Газета
 16 января 2012, 13:20   2138

Что выросло, то выросло

Что выросло, то выросло
Пермь стала первым регионом, где был внедрен агрофранчайзинг. В 2012 году будут подведены итоги, и станет понятно, насколько эффективным оказался проект.

 Проект внедрения агрофраншиз в Пермском крае стартовал в 2009 году. За 3 года количество франшиз, доступных пермским предпринимателям, выросло с 7 до 15.

Суть агрофраншизы заключается в том, что базовое хозяйство разрабатывает технологию, продает ее участникам проекта и несет ответственность за итоговый результат. Оно обучает, стажирует, консультирует и контролирует своих франчайзи, а также обязуется обеспечить им канал сбыта конечного продукта в первый год существования. И при заключении дополнительной договоренности делает это и в дальнейшем (в этом случае франчайзер определяет объем производства для своих франчайзи). Стоимость франшизы представляет собой сумму инвестиций в оборудование и базовые материалы (рассада, поголовье) и расходов на текущую деятельность на период окупаемости. Роялти отсутствуют.
Сегодня в Пермском крае разработано 15 агрофраншиз: по кролиководству (5), пчеловодству (1), овцеводству (1), растениеводству (4), птицеводству (3) и разведению форели (1). Стоимость франшиз колеблется от 72,7 до 523 тысяч. Три франшизы из представленных реализуются ООО «Агрофирма «Усадьба», остальные — индивидуальными предпринимателями и крестьянскими фермерскими хозяйствами.
Часть расходов по приобретению и внедрению технологии субсидируется из бюджета Пермского края в рамках реализации Программы развития сельского хозяйства Пермского края на 2009–2012 гг. Минсельхоз Пермского края возмещает предпринимателю до 50 % затрат, но не более 150 тыс. руб. В 2011 году на это направление из краевого бюджета выделено более 4,2 млн рублей. Субсидирование проходит в несколько этапов и зависит от специфики процесса внедрения технологии. Количество этапов варьирует от 2 до 4.
Программа развития сельского хозяйства была рассчитана на 2009–2012 гг., и по ее окончании Минсельхоз представит перед Заксобранием отчет о результатах. При получении субсидии каждый франчайзи заключал с Министерством сельского хозяйства соглашение, в котором был прописан план по количеству созданных рабочих мест и объему произведенной продукции. С января-февраля 2012 года Контрольно-счетная палата начнет проверку всех франчайзи на предмет того, удалось ли им выйти на заявленные показатели. Если выяснится, что условия соглашения не соблюдались, хозяйства-нарушители будут обязаны вернуть бюджетные деньги. Оценить же общую эффективность проекта можно будет после подсчета всего социально-экономического эффекта от реализации проекта.
По словам заместителя министра сельского хозяйства Пермского края Ивана Огородова, замысел Минсельхоза состоит в том, чтобы агрофраншиза с учетом сезонности обеспечивала франчайзи доход на уровне средней заработной платы по региону, то есть стала альтернативой работе по найму. Заявленный уровень рентабельности для франшиз из различных категорий достаточно высок и колеблется на уровне 40–80 %, но при этом в бизнес-планах для ряда франшиз вложения собственных средств не включены в перечень затрат. Кроме того, в расчетах не учтены такие показатели, как заработная плата наемным работникам (хотя она не всегда и должна учитываться, так как это в основном семейный бизнес) и налоги. В результате указанная в бизнес-плане чистая прибыль не полностью отражает эффективность.
Пилотную версию проекта внедрения агрофраншиз отработали на кроликах. В целом схема выглядит следующим образом: базовое хозяйство, созданное в ряде случаев с частичной бюджетной поддержкой, разрабатывает стандартную технологию и описывает ее. Далее технология утверждается Минсельхозом и поступает в продажу.
«Изначально было понятно, что начинающему фермеру очень сложно самостоятельно разработать бизнес-план, пойти в банк за кредитом и с нуля создать хозяйство, особенно если он не имеет большого опыта в этой сфере. На базовое предприятие налагаются обязательства: обучить технологии, помочь организовать производство и обеспечить пути сбыта», — отметил г-н Огородов.
Хозяйства, созданные по франшизе, относятся к мелкотоварному производству и не в состоянии покрыть потребности региона в сельхозпродукции, однако, как отметила Вера Цыпуштанова, бывший начальник отдела развития малых форм хозяйствования, это и не являлось основной задачей проекта. По словам Ивана Огородова, целью Минсельхоза было создать технологичные рабочие места, которые не исчезнут через год: «Франчайзинг — это достаточно устойчивая схема, потому что франчайзи работают по уже проверенной технологии. Из предприятий, созданных на средства центра занятости, выживает порядка 30 %, у нас — почти 90 %».
В качестве распространенной причины закрытия хозяйств-франчайзи Иван Огородов назвал добровольный уход из бизнеса, когда новоявленным фермерам оказывается не по душе выбранный вид деятельности. Также играет свою роль высокий уровень влияния погодных условий. Например, прошлогодняя засуха привела к сильному росту цен на корма, из-за которого животноводческие франшизы, просчитанные при более низких ценах, оказались неэффективными. Базовые предприятия вынуждены были перекредитовывать своих франчайзи, однако это удалось не всем. Так, например, базовому кролиководческому хозяйству Мочаловых оказалось крайне сложно поддержать своих франчайзи, так как одновременно с развитием франшизы они начали несколько других проектов, требовавших значительных финансовых вложений.
По мнению Ивана Огородова, случаи недобросовестности со стороны франчайзи также возможны. Однако директор ООО «Агрофирма «Усадьба» Галина Толстова считает, что такие ситуации практически не встречаются, так как любые нарушения технологии оборачиваются ущербом для самого же франчайзи. С другой стороны, по ее словам, из-за того, что франчайзи разбросаны по территории края, франчайзер крайне редко выезжает к ним лично, поэтому контроль за их деятельностью фактически отсутствует.
Не учли. В ходе внедрения агрофраншиз Минсельхоз столкнулся с рядом сложностей. Одной из них стала неготовность фермеров работать в кооперации и непонимание ими основных преимуществ, которые дает агрофраншиза. По словам Ивана Огородова, изначально предприниматели довольно неохотно становились участниками проекта. Эта проблема остается существенной до сих пор, несмотря на информационную поддержку, проводимую Министерством сельского хозяйства.
Другой сложностью стали технологические требования некоторых франшиз. Например, для выращивания форели необходимо иметь водоем, приобрести который зачастую очень трудно не только из-за требуемых вложений, но и из-за сложности с оформлением документов.
Проблемой стало и неумение сторон грамотно просчитывать риски. По словам г-на Огородова, это коснулось как франчайзеров, так и франчайзи. Одним из примеров стало базовое хозяйство по выращиванию перепелов, набравшее слишком много кредитов, обслуживать которые оказалось не в состоянии. В результате, средств на то, чтобы в срок выкупить произведенный франчайзи-продукт, у франчайзера уже не осталось. Также, по словам Ивана Огородова, бывали случаи, когда в системе сбыта появлялись проблемы из-за того, что из базового хозяйства уходил специалист, занимавшийся продажами. В подобную ситуацию попало базовое кролиководческое хозяйство Мочаловых, однако на его франчайзи это не отразилось — франчайзер продолжал, соблюдая соглашение, выкупать их продукцию, взяв на себя все риски. Позже систему сбыта удалось восстановить, и базовое хозяйство продолжило работать.
Обратная ситуация встречалась, когда франчайзи, освоив технологию, отделялся от базового хозяйства, чтобы вести деятельность самостоятельно, но, вырастая до определенных размеров, сталкивался с тем, что уже не может найти покупателя на свой продукт. Хотя в целом, по словам Веры Цыпуштановой, процесс сбыта продукции сильно зависит от категории франшизы: производители тюльпанов, например, традиционно выращивают цветы к 8 Марта и реализуют их самостоятельно без особых трудностей. Для выращивания кроликов, напротив, организация бесперебойной круглогодичной системы сбыта требует значительных временных и финансовых вложений и, по мнению г-жи Цыпуштановой, не под силу мелкому фермерскому хозяйству, поэтому франчайзер, как правило, выкупает у своих франчайзи конечный продукт, избавляя их от необходимости дальнейшей реализации.
Галина Толстова отметила, что недостаток квалификации у потенциальных покупателей франшизы также является проблемой: большинство сельхозтехнологий требуют профильного образования и опыта работы.
Дальнейшие планы. «Мы открыты к диалогу и готовы рассматривать технологии из любых сфер. Жестких планов по объему субсидий у нас пока нет, все будет зависеть от количества франчайзи и базовых хозяйств», — отметил Иван Огородов.
По его словам, в 2012 году ООО «Агрофирма «Усадьба» запускает франшизы по выращиванию ремонтантной малины — технология уже разработана: «Нам очень интересны проекты, связанные с ягодами, которые можно потом перерабатывать в различные продукты. Базовыми предприятиями здесь должны стать те, кто продает саженцы. С другой стороны, у большинства питомников бизнес построен очень примитивно и направлен сугубо на продажу саженцев. Поэтому все это, как правило, остается на уровне любительского садоводства. Для дальнейшего развития базовое хозяйство должно будет разработать качественную систему сбыта. Интересны проекты с закрытым грунтом, овощеводством».
В 2012 году краевым бюджетом планируется выделить на поддержку малых форм хозяйствования 25 млн рублей, около 20 из которых пойдет на финансирование инвестпроектов, а оставшиеся — на дальнейшее развитие агрофраншиз. Однако в целом, как отметил г-н Огородов, процесс распределения средств гибок и в конечном итоге будет зависеть от количества поданных заявок на приобретение франшиз.
Что выросло, то выросло
Что выросло, то выросло
Поделиться: