Газета
 11 апреля 2011, 13:20   2063

Космические заборы стрит-арта

Космические заборы стрит-арта
Художник и куратор Арсений Сергеев рассказал о стрит-арте, о приличном и неприличном в творчестве группы «Война» и том, что нарисуют на пермских заборах этим летом.

В Перми стартовал стрит-арт-проект «Длинные истории Перми 2011». Курирует его Арсений Сергеев, художник, специалист в области искусства общественных пространств, член экспертного совета премии «Инновация».
Три месяца назад Арсений Сергеев перебрался в Пермь и работает куратором паблик-арт-проектов Пермского музея современного искусства PERMM, до этого он жил и работал в Екатеринбурге.

Арсений, давайте разберемся, что называют стрит-артом и почему у вас лично такой интерес к этому виду современного искусства?
– Дело в том, что я по образованию художник-монументалист, так что для меня улица и есть место работы. Стрит-арт отличается от монументального искусства тем, что это искусство, во-первых, эфемерное, недолговечное, а во-вторых, появляется на улице без согласования. Но эта стратегия, на мой взгляд, дико привлекательна. Вы помните, еще Маяковский в свое время писал: «...улица корчится безъязыкая». И современным сообществам, живущим в больших городах, точно так же не хватает возможности выражения своих чувств и мыслей. Одновременно с этим на жителей городов огромное давление оказывает реклама и всякого рода политическая пропаганда. Так вот, стрит-арт всегда противостоит этому и, кроме того, является выражением того, что люди думают и чувствуют, живя в городе.

Почему?
– Потому что художники стрит-арта являются выходцами из того же сообщества. Они фактически визуализируют тот культурный фон, в котором живут люди. И даже все эти бесчисленные росписи-«теги» на домах и подъездах, которые мне самому, кстати, не очень нравятся, тоже являются отражением культуры молодежи, занимающейся хип-хопом и экстремальным спортом. И зачастую граффити бывают просто виртуозно исполненными.

Стрит-арт может выражать какие-то политические взгляды художника?
– Да, на Западе среди художников стрит-арта огромное количество политических активистов. Например, Шеппард Ферри, который выступает под ником «оbеy» и работает в постерной технике. Именно он создал самый важный в истории избрания Барака Обамы плакат – портрет будущего президента из цветных плоскостей с надписью «Hopе» (надежда).

А в России стрит-арт также политизирован?
– Я бы не сказал, хотя в этом случае почему-то всегда называют группу «Война». Она стала широко известна после того, как ее участники в Санкт-Петербурге изобразили на Литейном мосту через Неву мужской детородный орган. Сделали они это как раз перед тем, как мост начали разводить, и в считанные минуты гигантский фаллос «встал» под окнами местного ФСБ. Еще смешнее картинка была утром – сотни машин у моста ждали пока он опустится. Но я бы не назвал это политическим активизмом. На самом деле все акции группы «Война» – жесты элитарного художнического сопротивления по отношению к власти, в них слишком много артистического эгоизма, индивидуалистской поэтики, чтобы стать «орудием» политических партий или движений.

Их можно отнести к художникам стрит-арта?
– Да, это стрит-арт – уличный перформанс. И материалом для этих художников являются их взаимоотношения с правоохранительными органами. Для них милиция, точнее, уже полиция, как для пейзажиста краски.

Именно Вы, Арсений, выдвинули группу «Война» на получение премии «Инновация». Почему?
– На мой взгляд, акция «Х... в плену у ФСБ», которую они реализовали в Санкт-Петербурге, – очень яркий и чрезвычайно удачный проект. «Концептуальное видение» художников совпало со сложившимся в сегодняшней России отношением общества к властным структурам. Согласитесь, большинство из нас старается как можно реже соприкасаться с властью. И вот этот жест «Fuck you!» как-то лег на настроение людей, и акция получила просто невероятную популярность и облетела весь Интернет. Причем если бы такая работа была сделана где-нибудь в Европе, она не осталась бы незамеченной, но ее значение было бы совсем другое. 

Там это было бы просто хулиганством?
– Стрит-арт – это и есть в определенном смысле хулиганство, ведь художник высказывается в общественных местах, ни с кем это не согласовывая. И смысл работы возникает из соединения этого высказывания с внешним контекстом. Вот в Великобритании у знаменитого Бэнкси есть трафарет, изображающий крысу, но в зависимости от того, где он ее нарисует и как она расположена, картинка приобретает совсем разный смысл: от протеста до мягкого юмора.
И у группы «Война» эта акция очень контекстуально сделана: найдено место, найден масштаб, отыграно поднятие моста. И очень много чисто фольклорных тем. У нас ведь все знают, что «...мимо тещиного дома я без шуток не хожу...», а по отношении народа к власти ФСБ и есть та самая «теща». Вообще каждый человек хоть раз в жизни рисовал ЭТО, но только у группы «Война» этот рисунок произвел такую бурю эмоциий, получил такую известность.
Кстати, когда я выдвинул «Войну» на премию «Инновация», меня поддержали единогласно все члены экспертного совета.

Стало известно, «Война» получила премию «Инновация». Но, согласитесь, у них даже название проекта «Х... в плену у ФСБ» звучит неприлично. Разве нет?
– Мы имеем такую действительность, на которую художники так реагируют. Художник всегда является зеркалом, визуализатором того жизненного опыта и того пространства, которые его окружают. Почему-то всем кажется приличным, что чиновникам даются фантастические взятки, и никого это не смущает. Почему-то не проходят многочисленные демонстрации протеста против произвола милиции, а ведь в Интернете даже специальный сайт создан, где выкладываются сведения о ежедневно совершаемых сотрудниками милиции преступлениях, судя по нему, убийства совершаются почти каждый день. Это не считается неприличным. Откаты, распилы, тотальная коррупция не вызывают у нас ни капли смущения. А тут – надо же, член нарисовали – какой скандал! Это – ханжество. Художники на это ханжество и указывают. Наше общество сегодня – это насквозь больной организм, а большая часть СМИ, особенно телевидение, работают как мощное обезболивающее, которое не дает это заметить. Так что художники получаются чуть ли не единственные здоровые клетки, которые сигнализируют, что «организм» на самом деле разваливается.

В чем суть проекта «Пермские длинные истории», куратором которого Вы являетесь?
– Мы собираемся пригласить художников и разрисовать многочисленные пермские бетонные заборы. По сути, акция является некоей подготовкой к введению принципиально иного типа ограждений в Пермском крае. Бетонный забор – это не просто непрозрачная стена, это в каком-то смысле выражение безответственности собственника по отношению к людям, желание отгородиться от общественности. Но самое главное – бетонные заборы не просто портят общественные пространства, они создают образ непрозрачности, закрытости самого города. Понятно, почему администрации Перми хочется, чтобы ограждения не были глухими, а делались бы, например, из сетки.
С другой стороны, Перми, как и многим другим российским городам, не хватает цветовых акцентов, все уж очень уныло. Вот мы и внесем яркие цветовые акценты в жизнь горожан.
Проект «Длинные истории Перми 2011» находится на стыке паблик-арта и стрит-арта. По тому, как это будет выглядеть, – это, конечно, стрит-арт – суперграфика, граффити, постеры, но сделано будет очень основательно и масштабно.

Определена ли тема конкурса, или художники выбирают ее сами?
– Тема есть – «Скорость цвета», в ней намек на космос, но мы не хотим, чтоб заборы были сплошь покрыты изображенями ракет, планет и спутников, трактовка может быть очень широкой. Для кого-то космос – это детская мечта, для кого-то воспоминания отца, работавшего на «Пермских моторах», для кого-то – первый поход в планетарий или книги писателей-фантастов.
Сейчас объявлен международный конкурс, уже поступили заявки от художников Украины, Киргизии, США, Италии и других стран. Заявки мы принимали  до 5 апреля, сейчас будет сформирован шорт-лист, по которому жюри отберет лучших. Летом победители приедут в Пермь и воплотят свои проекты на пермских заборах.

И сколько заборов планируется разрисовать?
– Художникам будет где поработать. Мы в первую очередь отбирали заборы, которые находятся в центре и расположены по так называемому гостевому маршруту. Так вот, только у ипподрома надо зарисовать 440 бетонных секций, а всего планируется покрыть росписями 40 заборов, по 40–60 секций в каждом. Всем художникам мы выделим помощников, потому что в одиночку такие проекты сделать невозможно.
Надеемся, что владельцы заборов также будут помогать нашим художникам, обеспечат сохранность красок и материалов, помогут с местом, где можно будет переодеться и перекусить. Кстати, если какой-то забор не вошел в наш реестр, а его владелец также желает принять участие в акции, он может обратиться к нам – вместе сделаем наш город ярче.

Поделиться:
Все новости компаний