Газета
  1. Газета
 10 сентября 2012, 13:20   2087

Повод поЖЮРИть

Повод поЖЮРИть
Акулы пера, гордо именующие себя независимыми журналистами и увязшие в скандале вокруг интервью с бывшим надсмотрщиком лагеря Пермь-36, воззвали к независимым экспертам.

 4 сентября в пермском Доме журналиста прошло заседание Большого жюри — органа, чьи решения носят рекомендательный характер и дают этическую оценку действиям представителей журналистского цеха. 

На повестке дня Большого жюри было четыре заявления. Все они связаны со скандалом вокруг публикации в местном выпуске «Аргументов и фактов» интервью с бывшим надзирателем лагеря Пермь-36. Первое поступило от журналистки Любови Соколовой, оскорбленной некоторыми формулировками в обозначенном газетном материале и тем, что публике была представлена, по ее мнению, беспринципная ложь. Второй «иск» был ответным — Ольга Волгина, которая брала то самое интервью, негодовала по поводу того, что Соколова позволила себе опубликовать в закрытой группе социальной сети Facebook заметку «АиФ дурно попахивал, теперь — откровенно воняет», а газета Business Class, как полагает Волгина, некорректно процитировала некоторые пассажи из этого «крика души». Третье написал Аркадий Быков из «Звезды», намеревающийся отстоять право журналистов брать интервью у кого угодно и доносить до читателя любую альтернативную точку зрения. Наконец в полемику вмешался Иван Ковалев, проживающий в Техасе и возмущенный статьей Волгиной не меньше, чем ее земляки.
Таким образом, корпус «ответчиков» состоял из Любови Соколовой, Ольги Волгиной (в один голос отрекомендовавшимися «независимыми журналистами») и главного редактора газеты Business Class Вадима Сковородина.
Любовь Соколова в своей речи сосредоточилась на деталях и попыталась доказать членам Большого жюри, что некоторые формулировки Волгиной призваны ввести в читателя в заблуждение. Респондент упоминает, что лагерь больше напоминал санаторий, заключенные одевались «с иголочки», а тем временем автор в доказательство «не приводит документов, подтверждающих расходы на содержание кутюрье для политзаключенных». Главная претензия Соколовой состояла в отсутствии противоположной точки зрения и нежелании автора сверять сказанное надзирателем с исторической реальностью.
Ольга Волгина, в свою очередь, посчитала нападки г-жи Соколовой попыткой свести личные счеты с редакцией «Аргументов и фактов», а обвинения в продажности и ангажированности — личным оскорблением. В довесок Волгина «как на исповеди» рассказала собравшимся, что выход интервью в свет сопровождался большими сложностями: несколько месяцев материал был блокирован на уровне центрального офиса «АиФ» в Москве. «То, что интервью все-таки было опубликовано, стало для меня подарком», — призналась г-жа Волгина. 
Вадим Сковородин отметил, что дискуссия вышла далеко за рамки журналистского сообщества — это и послужило информационным поводом для публикации в газете Business Class. «Текст из Facebook был процитирован напрямую и без измышлений, — ответил он на обвинения Волгиной. — Кроме того, мы дали возможность высказаться всем сторонам конфликта и привлекли мнение независимого историка».
Промежуточные итоги бурного обсуждения таковы: оспаривать факты, приведенные в статье Волгиной, никто не собирается, так как они, в общем и целом, соответствуют научным изысканиям на этот счет и позиции специалистов музея. (Хотелось бы напомнить, что заголовок материала в «АиФ» звучит так: «Бывший надзиратель «Перми-36» уличил «Пилораму» в фальсификации истории», — в этом случае не совсем понятно, в чем заключается сама фальсификация.) Любовь Соколова признала, что во время написания своей изобличительной заметки отчасти руководствовалась эмоциями, и если бы сейчас время можно было обратить вспять, то она, пожалуй, слегка скорректировала броский заголовок. Ольге Волгиной, по ее словам, второй шанс не понадобился бы. Точнее, она предпочла бы расширить и дополнить свой материал, если такая возможность была бы ей предоставлена.
Для принятия решения Большому жюри потребовалась пауза — по словам Ольги Лоскутовой, главы краевой журналистской организации, вердикт озвучат только на следующей неделе. Это без сомнения самое громкое разбирательство между пермскими журналистами за последнее время. Заседание в Доме журналиста — лишь его незначительная часть. Основные прения проходили на интернет-площадках: в комментариях к интервью на сайте «АиФ-Прикамье», статье «Оппоненты и факты» в интернет-портале газеты Business Class, на сайте центра «Грани». Здесь публикуются самые яркие эпизоды состоявшейся дискуссии. Все цитаты взяты из открытых источников.
Quasistable (пользователь grani.ru):
— Ну, теперь АИФ осталось опубликовать возмущенное мнение бывшего гестаповца.
Мол, кормили и поили. Да, были и некоторые «перегибы», ну так это ж враги, «историческая необходимость» к тому же. 
Frouwa (пользователь grani.ru):
— Как мне кажется, Волгиной слава Светы из Иванова покоя не дает.
Элина (на сайте www.business-class.su):
— Неужели на основании того, что политзэки питались мясом, можно сомневаться в жестокости тоталитаризма?
Ольга (на сайте www.business-class.su):
— Марина Масленникова — честь ей и хвала — не струсивший редактор, которая сумела найти в себе мужество и принять неопровержимые доводы, которые в случае необходимости услышат все (устанете слушать). 
Аркадий Быков (в газете «Звезда»):
— Ну предоставил еженедельник слово бывшим сотрудникам лагеря. Ну поделились они своим видением ситуации. Да, кто-то с ними не согласен. Так ведь на то и свобода слова, чтоб каждый мог отстаивать свою позицию. На то и заявленная демократическая ценность — плюрализм мнений. 
Анатолий Москвин:
Эх, видел бы Гайдар Аркадий — 
Он журналистом был в Перми, — 
Что самолюбий мелких ради
Творится с умными людьми.
Как, словно выпив литр абсента
И в руки взяв для драки стул, 
Друг друга жрут интеллигенты 
И превращаются в акул.
Поделиться:
Все новости компаний