Экономика
 17 августа 2015, 12:20   2356

Мед, грибы, цыплята, козы

Мед, грибы, цыплята, козы
Раиль Хисматуллин, генеральный директор группы компаний «Тенториум» - о расширении производства, правильном меде и сложностях выхода в ритейл.

Раиль Габдулхакович, компания «Тенториум» объявила о расширении производства – открытии перепелиной фермы и заготовительного пункта чая и пресервов. Какие планы по развитию этих направлений бизнеса?

– Новые направления – перепелиную ферму, пункт заготовки чая и пресервов – мы задумывали давно, а запустили только в этом году. Наконец завершен подготовительный этап, связанный с получением земли, прокладкой к участку электричества, водопровода и газопровода, строительства дома для персонала, ангара для работы. Приобрели китайское оборудование для получения яичного порошка и трактор – все в пределах 1,5 млн рублей. Сейчас идет строительство цеха для переработки грибов и трав. В 2015 году мы закупаем и обрабатываем первый урожай. В этом году планируем выпустить порядка 10 тысяч упаковок чая, для этого необходимо заготовить 350 кг сырого кипрея.

На ферме в данный момент около 1500 голов племенной перепелки. Сейчас строим инкубаторы для выращивания цыплят. Мы планируем дальше вкладывать средства в развитие перепелиной фермы и расширять ее. Планы масштабные: сделать ферму на 15 тысяч перепелок. Но пока это небольшое производство. Следующий год, думаю, будет рабочим.

Какие продукты вы хотите производить и где реализовать?

– Мы будем делать и пищевой продукт (яйцо, мясо), и сырье для нашего завода «Tentorium-Ruland». Например, для производства шампуня можно использовать перепелиные яйца, а также делать витаминные продукты с кальцием из скорлупы. В пищевых и косметических продуктах сейчас много добавок неприродного происхождения, а это подходит не всем людям. Сейчас многих беспокоят аллергия, глютеновая и гистаминовая зависимость. Безглютеновая диета – не просто мода, для многих людей это необходимость. Кроме того, перепелиное яйцо – гипоаллергенный компонент. Сейчас мы установили сушильные шкафы и получили первые пресервы (сухие грибы) и первые чаи. Будем производить два вида чая: черный из кипрея и зеленый из травяного сбора со смородиной, вишней.

Как будет организован процесс заготовки? Вы будете у людей покупать сырье или создадите штат сотрудников, которые займутся сбором?

– Мы организуем сбор трав, грибов и ягод у жителей Оханского района. Народ в глубинке не привык получать деньги за лекарственно-техническое сырье, и пока люди удивляются, узнав, что так можно. Мы печатали объявление в «Оханской газете», но и «сарафанное радио» сыграло роль. У людей появится возможность таким образом поправить свой бюджет. Мы работаем именно в Оханском районе из-за хорошей экологии. А костяк штата на новом производстве составляет пока 7 человек.

Планируются еще какие-то новые направления деятельности?

– Да, мы хотим сделать сырзавод, производить козий сыр, он также гипоаллергенный и диетический, его предпочитают люди, которые следят за здоровьем. Поедем в Италию учиться в ноябре. Сейчас у нас уже есть 10 коз.

Компания позиционирует себя как производитель продуктов здорового питания. Насколько эта, по сути западная, тенденция приживается в России?

– Мы являемся членами ассоциации прямых продаж (Ассоциация прямых продаж в России создана в 1996году, в ней объединены ведущие фирмы по производству и продаже товаров и услуг непосредственно потребителю – прим. «bc») и придерживаемся принципов wellness. Это две взаимосвязанные тенденции. Принципы ассоциации в том, чтобы продавать продукты потребителю без привлечения сторонний посредников, а также соблюдать этические стандарты ведения бизнеса. Члены ассоциации соблюдают принцип wellness – производство продуктов для здорового образа жизни. И среди коллег по цеху именно продуктовой частью занимаемся мы.

Поэтому продукты компании можно купить только в специализированных магазинах?

– Да. Кроме того, для того чтобы идти в ритейл, нужны большие вложения в рекламу. Когда мы начинали развитие 27 лет назад, не было финансовых условий для продвижения бренда, для рекламы. Банки тогда не работали, кредиты брать было негде.

Но ведь сейчас есть бренд «Тенториум».

– Возможно, мы выйдем на рынок перепродаж, но это отдельная большая тема. Пока продукция реализуется проверенным путем через филиалы в Москве, Петербурге, Краснодаре, которые работают с частными предпринимателями, открывающими наши сервисные центры. Для ритейла нужны значительно большие объемы производства, чем есть сейчас в компании. Если расширим производство, то выйдем в эту область рынка с нашей фирменной продукцией на основе меда. А вот продукты с перепелиной фермы точно появятся в обычных магазинах уже к концу года.

Компания ведет работу по поставке продуктов пчеловодства в другие страны?

– Мы уже 10 лет поставляем продукцию в Европу. У «Тенториума» есть представительство в Дрездене в Германии, и Гуменне – в Словакии. Недавно сертифицировали один продукт для реализации в США. С Китаем завязываем отношения. Наши магазины действуют на Украине, в Монголии, Казахстане, Киргизии, других бывших республиках СССР

Страдает ли бизнес из-за конфликта России и Европы?

– Есть ощущение, что к российскому производителю относятся с опаской. Но мы позиционируем компанию как международную, кроме того, у продукции есть свой покупатель. На Украине был практически бойкот российских товаров, но «Тенториум» сохранил свои позиции.

Расскажите, как сейчас работает государственная программа по агрофраншизе в вашем бизнесе?

– В 2008 по моей инициативе Министерством сельского хозяйства в России в ряде регионов запущен проект «Агрофраншиза» в пчеловодстве. Люди, стоявшие на бирже труда, могли получить субсидии на покупку 8 пчелосемей. Мы организовывали стажировки для пчеловодов. В Пермском крае были организованы около 100 небольших пасек в рамках программы. Поднимался малый бизнес. Потом мы перестали контролировать тему, потому что продукции стало достаточно. Кроме того, центры занятости стали отказываться давать нам сведения, потому что, видимо, много было обращающихся. В свое время в краевом министерстве работал человек, отвечавший за пчеловодство, сейчас должность устранили, приписав отрасль пчеловодства к ведомству мелкого рогатого скота.

Сейчас рынок перенасыщен медом, в том числе импортным. Почему его стоимость меньше?

– Дело в том, что большую часть рынка занимает фальсифицированный мед, его производят на основе сахарного сиропа. К такому производству причастны целые страны. В Перми работает центр исследования и сертификации, который проверяет мед. Через эту лабораторию и с помощью пермского управления Роспотребнадзора мы оцениваем свою продукцию, а также устраиваем проверки. Например, смотрим продукт, который продается на ярмарках. Есть много хитростей: можно выдать мед за гречишный или липовый, добавив нужные красители или окисляя его на солнце. Чтобы определить настоящий мед, недостаточно обладать тонким вкусом – нужны сложные лабораторные анализы. В поддельный мед добавляют кислоты, вещества, создающие терпкость, – это целая индустрия и криминальный бизнес. Сейчас беспокоит тонкая фальсификация, которую делают на основе микрофильтрации – устранения из меда пыльцы. Именно пыльца помогает определить, где собран мед – в России, Киргизии или Китае. Без этих частиц мед остается жидким, как любят люди, микрофильтрацию изобрели с этой целью.

Как же все-таки отличить «правильный» мед?

– Лично я предпочитаю кристаллизованный мед. Он, скорее всего, натуральный, без добавления сиропа. Кристаллизация – естественный процесс для меда.При покупке сырья для производства иной раз все становится понятно по разговору с продавцом, например, по предлагаемым объемам. Люди пытаются продавать маточное молочко в огромных количествах, так просто не бывает. Нам звонят поставщики с вопросом: «Вам нужен мед?». Спрашиваем: «Какой, сколько?». Отвечают: «Такой, как вам надо и сколько надо». Искусственный мед делают составами!

Какое оборудование используется на вашем заводе?

– Наш завод – лучший в мире по оснащению. Я говорю это как профессионал, как эксперт всемирной организации «Апимондия», которая раз в два года проводит конгрессы и сравнивает производство на разных заводах. Мы построили завод на основе разработок немецкого предпринимателя и инженера Гюнтера Руланда и назвали предприятие в его честь. Оборудование на заводе разработано специально для нашего завода, в частности для производства препаратов на основе прополиса.

Почему компания отказалась от плана создания офиса на Малой Ямской, 10/1?

– Это финансовый вопрос. Завод построен на кредитные средства, и мы, в связи с ростом курса валют, попали в затруднительную ситуацию. Пришлось отказаться от создания офиса и продать его инвесторам вместе с архитектурным проектом. Здание сохранило свой вид в виде сот, и это очень радует. Именно на Малой Ямской стоял когда-то первый цех, из которого выросла вся группа предприятий «Тенториум». Некоторого рода памятник получился.

Вы планируете создание бренда «Пермский мед»?

– Нам рекомендовали в краевом министерстве сельского хозяйства брендировать компанию как «пермскую», но смысла в этом нет. Мед нельзя маркировать как уральский. Кроме среднерусской пчелы в его создании участвуют и другие: если уральское лето неблагоприятно и меда недостаточно, мы можем закупить его в других регионах: и в Башкирии, и в Узбекистане. Мы международная, а не пермская компания.

Поделиться:
Все новости компаний