Газета
 06 декабря 2010, 13:20   1490

Охота на фото

Охота на фото
Рынок коммерческой фотографии в Перми становится доступным для все большего числа действующих лиц. Возрастающий спрос, однако, не означает одинаковой развитости всех отраслей. Эксперты сходятся на мнении, что основные события на этом воистину непочатом экономическом поле развернутся много лет спустя.
Автор: Кирилл Перов

Камни преткновения. Главной проблемой коммерческой фотографии в Перми участники рынка называют неподготовленность клиента, которую, в свою очередь, объясняют общей отсталостью региона от федеральных центров. Заказчики не знают, сколько, кому и за что платить. Сергей Белов, фотохудожник из Осы, напоминает, что рынок создают фотографы. «Но фотограф как творец полностью зависим от заказчика. А заказчик свято полагает, что он умнее тех, кого он нанял. Так пропадают самые интересные проекты. В первую очередь это касается рекламной фотографии, где как воздух необходим креатив, но создается ощущение, что в Перми опасаются этого креатива. К нему нет доверия. Заказчик и не задумывается, что дискредитирует себя одним своим выбором исполнителя. Ведь грамотный покупатель фотоуслуг обязан досконально знать и, соответственно, доверять тому, кого он нанимает. Наем неподходящего фотографа – полностью вина заказчика, а не фотографа», – поделился Сергей Белов.
Эдуард Копысов, преподаватель фотоагентства «Пинхолл», характеризует среднестатистического заказчика еще более критично: «Он ищет блата и халявы, и ему чаще всего безразлично качество. В Перми уже давно сложилась ситуация, когда фотографией правят одни и те же лица. В Москве, например, все иначе. Там разнообразие, хотя условия работы схожие с Пермью. Это связано с тем, что пермский клиент «не воспитан», не подкован в художественном смысле, у него хромающее чувство вкуса. Такой, понятное дело, всегда и везде будет искать подешевле и только в кругу своих знакомых».
Коммерческая фотография в Перми, как признают эксперты, развивается согласно столичным сценариям. Сергей Белов замечает, что здесь совершенно нечем гордиться: «Прискорбно, что в Перми нет собственной изначальной фотокультуры. Но все дело в том, что к нам фотографическая мода приходит со стороны, в частности, с Запада. Усваивается она, конечно, своеобразным методом, и в итоге мы имеем то, что имеем, – лично мне пермская фотография кажется сравнимой с уровнем развития американского фотоискусства в 30-х годах прошлого столетия».
Учение – свет. Эдуард Копысов объясняет данное положение отсутствием в Перми центров специального образования. «Их нет не только в Перми, но, пожалуй, и во всей России. Но фотографами хотят стать многие, поэтому имеет место спрос на так называемые консультации. Повсеместно открываются школы фотомастерства для начинающих и продвинутых пользователей фототехники. Преподаватели находятся в изначально выигрышной позиции: начинающих обучать легко. К тому же не придется делиться главными секретами своих достижений. А ученики, в свою очередь, вполне удовлетворятся поверхностными знаниями».
Фотограф Алексей Гущин подтверждает, что в городе имеется повышенный спрос на обучение в фотошколах. «На данный момент, по моим расчетам, в городе функционирует около пяти фотошкол, чей уровень можно назвать качественным для края. При каждой из них есть своя студия. Кроме них есть другие образовательные центры со своей целевой аудиторией. Стоимость обучения здесь обычно колеблется в районе 20 тыс. рублей за два месяца курсов. Позитивно все это можно оценивать в том смысле, что школы пропагандируют фотографию чуть ли не как национальную идею. Негативно – потому что создается поток непрофессионалов, которые считают себя профессионалами. А эти люди, нанявшись на работу в одно из СМИ, лишь снижают общий уровень качества прессы», – рассказал Алексей Гущин.
Наталья Резник, кандидат философских наук, преподаватель арт-лаборатории Photocult в Пермском государственном институте искусств и культуры, находит в этом процессе и другие нюансы: «С одной стороны, открытие и бурный рост «как на дрожжах» всевозможных фотошкол, курсов и обучающих семинаров обусловлены, к сожалению, в немалой степени «проседанием» фотографического рынка. В связи с кризисом многие профессиональные фотографы вытесняются с рынка и полностью уходят в образовательный процесс, начиная обучать, вместо того чтобы снимать (тем самым создавая себе новую партию конкурентов). С другой стороны, высокая конкуренция в образовательной среде заставляет повышать стандарты в обучении, выводя его на новый качественный уровень и формируя активную фотографическую среду».
Дали жанру. Что касается жанрового разнообразия коммерческого фото, Наталья Резник констатирует неоднородность развития различных отраслей: «Интенсивно сегодня развивается рынок свадебной фотографии, особенно подверженный нашествию непрофессионалов, где не требуется использование высококачественного студийного освещения и где могут сегодня, как ни печально, подзаработать практически все. То же самое относится к студийной съемке (студий в нашем городе появилось более чем достаточно), глянцевому клубному репортажу. К сожалению, мало развит студийный семейный портрет, профессиональная детская фотография – возможно, заказчик все еще представляет себе эти жанры на уровне советской «службы быта» и предпочитает не тратить деньги, обходясь собственными «цифромыльницами», в то время как качество этих съемок и сам подход сегодня совершенно иной».
В самой глубокой яме находится, по мнению других экспертов, искусство рекламной фотографии. Сергей Белов характеризует ее как «отдающую душком мертвечины», а Эдуард Копысов опять же указывает на «вклад» заказчиков: «Для большинства из них это лишь одна из задач в ежедневнике. Лишенные возможности сравнивать и выбирать, они соглашаются с любым более или менее авторитетным мнением и на выходе получают довольно средний продукт».
Не простое украшенье. Свадебное фото, уже давно заслужившее фавор начинающих мастеров светотени, является одним из самых доступных средств заработка по уже упомянутым причинам. Сергей Белов добавляет: «Этот миф – а это действительно миф – возник не на пустом месте. Фотограф приходит буквально на готовое. Декорации – есть, костюмы – есть, модели – есть. Плюс ко всему имеется возможность ознакомиться с бесчисленными работами своих коллег. Фотограф в этот момент машинально начинает думать, что ему под силу и не такое. Он пытается соригинальничать, показать свое авторское видение столь торжественного события, но не догадывается, что лишь подходит с другой стороны. Получается скучно. Ведь никто не понимает, что крайне сложно фотографически описать одно из самых распространенных явлений нашей жизни. Для этого нужен поэтический склад ума, а не желание подзаработать».
Эдуард Копысов объясняет такое положение вещей следующим образом: «Свадебная фотография – это ремесло, которое довольно хорошо оплачивается (в среднем от 10 до 20 тыс. за весь процесс работы). А ремесло развивать много проще, чем искусство». Алексей Гущин в свою очередь указывает на некоторый стопор, в который впала свадебная фотография в Перми: «Здесь все стабильно полупрофессионально. Новых «гуру» нет. Роста потребительской осознанности и подавно».
От слова «худо». Еще более смутно экспертам видятся перспективы развития художественной фотографии. «Вопрос финансового будущего арт-фотографии сегодня актуален как никогда. И все сводится к одному – с этим согласны все галеристы, которые занимаются продажей фотографии в России, – нужно формировать сообщество коллекционеров, которые будут ее покупать. У нас же в Перми пока понимание художественной фотографии не на самом высоком уровне. Однако мир переживает сегодня бум продаж арт- и концептуальной фотографии, и эта волна, безусловно, в свое время дойдет и до Перми. Но и у нас есть очень серьезные фотографы, которых следовало бы покупать сегодня, – ведь их работы завтра могут повысить свою ценность в десятки и сотни раз», – прокомментировала Наталья Резник.
Внимание, снимаю. Ценообразование в сегменте пермской коммерческой фотографии отстает от столиц и даже других крупных городов. Например, в Екатеринбурге фотографы не стесняются просить за съемку свадебного торжества больше 30 тыс. рублей. Если в Перми студийная съемка обойдется вам в полторы тысячи рублей в час (включая работу фотографа и аренду помещения), то в Москве эти цены, как правило, минимум в 2–3 раза выше. Самой скромно оплачиваемой отраслью в нашем городе остается медиафото – работа для средств массовой информации. Решивший вступить на эту стезю фотограф должен быть готов к тому, что за одну фотографию он будет получать от 100 до 300 рублей. Соответственно, единственный путь выживания здесь – это труд в формате фрилансерства, то есть оказания услуг сразу нескольким заказчикам.
Юридические лица выступают основным поставщиком заказов для фотографов. Глянцевые журналы, интернет-порталы и прочие структуры, ведущие публичный образ жизни, как правило, имеют в своем распоряжении штатного или внештатного фотографа. Например, в Пермской академическом Театре-Театре имеется фотограф-внештатник, который осуществляет съемку большинства мероприятий и работает по договору подряда. «В случае если он не имеет возможности в какой-то период сотрудничать с нами, то мы привлекаем фотографа со стороны», – заявил корреспонденту «bc» представитель Театра-Театра. Негосударственные организации реже следуют заведенной экономической этике и самостоятельно формируют механизм поощрения и сотрудничества. Обычно средняя цена за фотографию здесь в полтора-два раза выше, чем в структурах, финансируемых государством.
«Но если кто-то решил заработать на фотографии, то лучше даже не пытаться, – говорит Алексей Гущин. – Обзавестись хорошим фотоаппаратом, понятное дело, ничего не значит. Но это то же самое, что купить скальпель и попытаться подработать хирургом. Сначала нужно специализироваться на конкретном жанре, пройти стажировку, наработать портфолио и только потом амбициозно заявлять о себе на рынке. Иначе фотограф еще больше «испортит» клиента».
Сергей Белов уверен, что рано или поздно ситуация нормализуется сама собой. «Произойдет это тогда, когда потребитель вынужден будет отказаться от непрофессиональных фотоуслуг. Но произойдет это, увы, еще нескоро. Ведь такой слом характера не свершится в одночасье. Мой прогноз – 5–7 лет», – подвел итог Сергей Белов.
 

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний