Экономика
  1. Экономика
 15 марта 2020, 08:00   2914

Самозанятые идут в гору. Интервью с бизнес-омбудсменом Прикамья Анатолием Маховиковым

Самозанятые идут в гору. Интервью с бизнес-омбудсменом Прикамья Анатолием Маховиковым
Анатолий Маховиков, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Пермском крае, рассказал Business Class о том, грозит ли Прикамью массовая миграция бизнеса в Удмуртию, сколько в регионе самозанятых, а также объяснил причины сокращении количества штрафов в отношении предпринимателей.
Автор:

Анатолий Юрьевич, предприниматели Прикамья все чаще всерьез рассматривают возможность перерегистрации бизнеса в других регионах, в первую очередь в Удмуртии. Как вы знаете, там ввели льготную налоговую ставку для вновь зарегистрированных на территории республики юридических лиц. Как вы думаете, начнут ли пермские предприниматели массово «переезжать» в Удмуртию или все же тут много подводных камней, о которых они еще не знают?

– Думаю, что перерегистрация бизнеса в Удмуртии не даст никакого результата для пермских предпринимателей. Льготы, которые сейчас там предоставляются, носят исключительно временный характер. Другой нюанс заключается в большом количестве издержек в связи с перерегистрацией бизнеса в другом регионе. Как минимум необходимо арендовать офис, в котором будет находиться хотя бы один сотрудник. Также не стоит забывать про расходы на электроэнергию, связь и т.д. Это все дополнительные затраты, которые, возможно, в первый год еще как-то оправданы, но на следующий год уже будут нецелесообразны. Учитывая все вышесказанное, считаю, что перерегистрация не будет пользоваться массовой популярностью.

Какой процент предпринимателей, по-вашему, все-таки решится перерегистрировать бизнес в Удмуртии?

– На сегодняшний день это сложно спрогнозировать, однако не думаю, что это будет носить массовый характер. К слову, миграция бизнеса существовала всегда и во всех регионах. Например, по данным налоговой службы, за 2019 год Прикамье покинули 84 юридических лица, в то же время 77, наоборот, зарегистрировались на территории региона. Поэтому, на мой взгляд, надо спокойно относиться к упомянутому явлению.

Возможен ли такой вариант событий, что со стороны Прикамья будут задействованы некие рычаги давления в отношении Удмуртии? Или наш регион будет как-то отвечать контрмерами?

– Никаких контрмер быть не может и не планируется. Мы со своей стороны дальше будем работать над изменением патентной (ПСН) и упрощенной системы налогообложения (УСН). Продолжим совершенствовать их, где это возможно, на нашем местном уровне.

Есть ли данные статистики, на какие виды налогообложения перешли пермские бизнесмены после отмены ЕВНД? Что пользуется наибольшей и наименьшей популярностью?

– Примерно поровну предприниматели разошлись на УСН и ПСН. Сейчас еще очень важно, что появилась новая система налогообложения – это налог на самозанятых. И ряд тех, кто шел по патенту и сам на себя работал, стали активно переходить в статус самозанятых. На сегодня в Прикамье в качестве самозанятых зарегистрировались уже порядка 4000 человек. Пока говорить о том, как точно распределятся конструкции, сколько окажется самозанятых, сколько на патенте и сколько на упрощенке, еще рано. Точные данные станут известны по прошествии I квартала.

Активно ли жители Прикамья переходят в статус самозанятых?

– Достаточно активно. Если учесть, что по данным за январь-февраль на территории региона ведут деятельность порядка 70 тысяч предпринимателей, и за такой короткий период уже четыре тысячи были зарегистрированы в качестве самозанятых, считаю, что это достаточно много. Думаю, количество самозанятых будет только увеличиваться.

Еще хотел задать два вопроса про самозанятых. Кто это – небольшие предприниматели или нет? С какими трудностями им приходится сталкиваться?

– Приведу пример стандартных трудностей: банки спрашивают, самозанятые - это кто, физическое лицо или предприниматель? Если мы его кредитуем как физлицо, тогда у него должен быть постоянный доход – зарплата. Если все же предприниматель, тогда пусть покажет обороты бизнеса для кредитования. В свою очередь, предприниматель только второй месяц работает и, естественно, еще не может ничего показать.

В основном возникают нюансы даже не с точки зрения взаимодействия с государством, а вообще с точки зрения взаимоотношений с контрагентами, юридическими лицами, физическими лицами и так далее.

Так как это институт новый, соответственно, и вопросов много. Толкования законодательства пока нет, да и правоприменительная практика тоже еще не сформировалась.

В начале февраля в СМИ появилась информация, что часть запретов на размещение НТО в Перми могут отменить. Мэрия и бизнес договорились о разрешении размещать киоски ближе 15 м от фасадов зданий. Однако все ждали назначения врио губернатора Прикамья и не могли точно спрогнозировать, что же ждет НТО. Можете сейчас сказать, продолжится ли тренд на смягчение ряда ограничений по размещению нестационарных торговых объектов?

– Расскажу, на какой стадии находимся сейчас. Недавно было проведено две встречи с общественной организацией «За сохранение НТО», представителями печатных киосков и администрацией города в лице первого заместителя Виктора Агеева. Самое принципиальное решение, о котором договорились, что правила благоустройства необходимо менять.

В определении Верховного суда сказано, что запрет должен быть дифференцированным. То есть нельзя устанавливать сплошной запрет на все. Мы должны сказать «нет…, но…», или «возможно… при…».

И вот сейчас расстались на том, что попытаемся выработать конструкцию, при каких условиях можно устанавливать НТО. Пока что взяли таймаут до начала марта с целью продумать формулировки, на что ссылаться, на какие нормы и правила, чтобы в этой части найти консенсус между предпринимателями и администрацией города.

Последний вопрос касается проверок предпринимателей. Сколько всего их было в 2019 году? По каким направлениям они проводились? Есть ли случаи необоснованных проверок?

– К сожалению, за предыдущий год на 10% увеличилось количество проверок - как плановых, так и внеплановых. Связано это с разными ситуациями. Например, в Перми произошла трагедия в мини-отеле «Карамель». Сразу после этого инцидента были организованы массовые проверки по всему городу отелей, находящихся в подвалах.

С другой стороны, на 28% выросло количество предупреждений, выписываемых контрольно-надзорными органами. На мой взгляд, это говорит о превентивной работе с бизнесом. Если раньше сразу выписывался штраф, то сейчас сначала выдается предупреждение и дается срок на устранение нарушения. В некоторых случаях на устранение нарушения выделяется достаточно большое количество времени, вплоть до года.

Самозанятые идут в гору. Интервью с бизнес-омбудсменом Прикамья Анатолием Маховиковым

Также отмечу, что за прошлый год на 13% уменьшилось количество проведенных административных расследований, а также сократились количество и суммы наложенных штрафов – сумма штрафов сократилась на 10%, количество штрафов сократилось на 4% То есть, мало того, что контрольно-надзорные органы меньше стали штрафовать, но и сами суммы штрафов стали в меньшем объеме, чем в 2018 году.

С чем это связано?

– Во-первых, если раньше стояла задача собрать как можно больше штрафов, то сейчас тенденция на первоначальное предупреждение. Во-вторых, все-таки основная задача добиться устранения нарушения, а не закидать бизнес штрафами. В связи с тем, что ряд нарушений повторяются из квартала в квартал, на мой взгляд, нужно усилить именно разъяснительную работу с бизнес-сообществом.

Самозанятые идут в гору. Интервью с бизнес-омбудсменом Прикамья Анатолием Маховиковым

Ранее я также высказывал позицию против штрафов и был за предупреждения, потому что иначе получалось, что мы предпринимателя наказывали дважды. В первый раз мы его штрафовали, а потом он еще деньги тратил на устранение того же нарушения за которое мы его штрафовали. Думаю, что в этом году положительная динамика в отношениях контрольно-надзорных органов с бизнесом должна продолжиться.

К проверкам нельзя относиться, что если они растут, значит это однозначно плохо. Как правило, рост показывает внимание государства к определенным отклонениям. Проверки, все-таки существуют для обеспечения безопасности жизни и здоровья людей. Контрольно-надзорным органам в своей работе нужно руководствоваться риск-ориентированным подходом. Это позволит сконцентрировать усилия на проверке объектов с высоким потенциальным риском, и вывести из под проверок значительную часть объектов низкого риска.

Самозанятые идут в гору. Интервью с бизнес-омбудсменом Прикамья Анатолием Маховиковым

Также общественность высказывает опасение, что в Прикамье сокращается количество предприятий. У некоторых даже возникает некая паника, что малый бизнес сворачивается. Если взглянуть на статистику, то конечно можно увидеть, что предпринимателей становится меньше.

Самозанятые идут в гору. Интервью с бизнес-омбудсменом Прикамья Анатолием Маховиковым

Но я считаю, что количество предприятий не всегда позволяет объективно оценить ситуацию. В 2019 году доходы от поступлений по специальным налоговым режимам составили 8,1 млрд рублей. В 2018 году показатель был на уровне 7,5 млрд рублей. Прирост составил почти 10%, а соответственно и налогов стало платиться в бюджет больше. На мой взгляд, более объективным показателем состояния малого и среднего бизнеса является не количество зарегистрированных субъектов предпринимательства, а все же другие факторы. К примеру, это могут быть доходы, которые получают субъекты бизнеса на территории региона и количество занятых в данной сфере.
Поделиться:
Все новости компаний