Газета
 05 июля 2010, 13:20   3487

«Архитектуру наших городов можно назвать трусливой»

«Архитектуру наших городов можно назвать трусливой»
Алексей Куковякин, директор архитектурного бюро «Алкута» (Екатеринбург), – о градостроительной политике Перми, уплотнительной застройке и конкуренции между отечественными архитекторами и западными специалистами.

Алексей, успели ли Вы ознакомиться с градостроительной политикой Перми? Насколько, на Ваш взгляд, власти последовательны в своих действиях?
– Для того чтобы разобраться и правильно оценить градостроительную политику города, необходимо принимать участие или каким-либо образом присутствовать в основных вехах этого движения. И мне, хоть я и принимал участие в некоторых мероприятиях как участник и член жюри в конкурсах, а также как спикер на Архитектурном мосте Москва – Пермь – Екатеринбург, понять всю глубину процессов, происходящих сегодня, сложно. Оценивать ситуацию можно лишь по знаковым моментам, которые действительно показывают новый подход и желание властей вырваться из стереотипов советского прошлого и провинциальности.
Если говорить о последовательности в действиях власти, то я бы хотел, чтобы они приводили к результату поэтапно, пошагово, но к результату во благо. На мой взгляд, необходимо расставлять маяки, пилотные проекты, заявлять новое качество, тогда и объяснять ничего не придется, люди все поймут и оценят.
Действительно ли концепция освоения города, которая легла в основу Генерального плана, является новаторской для России?
– Если говорить о мастер-плане Кииса Кристиансе, то это хорошая профессиональная работа. Свежий взгляд всегда полезен. Если же речь об уплотнении городской застройки, то здесь меня настораживает другое: почему ситуация с уплотнением стала откровением из уст иностранных специалистов, когда российские архитекторы в течение последних 3–5 лет безуспешно пытаются объяснить, что объявленная борьба с уплотнением и точечной застройкой – это поверхностная недальновидная политическая игра в угоду необдуманным лозунгам и рейтингам политических фигур, и ведет она в тупик. Городская ткань застройки – это сложный организм, с которым необходимо работать с глубоким анализом и превентивно, а не примитивно: «по щучьему велению, по моему хотению». Слышать нужно специалистов, своих в том числе, выбирать их по квалификации, опыту, а не по тендерам «кто дешевле сделает»!
Какие нововведения в облике Перми Вы считаете действительно ценными?
– Если говорить о новой концепции мастер-плана, то это, безусловно, выход к реке над железной дорогой – очень интересная тема, и развить ее можно еще более эффектно, чем у голландцев. Весьма интересна трактовка использования в общем контексте оврагов и русел малых рек, но этот вопрос не так прост, как кажется. Одними рекреациями не обойтись, на мой взгляд.
Современная архитектура новых кварталов и районов жилой застройки – очень ценная идея. Хотя и здесь есть своя проблема: заказчики, застройщики, да и, что греха таить, само общество, к сожалению, боится новаторства в эстетическом и функциональном аспектах. И по-настоящему подойти к новой среде обитания – компактной, эстетичной, экономичной, функциональной – будет очень не просто. Здесь необходима политическая воля руководства – новое мышление. Сегодня архитектуру наших городов можно назвать «трусливой», и в этом вина не архитекторов.
С какими проблемами могут столкнуться власти, инвесторы, строители при реализации Генерального плана?
– Проблем при строительстве всегда хватает, а если относиться к делу серьезно, то есть по-настоящему ответственно создавать новую среду обитания, не побоюсь сказать – среду обитания нового ХХI века, то нужно изменить мотивацию – поставить приоритет в пользу действия, научиться решать задачи грамотно, качественно подводя под них экономику, а не наоборот.
Пермских архитекторов очень задел тот факт, что разрабатывать концепцию Генплана пригласили иностранных специалистов? Есть ли у городских властей основания не доверять местным архитекторам? Как выстраиваются отношения у властей Екатеринбурга с местными архитекторами?
– То, что приходится конкурировать с иностранными фирмами, – это реальность, которую необходимо принять. Комплексы, которые возникают у местных архитекторов, – это критерий их творческого потенциала и не более. В 70–80–90-х годах мы мечтали о такой конкуренции, но не могли этого делать в связи с закрытостью страны. Хотя на международных конкурсах того времени наша так называемая «бумажная архитектура» котировалась достаточно высоко.
В вопросе доверия властей к местным архитекторам я бы выразил такую крамольную для обеих сторон мысль: к разрушению градостроительной культуры, науки и практики государственные и муниципальные власти приложили самое активное участие. Достаточно внимательно посмотреть те законы и различные законодательные акты, которые не предполагают комплексного подхода в планировке городов, и все станет ясно.
Специалисты, естественно, не могут развиваться полноценно – им нужно как-то жить, а повышение квалификации – это постоянный труд! Мудрый руководитель должен смотреть в будущее. Почему не объединить в одну команду иностранцев и местных специалистов, огромная была бы польза и тем и другим, и «продукт» получился бы более качественным, а это главное!
Опыт взаимоотношения архитекторов Екатеринбурга с властью тоже достаточно сложен. Нас гораздо раньше коснулась тема конкуренции с иностранными архитекторами. Сейчас и властям, и заказчикам стало понятно, что не все так идеально у иностранцев, как им представлялось. Оказалось, что за качество нужно платить – и немало, что и идея стоит очень дорого и со специалистами нужно обращаться достойно!
Олег Чиркунов заявил, что готов позвать иностранных специалистов, которые разработали бы ряд типовых проектов застройки жилых кварталов. Смогут ли зарубежные специалисты дать пример? Возможно ли иностранный опыт градостроительства перенести на отечественную почву?
– Привлекать иностранных архитекторов необходимо. Они несут новый дух, новое мышление – не лучшее, другое. Здесь необходимо понять две основные вещи.
Во-первых, нужно предоставить равные условия для российских и иностранных компаний не только в творческом, но и в коммерческом плане.
Во-вторых, грамотно сформировать техническое задание в отношении наших норм либо давать карт-бланш по изменению этих норм с учетом иностранных нормативов, которые мы тоже знаем.
Кроме того, наивно полагать, что только зарубежные специалисты понимают, какой должна быть качественная архитектура. Во-первых, у нас разные подходы к сегментации жилья, иностранцы часто не готовы вникать в особенности климата, зачастую приезжают с уже готовыми проектами, которые где-либо реализовывали, их менталитет кардинально отличается от нашего, само понимание качественного жилья разное. Во-вторых, у нас появились программы по переселению военнослужащих, расселению ветхого жилья. Иностранцы понятия не имеют об этом.
Вы в конце июня встречались с главным архитектором Пермского края Еленой Чугуевской. О чем шла речь?
– Да, такая встреча состоялась и носила достаточно конструктивный характер. Вопросы, которые мы обсуждали с Еленой Станиславовной, касались в основном темы малоэтажной застройки в сфере действия новой концепции уплотнения и реконструкции старых кварталов. Также мы коснулись проблемы рекреационных зон, пересекающих город по оврагам и руслам малых рек.
В апреле на Архитектурном мосте Москва – Пермь – Екатеринбург вы представили собственную программу. Могла бы она помочь в реализации основных принципов Генерального плана Перми.
– Мы изучаем опыт малоэтажной застройки (так называемый хаузинг) Европы и Америки уже на продолжении 10 лет. Основной задачей программы является создание среды обитания ХХI века, идущей от потребностей современного человека, с учетом менталитета и экономических возможностей региона. По-моему, такую же задачу преследует и руководство Пермского края, а реализация – это вопрос времени.

Поделиться:
Все новости компаний