Газета
  1. Газета
 21 мая 2012, 13:20   1172

Ничего личного

Ничего личного
Начальник Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Пермскому краю Алексей Моночков — о грядущих законодательных нововведениях, проблемах региональных игроков и о человеческом факторе в банковской сфере.

 Алексей Алексеевич, какие нововведения ожидаются в ближайшее время в законодательстве, регулирующем банковскую деятельность?

— Кризис, разразившийся в 2008 году, преподал серьезный урок всей банковской системе. Было много разных разговоров — с какими настроениями выйдет из кризиса Центральный банк РФ как регулятор, чего ожидать кредитным организациям: то ли закручивания гаек, то ли либерализации. 
В данный момент основным источником рисков для банков является или кредитование бизнеса собственников банка, или какая-то сфера деятельности, которую банк активно кредитует. Например, раньше крайне выгодно было вкладывать деньги в девелопмент. Многие банки взяли на себя повышенные риски, выдавая кредиты на строительство и на операции с недвижимостью. Как образно сказал один из руководителей Банка России: «Наши банки зарылись в котлованы…» Кризис все это приостановил, и получилось так, что сейчас на балансах банков висит очень много объектов недвижимости, которые, с одной стороны, имеют определенную стоимость, но с другой — на них нет спроса, так что эту недвижимость невозможно реализовать и получить реальные деньги.
Если говорить о рисках, связанных с бизнесом собственников банков, то очень часто они направляют на финансирование и развитие своего бизнеса значительную часть ресурсов кредитной организации. Есть такое понятие, как »связанные стороны», или «связанные лица». Часто банкам удается обойти эту формальную сторону и выдать кредит различным фирмам, не связанным с ними юридически, но связанным экономически. У ЦБ раньше не было возможности относить такие кредиты к связанным сторонам и устранять подобные нарушения. Мотивированное суждение дает нам право предотвращать подобные ситуации. Так что с этой стороны для коммерческих банков должно произойти определенное ужесточение.
Но есть и либеральные шаги. Например, порядок создания банками резервов на возможные потери будет несколько облегчен. В настоящее время для ряда операций применяется повышенный коэффициент создания резервов — 150 %. Планируется уровень рискованности по ряду операций снизить до 100 %. В настоящее время рассматриваются законодательные поправки, смягчающие требования к банкам — участникам системы страхования вкладов, что позволит небольшим, но жизнеспособным и стабильным банкам привлекать средства населения.
А в чем, на ваш взгляд, слабые места банковской сферы Перми?
— У банков здесь есть определенные проблемы, но это не проблемы конкретно Пермского края. Аналогичные сложности есть во всех регионах. Первая проблема — это недокапитализированность банковского сектора. Решить ее разом крайне сложно. 
Ведь чем крупнее банк, тем больше у него возможностей для кредитования крупных предприятий. Небольшие кредитные учреждения в этом плане не обладают таким ресурсом. 
Еще к проблемам можно отнести доступность точек обслуживания для населения. Если взять Пермь, то количество кредитных организаций и точек обслуживания на душу населения здесь приближается к общероссийскому показателю. Но если мы чуть-чуть отъедем за пределы краевого центра, то окажется, что более чем в половине наших районов есть только одна точка банковского обслуживания. Этого явно недостаточно, и здесь нашим банкам — я имею в виду и региональных игроков, и банки других регионов — надо серьезно думать о том, чтобы расширять свое присутствие.
Почему в Перми так мало своих банков, и можно ли как-то решить эту проблему?
— За последнее время регион потерял, по разным причинам, три банка. В таких случаях обычно говорят: «Ничего личного — только бизнес». Но мне по-человечески очень жалко, что регион лишился ОАО КБ «КАМАБАНК». ОАО «Восточный экспресс банк», которое его купило — это агрессивно растущий и широко шагающий банк, который прикупает региональные кредитные организации — разумеется, не самые плохие и не проблемные. Одно дело, если бы у «Камабанка» просто поменялись собственники, но практически сразу после приобретения «Камабанк» был преобразован в операционный офис Приволжского филиала ОАО КБ «Восточный». Можно сказать, что были потеряны многие наработки «Камабанка» в той нише, которую он занимал — а это был банк, который очень активно работал по ипотечной программе. В результате оказалось, что «Восточному экспресс банку» эта программа не нужна.
Мне, как человеку новому в Пермском крае, было удивительно, что очень мощный регион, обладающий сильной промышленностью, огромным запасом целого ряда полезных ископаемых, оказался в таком состоянии. В начале 90-х в тогда еще Пермской области действовало около 20 местных кредитных организаций. Осталось 5. Тому было много причин: неграмотные действия собственников, сама ситуация в стране — создать банк с нуля было очень легко, банки росли как грибы после дождя. Это был период взрывного роста по количеству — про качество я не говорю. Там, где власти старались дать возможность своим местным банкам вырасти, сейчас их на порядок больше, чем у нас. В Пермском крае все ресурсы оттянули на себя филиалы, и сейчас нашим региональным банкам очень тяжело будет выправить эту ситуацию в свою пользу.
Создание новых банков с нуля могло бы решить эту проблему?
— По статистике ЦБ, начиная с 2000-х, были единичные случаи, когда в регионах создавался новый банк. Нельзя говорить, что это вообще невозможно. Но на практике здесь очень много нюансов. Создание банка не должно быть самоцелью. Нужно развивать уже имеющиеся региональные банки.
Грядущее повышение требований к достаточности капитала может стать проблемой для пермских банков?
— Да, об этом надо думать. С 1 января 2015 года законодательно закреплено, что минимальный размер собственных средств банка должен составлять не менее 300 млн рублей. У нас есть кредитные организации, которым необходимо к этом рубежу подойти.
В прессе сейчас очень много информации о том, что предлагается новый рубеж для банков — 1 млрд руб. Но пока все остается на уровне разговоров, и ЦБ как регулятор тоже относится к этому очень настороженно, потому что такое предложение само по себе достаточно радикально. По данным ЦБ, на 1 марта 2012 года в России зарегистрировано 974 банка, из них только у 300 собственный капитал превышает 1 млрд руб.
Нельзя сказать, что крупные банки более надежны. Последний кризис, как и кризис 98-го, показал, что размер капитала банка не всегда является показателем его надежности. Бывает, что банк средней величины оказывается устойчивее, чем какие-нибудь гиганты. Поэтому говорить, что мы увеличим собственный капитал до каких-то значений и тем самым окончательно решим проблему стабильности банков, я бы не стал.
Сейчас многие банки понижают статус своих филиалов до уровня внутренних структурных подразделений (операционных офисов, иных ВСП). Какие последствия это может принести для краевой экономики?
— У меня, как у представителя регулятора, к этому отношение неоднозначное. С одной стороны, я понимаю, что коммерческие банки таким образом пытаются оптимизировать свои расходы. С точки зрения кредитной организации это правильно. Но с другой стороны, может быть сокращен объем полномочий и проводимых операций, центр принятия решений перемещается за пределы региона. Конечно, это плохо, потому что клиенты, особенно юридические лица, ощущают на себе эту разницу сразу — одно дело, когда решение о выдаче кредита принимается здесь, на месте, и представитель банка может при возникновении вопросов выехать на место и посмотреть, что за бизнес у его клиента. Из Москвы сюда никто не поедет, и принятие решений идет больше по формальным признакам. В целом как тенденцию можно обозначить ограничение филиалов на принятие самостоятельных решений по выдаче кредитов и по другим банковским операциям.
Может ли это привести к тому, что часть корпоративных клиентов уйдет из таких банков в местные или в те, что сохранили свой статус филиалов?
— Трудно сказать. Реалии таковы, что все больше банковских процессов автоматизируется, чтобы исключить «человеческий фактор» ошибок. Сейчас порой даже на уровне филиалов решение о выдаче кредитов не принимается — это делает компьютерная программа в специализированном центре. Это общемировая практика. Но знаете, люди все же остаются людьми и предпочитают живое общение. Хорошей иллюстрацией, кстати, является опыт работы пермского банковского омбудсмена: по статистике больше всего жалоб возникает на те банки, в которых клиент не может поговорить со специалистом «в живую», а вынужден решать все вопросы через call-центр. Если так пойдет и дальше, вполне может случиться, что возможность непосредственного личного контакта может стать конкурентным преимуществом в банковском бизнесе. 
Поделиться:
Все новости компаний