Газета
 09 апреля 2012, 13:20   1006

Ах, эта «Свадьба»!

Ах, эта «Свадьба»!
О чем просил пермяков британский драматург, и зачем артисты должны были смотреть «Дом-2», рассказал после премьеры спектакля «Свадьба» его режиссер Дамир Салимзянов.
Дамир, ваше решение поставить комедию кажется неожиданным на фоне тех острых и жестких спектаклей, которыми известен театр «Сцена-Молот». Это — реакция на промозглость ситуации, политической и метеорологической?
— Нет, это не спонтанное решение, мы давно шли к этой идее. Мы ведь позиционируем себя как театр настоящего времени, а в наше время самые высокие рейтинги на телевидении именно у юмористических программ и сериалов-ситкомов. Они очень чутко, первыми после новостных программ реагируют на все, что происходит в обществе. И все события — политические, культурные, общественные — тут же показываются через призму телевизионной комедии. И вот на одном из наших мозговых штурмов пришла идея: поставить комедию по той же схеме, по которой делаются наши ситкомы.
И как они делаются?
— Берется импортный образец, героям даются наши имена — Вася, Петя, Коля, а ситуации, в которые они попадают, адаптируются к нашей действительности. Большинство ситкомов, кроме «Реальных пацанов», сделаны по этой схеме. Также сделали и мы: списались с известным британским драматургом Робертом Хоудоном, заручились его поддержкой, переписали какие-то моменты и поставили спектакль.
У вас в спектакле зрители попадают в атмосферу съемочной площадки. А вы не боялись, что вас обвинят в заигрывании с публикой и потакании не очень высоким вкусам?
— Знаете, можно ведь и классику поставить на потребу публике, и это, кстати, мы видим сплошь и рядом. А наша «Свадьба» — это скорее своеобразная игра в телевидение, театральный прием, хотя, разумеется, для нас это некий зигзаг в репертуарной политике, некий эксперимент. 
А для кого вы ставили спектакль?
— Мой спектакль о двадцатилетних и для двадцатилетних. Для тех, кто родился в начале 90-х, и чье мировоззрение формировалось под влиянием телевизионных реалити-шоу. И в нашем театральном приеме, съемках ситкома, где все действие происходит на замкнутой площадке гостиничного номера, снятого для молодоженов, — заложена большая смысловая часть. Ведь сегодня никого уже не удивляет, что «большой брат следит за тобой», и все, даже самые интимные моменты, мы можем наблюдать на экране. 
Вы имеете в виду «Дом-2»?
— Да, и я заставлял актеров смотреть эту передачу (и сам смотрел), искать манеру актерского сосуществования на сцене в манере «Дом-2». Мы даже пару реплик оттуда взяли. «Мы не сойдемся с тобой в интимном плане» — разве в реальной жизни так кто-то говорит? 
Хотим мы этого или нет, но пересечение телевизионной культуры с жизнью происходит. И не только телевидение заимствует из жизни, давно уже жизнь перетягивает многое из тех же реалити-шоу. Вот я еду в автобусе, а рядом молодой человек по телефону громко выясняет отношения. И я слышу, что он не только манеру общения, но и манеру создания конфликта стащил с того самого «Дома-2». И другие молодые ребята общаются также, им это кажется прикольным. Они ведь не знают, что для каждого реалити-шоу пишутся сценарии, и каждый день режиссер раздает указания: ты, Вася, сегодня поссоришься с Машей, а ты, Петя, подружишься с Дашей. И все действие развивается строго по законам драматургии. В общем все, как в мыльной опере, только создается эффект подглядывания.
Но ведь ваша «Свадьба» — это не пародия на телешоу?
— Пародия, тем более длинная, в театре невозможна, в лучшем случае получится капустник. Но какие-то намеки, реминисценции, отсылки « к первоисточнику» в спектакле, безусловно, есть.
В основе спектакля лежит та самая морально-этическая путаница, существующая в голове у нынешних 20-летних, когда СМИ дают одну направляющую, а старшее поколение — совсем другую. Молодой человек оказывается на пересечении этих моральных норм и, еще не устоявшись как личность, находится в раздрызге. С одной стороны, он, безусловно, выступает за максимальную личностную свободу, но с другой — хочет максимальных прав на любимого человека. Вот эта двойственность все время бросает действие спектакля из комедийной ситуации в драматическую и мелодраматическую. И мы постарались показать эти «прыжки» из одной ситуации в другую с точки зрения 20-летнего человека. Мы и актеров подобрали молодых, им всем по двадцать с небольшим лет.
Приглашая в спектакль Валентину Мазунину — звезду самого известного пермского сериала, не боялись ли вы, что спектакль превратится в вариант «Реальных пацанов»?
— А я не приглашал, Валентина вместе с 50 претендентами на роли в спектакле прошла кастинг, причем в несколько туров. Вместе с другими она начитывала куски из пьесы; проверялась возможность актерской психопластики, и на предварительных репетициях стало ясно, что она очень органично вписывается в наш спектакль. И я очень обрадовался, что она прошла. Работать с ней хорошо, в Валентине нет никакой «звездности», она очень ответственно подходит к работе. Конечно, я немного побаивался разговоров о «Реальных пацанах», но у нас Валя играет роль совсем другого плана. А вот для рекламы ее присутствие уже дает свои плюсы. 
Немного странно, что,– задумав пьесу о русской свадьбе, «бессмысленной и беспощадной», вы взяли текст британского драматурга. 
— Мы, понимая необходимость присутствия в театре комедийного жанра, два года искали материал, в первую очередь — среди современной российской драматургии. Перелопатили гору пьес, но каждая из них все равно требовала переписывания. Решили, что мы лучше возьмем пьесу с очень хорошей структурой, грамотно, профессионально сложенной, и будем с ней работать, чем «вытаскивать» рыхлую во всех отношениях вещь. Так мы пришли к замечательной британской комедийной школе, с давними и близкими нам традициями. Конечно, многое пришлось переписать, особенно текст, ведь мелодика, образный ряд и ритм русской живой речи очень отличается от переводной. Многие репризы изменились, очень многие добавились, но характеры и сюжет остались такими, как их написал Роберт Хоудон.
Как отнесся к этому автор пьесы?
— Роберт Хоудон воспринял все позитивно, он человек опытный, на днях отметил свой 73-й день рождения. Интересно, что он бывший актер, и мы нашли фильмы, в которых он играл в 50-х годах, — красавчик с голым торсом в каких-то фантастических декорациях воюет с инопланетянами. Сейчас он известный драматург, пьесу «Свадьба» уже поставили в 30 странах на 20 языках.
Роберт Хоудон нам дал много советов по постановке, он написал: «Я вас очень прошу, не играйте пьесу, как фарсовую комедию, а играйте, как драматическую психологическую ситуацию».
В его пьесе очень плотная структура, которая позволяет провести через сюжет сразу несколько линий и смыслов.
Прошли первые три спектакля. Как принимает «Свадьбу» пермская публика?

— Во-первых, у нас был аншлаг, причем билеты раскупили мгновенно. Во-вторых, меня удивил нехарактерный для нашего театра возраст зрителей: на первом спектакле было заметно, что в зале много людей 50+. Интересно, что на предпремьерном показе наоборот была одна молодежь, так вот реакция была прямо противоположная. Люди постарше достаточно долго присматриваются и смеяться начинают позже, но зато потом со смешками реагируют и на лирические сцены. Молодежь, напротив, сразу радостно хохочет, но к финалу спектакля, когда героям предстоит сделать непростой выбор, как-то смех умолкает. Посмотрим, что будет дальше. 

Поделиться:
Все новости компаний