Экономика
  1. Экономика
 04 августа 2015, 09:30   3830

Расти рыбка большая, расти малая

Расти рыбка большая, расти малая
Рыбоводы Пермского края опасаются рейдерского захвата своих участков. Промысловые предприятия сетуют, что рыбаки ловят больше, чем они сами. А потребители едят удмуртскую рыбу и американскую икру

Аквакультуру, или иначе разведение рыб, – в садках и пастбищным методом признают приоритетной отраслью как в министерстве сельского хозяйства Пермского края, так и на федеральном уровне. Товарное рыбоводство особенно важно в связи с необходимостью импортозамещения, подчеркивают чиновники. Рыбоводы, в свою очередь, уверяют: чтобы обеспечить Прикамье рыбой – нужны только вода и земля. Однако как раз с получением участков у предпринимателей чаще всего возникают проблемы. Причина кроется в законодательных «нестыковках». С 1 января 2014 года вступил в силу федеральный закон «Об аквакультуре», который установил правовые основы для разведения рыб. Но нормативный акт, появление которого с нетерпением ждали рыбоводные предприятия, вошел в противоречие с водным законодательством.

Закон суров, но противоречив

Директор «Добрянского рыбоводного цеха» Нина Попова настаивает, что работающие предприятия по разведению рыбы окажутся в опасности, если не получат преференций, аналогичных тем, которые имеют крестьянско-фермерские хозяйства. «Согласно Водному кодексу аквакультура осуществляется на основании договора на рыбоводный участок, договор водопользования для рыбоводства не требуется. Если это положение подвергается сомнению, то может возникнуть ситуация, когда я подаю заявку на рыбоводный участок и, пройдя аукцион, получаю разрешение на его использование. В это время кто-то другой подает заявку на заключение договора водопользования и получает разрешение на размещение садков на этом же участке. То есть при наличии достаточных финансовых ресурсов компания сможет практически осуществить рейдерский захват существующего предприятия», – говорит г-жа Попова.


По итогам четырех конкурсов, проведенных министерством природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края, в 2010-2013 годах, заключено 6 договоров о предоставлении рыбопромысловых участков (РПУ) для осуществления аквакультуры. Министерство выступало организатором данных конкурсов, поскольку ранее такое целевое использование РПУ предусматривалось федеральным законом «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов».


«Рыбоводы ждали, что закон «Об аквакультуре» закрепит за действующими хозяйствами их участки без проведения процедуры торгов, но этого не произошло, – продолжает г-жа Попова. – Сейчас хозяйства, которые десятки лет выращивают рыбу, должны пройти торги на общих основаниях. При этом вода для рыбоводства – то же, что земля для сельского хозяйства. Но для получения земельных участков существует масса преференций для крестьянско-фермерских хозяйств, а для нас их не предусмотрено».

В краевом министерстве природных ресурсов соглашаются: пока не устоялась практика применения новых законов, у одного рыбоводного участка могут появиться два хозяина. «Неоформленное право пользования водным объектом для целей аквакультуры может привести к ситуации, когда тот же самый объект может быть предоставлен другому лицу, – рассказала начальник отдела водного хозяйства управления водных ресурсов Елена Зиновьева. – Проблемные вопросы будут еще возникать и возникать, и решать их предстоит по мере наработки практики применения правовых актов». Она также отметила, что к 2025 году плата за пользование акваторией вырастет в четыре раза. Сейчас она составляет 35 тыс. рублей в год за 1 кв. метр.

Иного мнения придерживается Наталья Сициренко, заместитель руководителя отдела водных ресурсов по Пермскому краю Камского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов. Отметим, Камское БВУ является организатором аукционов на право заключения договоров водопользования для использования акватории водного объекта. «В законе об аквакультуре обговорено, что особенности водопользования для целей аквакультуры устанавливается уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти. Значит, должен быть создан отдельный документ, где эти особенности будут четко прописаны. Этим же законом предусматривается порядок заключения и расторжения договора пользования рыбоводным участком, который заключается по результатам торгов. Неразумно увязывать два документа и полагать, что хозяйствующий субъект должен и по закону «Об аквакультуре» пройти аукцион, и у нас пройти через процедуру торгов в соответствии с водным законодательством, чтобы оформить договор на использование акватории для размещения садкового хозяйства», – считает г-жа Сициренко.

Директор ООО «Тополь» Альфрит Ахметзянов вспоминает, что в 90-е годы с получением разрешений было проще: «Я намереваюсь предприятие расширить и написал заявление на получение рыбоводного участка в Пермском районе. Пятый год уже хожу, навожу справки о том, чья земля, и разрешение не могу получить. В 1992 году, когда я получил государственный акт на право пользования землей, для этого нужно было заявление, подпись главы администрации и представителя земельного комитета. Субсидий нам не надо. Нам нужна вода на законных основаниях, и земля, чтобы разместить оборудование», – отмечает он.

Что касается субсидий предприятиям, занимающимся аквакультурой, то краевая идеология грантовой поддержки заключается в субсидировании капитальных вложений. «Мы уже обсуждали этот вопрос и звучали предложения: давайте государство будет субсидировать текущие расходы – на рыбопосадочный материал, на корма, так как они составляют значительную часть себестоимости. Однако нам важно не только снизить себестоимость продукта в текущем моменте, но и понимать, что после реализации программы господдержки останутся капитальные объекты. В том числе – по переработке отходов, которые можно превращать в доходы», – рассказал министр сельского хозяйства Пермского края Иван Огородов. По его словам, в прошлом году ни одного проекта в области аквакультуры с капитальным вложением не было осуществлено. Вместе с тем краевой минсельхоз осуществляет государственную поддержку малым и начинающим сельскохозяйственным товаропроизводителям, в том числе рыбоводным хозяйствам. В прошлом году поддержку получили 10 таких проектов.

Расти рыбка большая, расти малая

Без всяких разрешений

На фоне сложностей с применением нового законодательства деятельность части рыбоводных предприятий остается за рамками закона. Как сообщил Анатолий Левицкий, и.о. начальника отдела государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов по Пермскому краю Средневолжского ТУ Росрыболовства, по результатам актирования рыбоводных предприятий на территории Пермского края были выявлены факты самовольного строительства гидротехнических сооружений на естественных водотоках для создания прудовых хозяйств и размещения садков. «Мы также столкнулись с тем, что пруды предоставляются органами местного самоуправления без всяких разрешительных документов, согласований и договоров. В результате в водоемах разводится рыба, которая не свойственна их видовому составу. Отсутствует контроль за состоянием воды вниз по течению от таких садковых хозяйств. Работа рыбоводов без соответствующих разрешительных документов приводит к тому, что сведения об объемах выращенной рыбы и количестве рыбоводных хозяйств не соответствуют действительности. На данный момент Росрыболовством заактировано всего 12 таких предприятий. Совместными усилиями необходимо сформировать полный список организаций, занимающихся разведением рыбы, и используемых ими водоемов», – подчеркнул он.


По данным управления Россельхознадзора по Пермскому краю, на начало 2015 года в Пермском крае учтено 23 хозяйства по выращиванию рыбы, в том числе 12 прудового типа и 11 индустриального типа. Всего за 2014 год в отношении хозяйствующих субъектов, связанных с аквакультурой, отделом ветеринарного надзора было проведено 239 проверок, выявлено 147 административных правонарушений, выдано 44 предписания об их устранении, привлечено к административной ответственности 145 лиц на общую сумму штрафов 539 тысяч рублей.

Основные нарушения: отсутствие ветеринарных сопроводительных документов – 102, оборот рыбы и рыбной продукции без маркировки – 38, оборот продукции с нарушением сроков годности – 4, с нарушением условий температурного режима при хранении – 3 нарушения.


Рыбаки обогнали

Рыбопромышленники сетуют, что уделяя внимание аквакультуре, власти оставили в тени тех, кто занимается промыслом, а у них тем временем тоже есть проблемы – нужно компенсировать вылов рыбы путем выпуска в водоемы мальков, но средств на это не выделяется. При этом опустошают реки не столько промышленные предприятия, сколько любители рыбалки с удочками и спиннингами.

По информации Михаила Рогальникова, начальника ФГБУ «Камуралрыбвод», рыбным промыслом в Прикамье занимаются 60 организаций и индивидуальных предпринимателей. Они добывают 700 тонн рыбы в год. Рыболовов-любителей в крае насчитывается порядка 99 тысяч, и они вылавливают вдвое больше официальных промышленников – 1,9 млн тонн ежегодно. При этом всего 12 организаций выпускают молодь рыб в счет компенсации улова. «Их суммарные мощности не позволяют компенсировать даже десятую долю наносимого ущерба. Так, в 2015 году нужно выпустить 1 млн 240 тысяч щук либо 3 млн 315 тысяч судаков. Цех по воспроизводству рыбных запасов, который есть в составе Пермской ГРЭС, производит только 400 тыс. мальков стерляди в год. Однако ущерб, который причиняет работа гидроэлектростанции, в реальности гораздо больше. Цех по воспроизводству рыбы – непрофильный для РАО ЕЭС, и есть опасность, что мы вообще его потеряем», – полагает г-н Рогальников.


С 2009 года по настоящее время министерством природных ресурсов Пермского края проведены 17 конкурсов на право заключения договора о предоставлении РПУ для промышленного рыболовства, по итогам которых заключены 203 договора.

Объемы промысловых уловов рыбы из водных объектов края возрастают с 2008 года и в 2014 году достигли 788 тонн, что почти в 3,5 раза выше показателя 2007 года и на 13% – уровня 2013 года.


«С 2009 по 2011 год «Камуралрыбвод» занимался искусственным воспроизводством, получая госзаказы от Росрыболовства и федеральное финансирование. В 2013 году мы такого заказа не получили из-за отсутствия необходимых мощностей, – сетует Михаил Рогальников. – Если удастся повысить рыбные запасы в естественных водоемах, то это будет значительной прибавой к продукции аквакультуры», – полагает он.

Промышленный вылов в Пермском крае ограничен рядом факторов, констатируют чиновники. «Увеличение промысловых уловов ограничено состоянием запасов рыб и квотами на ее добычу. А возможности повышения рыбопродуктивности основных промысловых водоемов края – Камского и Воткинского водохранилищ – сдерживаются их загрязненностью. Таким образом, увеличение производства в Пермском крае местной рыбы должно базироваться преимущественно на развитии товарной аквакультуры», – считает Константин Черемушкин, министр природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края.


По данным Пермского отделения Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства, промысловая часть запаса (то есть количество половозрелой рыбы) Камского и Воткинского водохранилищ составляет примерно 2 тыс. тонн. Наиболее активно добывается хищная рыба, которая пользуется потребительским спросом, а плотва, окунь, ерш, уклейка, которые составляют основную часть запасов, промыслом осваиваются слабо.


Расти рыбка большая, расти малая

Откуда ты родом

Директор ФГБУ «Национальный центр безопасности продукции водного промысла и аквакультуры» Владимир Менякин соглашается, что промышленное разведение рыбы может стать альтернативой традиционному рыболовству, так как объем вылова рыбы из естественных водоемов ежегодно уменьшается. По его словам, президент Владимир Путин поручил Минсельхозу подготовить предложения по развитию системы мониторинга безопасности аквакультуры. Эксперты должны предоставить перечень лабораторных исследований, которые должны проводить сертифицирующие органы. «Сейчас такие исследования зачастую назначаются исходя из субъективного мнения контролирующих специалистов. Представители бизнеса говорят о том, что ветеринарный контроль является основным сдерживающим фактором, негативно влияющим на доставку рыбы из регионов Дальнего Востока в центральную Россию», – рассказал он.

Нарастающим риском г-н Менякин считает Food Fraud (мошенничество с продуктами питания), поэтому повышение требовательности к процессу отслеживания оборота рыбной продукции и ужесточение требований к маркировке продуктов, по его мнению, являются обоснованными и актуальными. «Мы планируем создать банк данных географического происхождения рыбы – и тогда сможем достоверно утверждать, произведена ли, например, красная икра, купленная в России, здесь же, либо это икра, которая полтора года пролежала на американских складах, поскольку там она спросом не пользуется. А потом по очень низкой цене попала в России, где ее с помощью различных химических веществ реанимировали, продали и получили очень высокую прибыль», – рассказал он.

Вместе с этим эксперт отмечает и ряд других проблем: дорогие энергоносители, необходимость закупать корма и рыбопосадочный материал за границей, высокую стоимость внедрения новых технологий, многолетнее отсутствие селекционной работы и полноценного финансирования научных исследований. «Все это делает продукцию отечественной аквакультуры менее конкурентоспособной по сравнению с импортными аналогами», – заключает он.

Пермские рыбоводы, в свою очередь, уступают место на рынке Прикамья предприятиям из соседней Удмуртской Республики. «В Удмуртии пруды – через каждый километр, и каждый из них зарыблен. Почти вся рыба, которую едят в Перми, произведена в Пихтовке (село в Воткинском районе Удмуртской Республики – «bc»), – рассказывает Сергей Сапожников, владелец прудового хозяйства в селе Карагай. – Практически все пермские компании занимаются только перепродажей удмуртской рыбы, а разницу в цене записывают себе в дебет», – отмечает он.

В связи с необходимостью импортозамещения удмурты готовы наращивать объемы производства, и поскольку необходимая инфраструктура у них имеется, то количество удмуртской рыбы на пермском рынке может увеличиться, полагают эксперты.

Поделиться:
Все новости компаний