Газета
 19 сентября 2011, 13:20   1316

Купим слона...

Купим слона...
Оказывается, у Перми был свой персональный неафишируемый бог — слон Джонни. Как и любой бог, он, согласно Ницше, не вечен. Что сейчас есть у Перми, за вычетом культурной революции?

16 сентября состоялось заседание комиссии по реализации Генерального плана Перми. Ключевым моментом жаркого и эмоционального обсуждения предсказуемо стал вопрос о смене места дислокации Пермского зоопарка.  Анатолий Маховиков, которого Борис Мильграм «назначил» временным куратором проекта-долгостроя, должен был представить алгоритм действий по принятию «решения века». Но вместо главы администрации ответ перед собравшимися держал руководитель комитета по культуре Вячеслав Торчинский.
Торчинским в очередной раз был представлен проект зоопарка, разработанный испанскими архитекторами, и озвучены примерные цифры будущих затрат. Выяснилось, что помимо 17 млн рублей, затраченных на разработку проекта, понадобится еще как минимум 38 млн на переезд. А на создание новой площадки уйдет и вовсе астрономическая сумма — около 2 млрд рублей. На окупаемость проект должен выйти через три года. Впрочем, руководитель комитета по культуре признался, что цифры довольно условны и экономическое обоснование в данном случае отсутствует.
Этим не преминул воспользоваться Борис Мильграм, который выступил перед комиссией с небольшой филиппикой: дескать, проект, хоть и детально разработанный, заключает в себе колоссальные риски, ибо речь идет не о размещении в центре города, где зоопарк был бы востребован и неизменно успешен, но об окраине, куда еще нужно добраться. Ввиду этого директор проектного офиса «Пермь — культурная столица Европы» ультимативно уведомил, что если сторонники переезда в район Архиерейка продолжат настаивать на своей версии, то рассчитывать они смогут лишь на зоопарк экономкласса площадью не более четырех гектаров. Мильграм, по его словам, успел договориться об этом с самим губернатором.
К дискуссии подключилась директор Пермского зоопарка Людмила Кардашова, которая напомнила, что сейчас зоосад располагается на площади в два гектара, и этого пространства катастрофически недостаточно для нормального существования животных. «Если нам придется ютиться на четырех гектарах, это ничего не изменит.  Мы будем вынуждены жить в тех же условиях», — посетовала г-жа Кардашова.
Но Борис Мильграм был настроен решительно: во-первых, зоопарк должен «работать» на центр города и никак иначе, а во-вторых, финансовая сторона проекта продумана чрезвычайно небрежно. «Ведь придется еще пополнять фонд животных. И никто не знает, во что нам обойдется слон и, например, двести пингвинов», — внезапно резюмировал г-н Мильграм. В качестве заключения он пообещал, что в случае, если зоопарк будет располагаться в центре города, то ограничение в четыре гектара автоматически снимется.
Вячеслав Торчинский, явно ретировавшийся под напором своего идеологического оппонента, предложил «средний» вариант решения. Точнее, наметки этого решения: главное, чтобы зоопарк располагался на площади не менее двенадцати гектар.
Очевидно, почва для компромисса подготовлена: с одной стороны — непримиримая позиция Мильграма, с другой — нерешительно прозвучавшие аргументы сторонников проекта, негласно курируемого Игорем Шубиным. Конфликт вокруг зоопарка, приобретший в последнее время очертания локальной войны, кажется, застыл на мертвой точке. Ясно одно: город без зоопарка — то же самое, что зоопарк без слона. Но если для участников этой неразберихи их  мотивы и конечные ожидания вполне ясны, то для пермяков намного важнее простая определенность, которой, увы, пока не чувствуется.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний