец, вернулась на родину и место силы Субботина-Пермяка – в столицу Коми-Пермяцкого округа, в местный краеведческий музей, который был им основан в 1921 году и теперь носит его имя; сам художник – в виде памятника, открытого уже после проекта, – встречает посетителей музея.

Встречал он и меня, когда я в первый же день своего пребывания в Кудымкаре отправился знакомиться с коллекцией музея, находившейся тогда уже в современном особняке: для переезда музея из Свято-Никольской церкви, архитектором которой, кстати, считают автора Казанского собора в Петербурге Воронихина, некогда, подобно отцу Субботина-Пермяка, крепостного Строгановых, администрация округа выделила здание собственной гостиницы. В этом жесте проявились вся важность и уважение коми-пермяков к предкам и славным страницам своей истории: чем не пример другим российским регионам, где учреждения культуры часто, наоборот, выселяют и приспосабливают их помещения под государственные нужды.

Прогулки по граблям

Благодаря Елене Дуниной, директору музея и чрезвычайно доброму и отзывчивому человеку, и преданным своему делу сотрудникам нам и гостям «Культурной перезагрузки» не раз проводили эксклюзивные экскурсии с рассказами о традиционном костюме, быте и верованиях коми-пермяков, пермской деревянной скульптуре, коми-пермяцкой азбуке. Но при всем богатстве экспозиции я неизменно заворожено останавливался перед «радостным, красочным и ярким» полотном на третьем этаже – картиной Субботина-Пермяка «Отдых над рекой», где вместе с ним за самоваром, в буйстве красного, изображены его жена Евстолия Ивановна и дети.

В год написания картины – 1916-й – царскую Россию раздирали противоречия, империя несла тяжелые потери в Первой мировой войне, от которой во Всеволодо-Вильву бежал Пастернак, и жила предчувствием революции. И именно это желание перемен, которые, в том числе, с нетерпением ждали в московских художественных кругах, где в то время вращался Субботин-Пермяк, преподаватель Строгановского художественно-промышленного училища, окончивший его сам с золотой медалью и – к счастью или к несчастью – не поехавший из-за начала войны на стажировку в Германию, вдохновляло его на создание таких противоречащих действительности и в стране, и в собственной семье, которая не могла себе позволить безмятежного чаепития на природе, полотен. Спустя два года, уже после революции и в разгар гражданской войны, Субботин-Пермяк рисует еще одно пышноцветное застолье, теперь висящее по соседству с первой картиной, - «Вниз по реке», сопровождает его подписью: «На лодке в светлое будущее, в новую жизнь – яркую, сдобную, сытую...» - и тем самым утверждает, что, даже если настоящее серо и буднично, стоит работать ради безоблачного грядущего.

Художник трудился не покладая рук – как живописец и педагог в столице, где его последним заказом, для выполнения которого его выбрал другой пермский «энтузиаст» Василий Каменский, стало оформление Москвы к первой годовщине образования Красной армии, а потом, с отступлением армии Колчака, в Перми и родном Кудымкаре, который он провозгласил «локомотивом будущего», но с опорой на коми-пермяцкие традиции, знакомые ему по детским воспоминаниям и песням матери. Основание музея, для которого Петр Иванович с женой лично собирал экспонаты по коми-пермяцким весям, – лишь один из результатов его деятельности наряду с уличными вернисажами; созданием народного театра, где он лично расписал занавес, и производственных мастерских, которыми руководила Евстолия Ивановна и аналоги которых открылись также в Перми, в бывшем здании банка и нынешнем Управлении ФСБ на Петропавловской улице, и Кунгуре; чтением лекций по семидесяти четырем темам...

Революционная жизнь Субботина-Пермяка оборвалась незадолго до конца революции как таковой и рождения трагедии. Он умер от туберкулеза в январе 1923 года и не увидел ни образования Коми-Пермяцкого национального округа в 1925-м и подъема самосознания и культуры коми-пермяков, ни голода на рубеже 1920-1930-х годов и последовавших за ним репрессий в отнощении коми-пермяцкой интеллигенции. «Светлое будущее» не случилось, и, возможно, даже к лучшему, что художник так и остался в нашей памяти творцом с красочным мировосприятием, который всегда верил в человека и народ, для которого он и «работал в искусстве».

Еще во время «Культурной перезагрузки» у нас возникла идея рассказать о Субботине-Пермяке не только в России, но до сих пор мы так всерьез и не предложили организаторам выставки «Кудымкор – локомотив будущего» показать ее в Финляндии. И все-таки мы тоже кое-что сделали для популяризации творчества великого сына Кудымкара. Таня Шкляева выполнила подсъемку экспонатов музея, в том числе картин Субботина-Пермяка, которые теперь можно посмотреть на обновленном сайте. А в 2012 году мы привезли в Кудымкар выставку финской литографии «Диалоги с камнем», полученную из посольства в Москве. Эстампы расположились в помещении, примыкающем к залу с картинами «Отдых над рекой» и «Вниз по реке», так что диалог Субботина-Пермяка с финскими мастерами уже состоялся, пусть пока только на коми-пермяцкой земле.

Прогулки по граблямСправка:Прогулки по граблямСергей Терешенков, жил и работал в 2011-2014 гг. в Перми, в частности, PR-директором программы «Кудымкар. Культурная перезагрузка» www.permikomi.com. Публиковался в журналах Russia Profile, «Русский репортер», на портале Snob.ru и т.д.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний