Газета
 10 ноября 2014, 13:20   1751

Муж музею помогает

Муж музею помогает
Малоизвестные пермские музеи живут без интернета, нормального финансирования и даже собственных сайтов. Но есть посетители, которые умудряются найти экспозиции и даже говорят с экскурсоводами языком Йоды.

 В Перми, как и в каждом крупном городе, есть набор музеев, о которых известно буквально всем жителям. Но существуют и заведения, известные буквально единицам. Факт малой известности не делает их менее интересными. Специальный корреспондент Business Class побывал в нескольких музеях второго ряда и убедился, что здесь есть чем заняться.

Кошмар Ленина

Полутемное помещение, яркий свет падает на огромную картину противостояния казаков и рабочих. Фон – Мотовилиха начала прошлого века. В зале школьники, класс четвертый-пятый, одни слушают экскурсовода, другие сидят ВКонтакте или перешептываются между собой.
«В начале века в Мотовилихе происходили драматические, важные, но противоречивые события. На полотне вы видите, как рабочие вышли на улицу выразить протест против действующей власти. А казаки их разгоняли. Казаков тоже можно понять: все-таки на улицах массовые беспорядки, люди с оружием, еще ранят кого... В общем, порядок надо наводить». После этих слов экскурсовод включает на терминале советскую аудиозапись. Строгий, официальный голос начинает вещать о роли первой русской революции в освобождении пролетариата и значении этих событий для жизни Владимира Ленина. В этот момент в зал заглядывает пожилая женщина в кожаной куртке и черных спортивных штанах. «До сих пор про Ленина детям рассказывают! Кошмар какой!» – возмущается она, услышав имя вождя мирового пролетариата и демонстративно уходит. Тем временем запись заканчивается, и обрадованные школьники бегут фотографироваться на фоне гигантской панорамы. О Музее-диораме слышал, наверное, каждый житель города. Однако посещали его немногие, причина, вероятно, в географической отдаленности музея. А посмотреть здесь есть на что. Сама диорама – 25-метровое полотно художников Данилевского и Ананьева, посвященное событиям 1905 года. Это главный, но не единственный экспонат музея. Здесь можно увидеть станки начала прошлого века, шахматный столик с потайным отделом для революционной литературы участника первой русской революции и автора памятника Борцам революции Василия Гомзикова, а также личные фотографии революционера. Отдельный стенд посвящен горным инженерам – сословию, сыгравшему свою роль в истории Урала (кстати, и сегодня роль этой профессии в жизни региона существенна – Виктор Басаргин и Геннадий Тушнолобов тоже горные инженеры). Для желающих углубиться в историю Мотовилихи есть специальная интерактивная площадка, там можно посмотреть копии оригинальных исторических документов и сфотографироваться в атмосфере старинного мотовилихинского фотоателье. На втором этаже расположились советские велосипеды и мотоциклы, в том числе такие культовые модели, как «Урал», «Кама», «Ява» и «ИЖ». Снаружи, под открытым небом, месяц работала еще одна выставка, повествующая о временах, когда словосочетание «российский автопром» еще не было ругательством. В «Ретро-гараже» собраны такие знаменитые советские автомобили, как «Чайка», «Волга», «Победа», а также легендарные «Запорожец» и «Москвич». Последний в изобилии обклеен наклейками-надписями типа «Как ни старайся, нельзя сделать «Москвич» абсолютно исправным. Но и сломать его до конца тоже нельзя. Как ни старайся». Кстати, именно выставка автомобилей помогла привлечь в музей новых посетителей. «Посетителей у нас обычно достаточно много. Но когда открылась выставка автомобилей, их стало очень много, даже в выходные нас посетили несколько тысяч человек. Многие, приходя посмотреть на автомобили, открывают для себя основную экспозицию музея, о которой раньше мало знали», – рассказывает ведущий научный сотрудник музея Вероника Козлова. Единственный источник информации об учреждении – сайт. В соцсетях музей никак не представлен, для этого нет ни времени, ни возможности: Вероника является единственным научным сотрудником. Так как Музей-диорама – филиал краеведческого музея, то и финансируется он из краевого бюджета. «Финансирования не хватает, что-то приходится делать на чистом энтузиазме», – отмечает Вероника Козлова. Сейчас музей готовит выставку, посвященную юбилею Великой Отечественной войны.

Сделать взрывчатку

Еще один «революционный» музей – «Подпольная типография» – соответствует своему названию более чем полностью. Отыскать его и сейчас довольно непросто, что уж говорить про начало двадцатого века. Внешне ничем особо не примечательный деревянный домик внутри скрывает не только действующий станок для печати листовок и революционную литературу, но и предметы быта простых людей того времени. Самовар, печка, посуда, швейная машинка, горшки на полках, книги, шахматный столик, вместительный комод – обычный дом той эпохи. Единственное, что напоминает о революционной тематике музея, – стеклянный стенд, отражающий деятельность РСДРП 1905-1906 годов. Но стоит открыть крышку комода, и там обнаружится печатный станок. Шахматный столик (копия тайника из Музея-диорамы) окажется хранилищем готовых листовок, а в ящиках под стендом прячется настоящая революционная лаборатория для изготовления взрывчатки.
По музею прогуливается девочка в розовой шапке, вместе с папой они пытаются найти печатный станок. Девочка подбегает к директору музея, по совместительству единственному экскурсоводу Наталье Каменских, дергает ее за свитер и просит помочь с поисками. Уже через несколько минут папа открывает тяжелую крышку комода и помогает дочери напечатать листовку. Ребенок внезапным открытием доволен. Глядя на это, корреспондент Business Class не выдерживает и тоже пробует отпечатать листовку, одно движение валика – и на бумаге возникают первые строки программы социал-демократической партии. Экспозиция музея полностью интерактивна. Все экспонаты можно потрогать или подержать в руках. Основная аудитория музея – дети, специально для них здесь проходят занятия и специальные программы на исторические темы, а в число экспонатов добавились игрушечные кот (чем-то неуловимо напоминающий популярный интернет-мем «упоротый лис») и домовой. Но, по словам директора музея, аудитория не ограничивается только детьми, «типографию» часто посещают студенты и взрослые. «Наш годовой план – 1500 посетителей, в прошлом году было больше», – говорит Наталья Каменских. Информация о музее доступна только на сайте. Планируется запуск страницы музея ВКонтакте, но пока это невозможно – в здание не проведен интернет. Однако к концу года Наталья планирует решить эту проблему. Как и Музей-диорама, «Подпольная типография» существует на средства бюджета. «Финансирования не хватает. Мы давно планируем во дворе музея сделать детскую площадку в русском стиле: с деревянными качелями, летнюю веранду для чаепитий. Дорожка во дворе не закончена, забор падает... В общем, все наши хозяйственные дела упираются в финансирование», – рассказывает Наталья. «Еще хотелось бы нанять в музей смотрителя. Сейчас я здесь совершенно одна: и кассир, и экскурсовод, и заведующая – все в одном лице. Правда, муж еще иногда помогает, – продолжает директор музея. – Но, несмотря на все, музей – это мое детище, и я все здесь очень люблю», – резюмирует она.

Я долго смеялся

Молодой человек в желтом халате, исписанном различными химическими формулами, проводит корреспондента «Business Class» по помещению, заставленному всевозможными установками. Маятники, воздушная пушка, гироскопы, аэродинамическая труба, «шар Теслы», зеркальный лабиринт – это далеко не полный перечень экспонатов «Парка научных развлечений». «Все наши экспонаты направлены на то, чтобы показать детям, каким образом законы физики связаны с жизнью или показывают как работают какие-либо установки. Возьмем к примеру, аэродинамическую трубу. Настоящую мы сюда притащить не можем, а вот показать на примере модели — запросто» – рассказывает экскурсовод Евгений. Он работает в музее практически с момента основания, совмещая с учебой в политехническом университете. «Здесь весело, иногда в музей приходят знакомые или преподаватели, да и компания сотрудников подобралась хорошая. У нас много посетителей, некоторые оставляют отзывы. Читать их приятно, а иногда очень смешно. Например, недавно один ребенок написал отзыв в стиле мастера Йоды из «Звездных войн»: «Евгений, понравилась мне экскурсия» и дальше в таком духе... Я долго смеялся», – делится он впечатлениями от работы. В отличие от предыдущих учреждений «Парк научных развлечений» – музей частный. Его учредители – предприниматель Екатерина Остапенко и генеральный директор Пермской приборостроительной компании Алексей Андреев. «Екатерина много путешествовала, увидела подобный музей за границей и загорелась идеей создания такого же в Перми. Потом изучила опыт работы Москвы и Петербурга, все просчитала, нашла инвестора, и в апреле прошлого года музей начал свою работу», – рассказывает историю создания парка его директор Марина Костарева. С рекламой и продвижением «Парка научных развлечений», в отличие от филиалов краеведческого музея, нет никаких проблем. Кроме музейного сайта, действует постоянно обновляемая группа ВКонтакте, кроме того, реклама музея запущена на местном телевидении и размещена на некоторых пермских автобусах. «Но, несмотря на широкую рекламную кампанию, есть люди, которые слышат о музее в первый раз», – отмечает г-жа Костарева. И хотя музей не является государственным, он активно сотрудничает с администрацией города. «Недавно у нас завершился проект «Папа, мама, я – спортивная семья», в его рамках члены многодетных семей могли посетить наш парк и научные шоу совершенно бесплатно. В следующем году планируем выйти с этим проектом на краевой уровень», – рассказывает директор музея. Музей работает чуть больше года, и уже удалось сделать многое: обновить более 50% экспонатов, разработать «научные шоу» и мастер-классы, открыть филиал в Закамске в виде самого большого в городе зеркального лабиринта. В перспективе руководство музея планирует построить третий этаж и заполнить его совершенно новыми экспонатами.

Горшки и лапти

На первый взгляд, обычную учебную аудиторию Пермского педагогического университета от других отличают 12 стеклянных стеллажей с археологическими артефактами, расположившимися вдоль стен. Музей археологии и этнографии пермского Предуралья – учебное заведение, его экспонаты прежде всего используются для обучения студентов-историков. Аналогичные структуры есть и в классическом университете, где существует даже идея объединения разрозненных учебных музеев в единый музейный центр. Несмотря на то, что содержимое учебных музеев предназначено прежде всего для специалистов и студентов, некоторые экспонаты будут интересны и обычному посетителю. Например, керамика Волжской Булгарии, реконструированный профессором Крыласовой костюм X века или же маленькие горшочки и лапти, сделанные детьми XIX века. Большинство экспонатов музея собрали сами студенты во время археологической практики. «С 1983 года студенты нашего университета выезжают на раскопки, самые яркие находки представлены в нашем музее и его фондах», – рассказывает старший преподаватель кафедры древней и средневековой истории России Дмитрий Шмуратко. Посетителей в музее немного, в основном это школьники, которых приводят выпускники университета, сами ставшие преподавателями. Несмотря на наличие статьи в Википедии и описания на сайте университета, знают о музее немногие. Сейчас музей работает по двум направлениям: работа со школами и детьми с ограниченными возможностями. «Мы активно реализуем проект по работе со слепыми детьми. Мы уже провели несколько занятий для детей из интерната для слабовидящих. Даем возможность потрогать как некоторые экспонаты, так их пластиковые копии. Тактильное знакомство слабовидящего человека с копиями предметов позволяет представить, что это за предмет и как он выглядит», – поясняет преподаватель. Интересно, что музей существует не только за счет средств университета, около двух лет он финансировался по государственной целевой программе. В этом году учреждение получит деньги по программе развития университета, в будущем сотрудники планируют получить грант. «Когда мы получаем финансирование помимо университетского, тогда можно говорить о каком-то развитии, так как университет предоставляет только зарплату штатному сотруднику и какие-то совсем небольшие средства, на которые нереально обновлять фонд и оборудование», – отмечает Дмитрий Шмуратко.

«На мой взгляд, большинству пермских музеев недостает интерактивности – возможности посмотреть, потрогать, взаимодействовать с экспонатами напрямую, ощутить атмосферу музея в полной мере. К примеру, в 1995 году я был в Штатах, в Чикаго, в «Музее естественной истории». И даже мне, взрослому человеку, было там интересно находиться и что-то делать. Сейчас в Москве проходит выставка, посвященная космонавтике, и там тоже можно и за пультом посидеть, и шлем надеть, с другими вещами познакомиться поближе. Именно этого нам сейчас и не хватает, причем этого не хватает не только музеям, но и другим учреждениям, например, университетам», – считает руководитель направления «Реклама и связи с общественностью» в ПГНИУ Николай Пономарев. «Понятно, что бюджет музея ограничен, но здесь дело даже не в деньгах. С большими деньгами любой дурак может сделать что угодно, а ты попробуй поработать с ограниченным бюджетом», – продолжает г-н Пономарев. Еще одна важная проблема, по мнению специалиста, – отсутствие адекватной культурно-туристической политики, а решение проблемы он видит в привлечении в музейные и городские структуры новых, молодых кадров. «Я бы на месте руководства музеев обратился в пермские вузы. В Перми есть институт культуры, который готовит режиссеров и сценаристов. Разве они не смогут провести какое-нибудь мероприятие нестандартно? В других вузах есть специальности, где учатся интересные ребята, которые могли бы привлечь в музеи молодежную аудиторию. Я не понимаю, почему в Перми все настолько некреативно? Есть же активные студенты, преподаватели, хорошие специалисты-практики. Но для этого необходимо, чтобы сами музеи понимали, чего они хотят. Конкретика нужна», – говорит Николай Пономарев.

Теги:
Поделиться:
Все новости компаний