Газета
 28 ноября 2011, 13:20   1169

Культура тоже может исцелять

Культура тоже может исцелять
Татьяна Голубаева – о том, что принесло фонду «Берегиня» знакомство с Теодором Курентзисом, что значит музыка для детей с онкозаболеваниями, и почему развитие культуры может идти рука об руку с медициной.
Автор: Кирилл Перов

Буквально через несколько дней, 1 декабря, Пермскому краю исполнится шесть лет: именно столько времени прошло с момента слияния двух составивших его регионов – Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа. Сейчас уже мало кто сомневается, что именно это слияние предопределило новаторский путь развития края. Не будь его – возможно, не была бы запущена новая культурная политика. А без нее, в свою очередь, в крае вряд ли прописался бы один из лучших дирижеров и музыкантов страны Теодор Курентзис. Однако благодаря усилиям Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края в течение нескольких лет все произошло: «культурный проект» начал действовать, климат для приезда фигур уровня Курентзиса сложился. Здесь и начался довольно болезненный процесс «притирания» пермской культурной среды и тех, кого в ней принято называть «варягами». Впрочем в случае с Курентзисом он прошел весьма успешно – музыкант включился не только в культурную жизнь, но и в благотворительность. Например, стал сотрудничать с фондом «Берегиня», занимающимся проблемами пермского детского онкоцентра и принял участие в большом благотворительном концерте «Музыка жизни», прошедшем 25 ноября. Администратор фонда Татьяна Голубаева рассказала о том, что принесло фонду (а значит, и больным детям) знакомство с музыкантом.

Каким образом вы сошлись с Теодором Курентзисом и его оркестром «Musica Aeterna Ensemble»? Ведь он человек для Перми новый, совсем недавно переехал в город участвовать в «культурном проекте».
– Однажды в нашем офисе появились две лучезарные девушки. Они нам сразу заявили: «Мы не знаем, что конкретно делать, но всей душой хотим помочь». И они, действительно, помогли. Благодаря одной из них, Алле, мы попали на встречу к одному из солистов оркестра МА. Представляться долго не пришлось – постарались наши коллеги из фонда «Подари жизнь», в проектах которого Теодор и его ребята активно участвовали в Москве. Поэтому о том, что в Перми есть фонд «Берегиня», Теодор знал.
Удивительно, что эта команда практически сразу, в ближайший выходной после репетиции со всеми своими инструментами, даже с контрабасом, приехала в онкоцентр. Это было просто волшебство. Многие дети, да и родители никогда не были в Оперном театре. А тут все вживую – и скрипки, и трубы, и ария – дети сидели как завороженные. Да и мы тоже, если честно.
Мамы были счастливы приглашению на премьеру «Так поступают все женщины». И не только мамы. И врачи, и даже дети (два самых стойких ребенка) побывали на премьере. Дети, правда, под конец уснули, но, как сказала одна мама: «Зато он у меня не дома спит перед телевизором, а в Оперном театре». И этот сон, наверное, был лучшим лекарством!
Для нас Теодор Курентзис, как камертон, он очень тонкий, он необычайно попадает в точку во всем. Это Теодор придумал подарить на одном из концертов в Оперном каждому зрителю цветок и открытку с надписью «Жизнь – это сокровище. Берегите ее, радуйтесь каждому дню и будьте счастливы». К этому нечего добавить.

Кроме Курентзиса с вами сотрудничает много других музыкантов, чьи имена уже известны в Перми, – в основном, благодаря летним фестивалям.
– Летом наших детей пригласили на мастер-классы проекта «Планета людей», так же реализуемого при поддержке Министерства культуры края. Какие там открылись таланты! Перкуссионист Мариан Калдарару, Клаус Бургер, Паскаль фон Вроблевски – мы приходили к ним в Дом народного творчества, они приходили к нам в онкоцентр.
Детям очень нравилось. Сначала они без энтузиазма шли: «Перкуссионист? Как? Кто?» Не могли в объявлении на стенде это сложное название прочитать. А в скором времени десятки детей начали ходить с удовольствием, даже годовалые малыши. Когда Мариан на одном из отчетных концертов играл – все дети молчали, сидели смирно, затаив дыхание.
Есть девочка Полина, которая отлично «спелась» с Калдарару. Он ее сразу заметил на мастер-классе, потому что она стучала ему в такт. Он задавал ритм, а она очень хорошо ритм поймала. Он говорит: «Это кто стучит?» Вот, познакомились – сейчас репетируют.

Приобщать маленьких детей к серьезной классической музыке – благородное, но довольно рискованное мероприятие.
– У нас была большая дилемма. В прошлом году был концерт, ориентированный исключительно на детей. Были клоуны и детские группы. Но мы поняли, что наши дети – особенные. Они очень многое уже понимают. И принимают.

Музыка для детей с онкологическими заболеваниями, вероятно, может играть куда большую роль, чем просто досуг?
– В течение года все, кто участвует в концерте, будут приезжать в онкоцентр с выступлениями, мастер-классами и заниматься с детьми. Это больше, чем концерт и учеба. Это реабилитация. Это выздоровление. Это восстановление желания нормально жить. Наша музыка дарит жизнь. Она помогает детям отвлечься, порадоваться вместе с родителями, близкими, раскрыть свои таланты, познакомиться с известными, светлыми, талантливыми людьми. По опыту коллег из Германии, других стран дети очень отзывчивы на музыкальную, театральную терапию. У артистов сильнейшая энергетика, они могут вытащить ребенка из самой глубокой депрессии. Даже если маленькому пациенту просто рассказать про инструмент, дать его потрогать – даже тогда в сознании ребенка происходит позитивный сдвиг.
Мы очень надеемся, что наш фестиваль даст возможность реализовать идею музыкальной терапии в Пермском онкоцентре.

На что конкретно пойдут деньги, вырученные с благотворительных акций? Чего в первую очередь недостает?
– Все средства будут направлены на цели, связанные с онко-центром и детьми, которые проходят там лечение. Конкретное назначение мы обсуждаем вместе с врачами.
В первую очередь будут приобретены перфузоры – специальные препараты для высокоточного и контролируемого введения химиопрепаратов.
Есть еще 4 конкретных проекта, требующих финансирования – по приобретению специального питания на период восстановления ребенка после химиотерапии, по реализации возможности детей учиться в больнице, по обустройству комнаты для посетителей, ведь к ребенку приходят родные и нужно, чтобы это было безопасно для него при чрезвычайно ослабленном иммунитете.
У нас на сайте есть «Лента срочной помощи», и эта помощь бывает самой трудной в исполнении, потому что потребность возникает внезапно, и помогать нужно очень быстро.

Статистика, которую можно найти у вас на сайте, говорит, что в Пермском крае поправляются 65 % больных детей с онкологией, в то время как в среднем по России цифра на 15 % ниже.
– Да, это действительные статистические данные. Нас показатель работы наших врачей обрадовал. Но мы и так знали, что им можно доверять. Конечно, бывает, что дети уходят, и от этого никуда не деться. Главное, наверное, – понимать, что ты для этого ребенка сделал все, что мог.

В некоторых публикациях бытует мнение, будто бы с развитием культурной политики в Пермском крае оказались позабыты другие сферы – в частности, медицина. Что вы, как человек, напрямую связанный с детским медицинским учреждением, думаете на этот счет?
– Какие бы проекты ни реализовывались в Пермском крае, лечение в онкологии, особенно детской, без участия благотворителей объективно не может давать хороший результат и высокий процент выживаемости. Слишком большие затраты. И так везде – в Германии, в Израиле, в Америке. И, конечно, Россия и Пермь – не исключение. Я не знаю, что бы мы делали, если были бы депутатами, чиновниками или губернаторами. Это очень легко – критиковать. Мы просто люди, которые понимают, что помогать надо. Вот и все.
Кстати, когда я летала в Москву на семинар «Подари жизнь», где мы обсуждали проблемы НКО в регионах и пути их решения, я там узнала, что в некоторых регионах доходит и вовсе до забастовок, когда люди пытаются привлечь внимание губернатора к важным некоммерческим организациям. Мы без забастовок и митингов работаем.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний