Газета
 12 марта 2012, 13:20   1350

Взгляд извне

Взгляд извне
Марек Кинцл, генеральный директор ОАО «Порт Пермь», в рамках бизнес-клуба «Предпринимательская среда» рассказал, каково вести бизнес в Перми иностранцу, чем местные правила жизни отличаются от европейских и какой он видит Пермь будущего.

 Как судьба завела меня в Пермь? Все очень просто. Я по профессии адвокат и очень долго работал с коллегами, которые были акционерами «Порта Пермь». Потом они предложили мне стать директором, я принял это предложение и приехал сюда. Сомнений, ехать или нет, не было. 

Оправданные ожидания. Я думал, что все будет гораздо более авантюрно и дико. Хотя в действительности тоже оказалось не скучно. Например, когда я начал внедрять в порту какие-то технические новинки и говорил о том, что нам нужна информационная система, а начальник отдела ответил мне: «У нас уже все есть — компьютер привезли, даже принтер поставили». Тогда я понял, что мне тут будет чем заняться.
Основные принципы бизнеса по всему миру одинаковые, все работает по одной и той же схеме. Но свои особенности, конечно, есть везде. Например, я как руководитель уже знаю, что здесь у работников есть очень типичное свойство: когда им что-то говоришь, они отвечают: «Ура, вперед!», но все это очень быстро затихает и уже через пару дней появляется новое: «Ура, вперед!» совсем в другом направлении. Это нужно учитывать. Люди здесь могут делать одновременно очень много всего, но у них всегда есть некоторое стремление к хаосу. Здесь работают по принципу «ничего не понятно, но разберемся».
В Перми люди привыкли работать в достаточно тяжелых условиях и при этом могут немало сделать. Допустим, европейские или американские работники отказались бы работать в таких условиях вообще. Кроме того, здесь у людей есть поразительный жизненный оптимизм. Я не могу сказать, что испытываю какие-то трудности от того, что мне приходится работать с русскими. Напротив, когда сюда приезжали европейские сотрудники, мне с ними было сложнее — они сразу терялись и не могли справиться со многими вещами. 
Еще важное отличие: здесь у бизнеса очень большая любовь к бумагам — одна и та же информация может дублироваться в нескольких документах. Любовь к бумагам и при этом нелюбовь к порядку. И еще формализм, тяга к официальным печатям. Везде, куда ни придешь, тебя спросят, есть ли у тебя синяя печать — как будто это самое главное. Это очень по-русски.
Однако сейчас мне комфортнее работать с российскими партнерами. Европейцы не понимают многих вещей и не знают специфики, элементарно не так хорошо разбираются в российском законодательстве. Это может привести к тому, что в итоге обе стороны пролетят. Везде проще иметь дело с местными бизнесменами.
Виртуозное исполнение. Я не чувствую особенных препятствий со стороны власти, к нам всегда относились нормально — и к производству, и к девелоперскому проекту, так что не могу сказать про местную власть ничего плохого. Встречались очень добросовестные чиновники, готовые помогать и идти навстречу, встречались формалисты. Но, в общем, первых было больше. 
Насколько я понимаю, на сегодняшний день политика пермских властей состоит в активном привлечении и поддержке иностранных инвесторов. С другой стороны, нам, как большому предприятию, было довольно легко справляться с различными законодательными требованиями, но я понимаю, что малому бизнесу под натиском контрольных органов бывает действительно тяжело. У малого бизнеса здесь только одна надежда — как-то проскочить и выжить.
Способствует ли в принципе российское законодательство развитию бизнеса? Я могу привести пример. В Чехии в 2004 году был правительственный кризис, дума не работала почти год и не принимала никаких новых законов. Это было самое благополучное время для чешского бизнеса, потому что нет ничего страшнее реформ. К любому законодательству можно привыкнуть, но реформы — это всегда сбои в деятельности. Поэтому когда законодатель излишне активен и все время думает о том, где бы что улучшить, предприниматель просто не успевает нормально переварить эти улучшения.
Есть еще одна особенность, которую я заметил в России: здесь законодатели постоянно ищут путь идеальной справедливости и не думают о том, что в определенный момент нужно просто зафиксировать все как есть. Это особенно касается кадастрового вопроса и приватизации квартир. Было бы куда эффективнее установить единый фиксированный срок, например, в течение которого все будут иметь возможность без проблем оспорить оценку земли или провести приватизацию, но по истечении этого срока больше ничего изменить будет нельзя. В России же сроки могут продлеваться и продлеваться по совершенно субъективным причинам: потому что кто-то не успел, кто-то не смог. Здесь всем кажется, что будет справедливым дать каждому человеку возможность пройти все процедуры. В итоге процесс затягивается до бесконечности, и это вызывает хаос. Но, по сути, это вопрос техники исполнения, а не самого законодательства.
Факторы роста. С одной стороны, в Перми нужно развивать логистику, с другой стороны, согласитесь, логистику всегда делают под кого-то, то есть нужны стабильные грузопотоки. Сейчас грузопотоки, идущие в Пермь, не так ощутимы. Главная тому причина: основные пути сообщения расположены в Екатеринбурге. Эту ситуацию можно было бы изменить, но пока этого никто не делает. 
Массовый туризм для Перми как фактор роста — спорный вопрос. Да, в Перми неплохо развивается яхтинг. Очень многие катаются на Камском море. Но, даже при том, что здесь неплохие условия, это останется местным вопросом, сюда не будут приезжать туристы из других регионов. Здесь красивая природа, но неподходящий климат. Так что будущее Перми определенно не за туризмом, а за промышленностью. С другой стороны, для того чтобы в Перми начала развиваться промышленность, город должен стать комфортной средой обитания — здесь нужно начать строить нормальные дома, делать хорошие дороги, развивать образование и культуру. Потому что до сих пор Пермь — это город, в котором можно только работать, и нужно превратить его в город, где можно жить. 
Поделиться:
Все новости компаний