Газета
 12 сентября 2011, 13:20   1134

Истина и деньги

Истина и деньги
Гонки за длинным рублем – излюбленный вид спорта каждого первого россиянина. Но сбитые в кровь ноги, расстроенное дыхание и упущенные места на пьедестале почета – самые малые беды, которые ожидают аутсайдеров.

Подарил мне дедушка рубашку,
Он ее три года не стирал,
А по той рубашке бегали букашки,
Дедушка ногами их топтал.

Из блатного народного

Политика, экономика, государство, общество, искусство и даже иногда любовь подвластны вынесенным в заголовок словам. Как правило, из них люди выбирают либо одно, либо другое. Случаев совмещения на старте ничтожно мало. Сделавшие выбор в пользу денег в начале пути часто крутят пальцем у виска и говорят при этом: «Я шо, дурак, за такие деньги?..» Сделавшие выбор в пользу поиска истины брезгливо смотрят на будущих «толстосумов» свысока. И те, и другие в этой ситуации неправы. И то, и другое может составить счастье, правда, чаще всего, одного человека. Умалять значение инвестиционных проектов и научных исследований по отношению друг к другу ни в коем случае нельзя, так же, как мерить Иммануила Канта с владельцами Панамского канала. Грандиозность денежных потоков и движения мысли одинаково поражает. Но самое важное не в этом.
 Олигархи и мыслители – это «фланги» нашего общества. Их деятельность создает важную предпосылку в их же личной жизни – изолированность от всех остальных людей. Они в силу разных причин могут не встречаться в повседневности с теми, кого большинство видит в сводках новостей. То есть с большинством. А если им это понадобится, то смогут произвести эту встречу на «закрытой» территории. А вот как быть в этой ситуации всем остальным, которые, судя по «теплоте» отношений, тоже хотят изолироваться?
На днях, прогуливаясь с моим другом у эспланады, мы встретили вызвавшегося нам сказать, кто мы такие, человека с сумкой. Он долго нам рассказывал про язычество, как его погубило христианство, и что если бы не оно, то мы бы так зажили, спрашивал, кто такие волхвы, и, к своему удивлению, получив от моего начитанного собеседника верные с его точки зрения ответы, отважился прочитать наизусть стихотворные формы, посвященные его изысканиям. Пока я не сказал, что мне позвонила жена и срочно просит прийти, мы все это слушали.
В эпоху культа трудового человека, на пике популярности фильмов вроде «Кубанских казаков» или «Премии» (опять Гельман, будь оно неладно) этот социальный тип имел бы место, на котором он бы чувствовал состоятельность. В нашу эпоху, сев перед телевизором и увидев демонстрацию «сладкой жизни», он чувствует всю ничтожность своего положения. В результате в голове каша из эзотерических учений, знаний, полученных из тонких брошюр и многотиражных книг, сомнительного содержания. Так фюрер осваивал в свой венский период различные отрасли наук. Куда он потом их применил, известно.
Если вы успели заметить, в нашей жизни пропали как слой высококлассные водители, умеющие что-то руками сделать плотники, слесари, токари и т. д. Я горд знакомством с Александром Николаевичем, человеком из советской эпохи, способным сделать в доме все. И когда у меня есть какая-то забота с проводкой или сантехникой, я не звоню в управляющую компанию. Я звоню ему. Он мастер.
Истина и деньги – все стали знатоками в этих двух сферах. Хотя даже в США, стране с устойчивой предпринимательской историей, класс бизнесменов составляет, по некоторым подсчетам, не более 10–15%. Речь идет о тех, кто действительно может вести дело, а не о тех, кто берет кредит в банке и пропадает с ним. Про интеллектуалов и говорить не стоит.
Навязанные нам стереотипы в общественной сфере не сработали. Они лишили большинство спокойствия, но не дали гарантий. Рыночная экономика, понимаешь. «Выбирайтесь, как умеете». И в итоге, не чувствуя земли под ногами, большинство социальных типов, имевших устойчивый и постоянный вид на жительство, болтается между редкими заработками и невротическим обоснованием причин, почему все так плохо.
До тех пор, пока элита, обладающая властью и деньгами, не поймет, что общественные огораживания в нашей стране имеют иную, разрушительную природу в сравнении с английским, до тех пор, пока работник не будет видеть по телевизору, что его труд почетен, независимо от того, кто он по профессии, мы всегда будем находиться в ситуации угрозы того, что такие люди начнут сбиваться в стаи и снимать скальпы с тех, кто, по их мнению, не волхв. Пока баррель за 100$ беспокоиться, конечно, не стоит. Это ведь не 1917 год, там да, действительно было плохо. И вот тогда зря не беспокоились.
Ну и большинство, так и не отойдя от нокаута 90-х и нокдаунов 2000-х, вроде осваивает новые рифмы, взамен старых. Да и старые истины тоже иногда возвращаются. Деньги – нет.

Поделиться:
Все новости компаний