Культура
  1. Культура
 27 января 2020, 16:00   1525

​На «Сцене-Молот» состоится премьера спектакля «Маленькие трагедии. Часть вторая» (16+)

​На «Сцене-Молот» состоится премьера спектакля «Маленькие трагедии. Часть вторая» (16+)

30 и 31 января в 20.00 на «Сцене-Молот» состоится премьера спектакля «Маленькие трагедии. Часть вторая» (16+), включающая в себя два произведения из цикла знаменитых пьес А. С. Пушкина – «Каменный гость» (режиссер Борис Мильграм) и «Пир во время чумы» (режиссер Марк Букин). Постановка интересна авторской трактовкой классики, а также поиском новых театральных форм и новых способов коммуникации с публикой.

Если в «Каменном госте» Борис Мильграм использует яркие сценографические решения, световые эффекты и видеопроекции, то есть визуальные способы воздействия, то в пьесе «Пир во время Чумы» Марка Букина основной формой взаимодействия со зрителем становятся звук и темнота.

Стоит отметить, что в прошлом сезоне на суд зрителей была представлена постановка Марка Букина «Маленькие трагедии. Часть первая» (16+), в которую вошли «Скупой рыцарь» и «Моцарт и Сальери». Таким образом, сейчас в репертуаре малой сцены Пермского академического Театра-Театра есть все четыре произведения цикла коротких пьес, написанных великим классиком в Болдино в 1830 году.

Борис Мильграм, режиссер, номинант и лауреат премии «Золотая маска», художественный руководитель Пермского академического Театра-Театра:
– Вы спросите, чем мы будем удивлять на премьере «Маленькие трагедии. Часть вторая»? Мы уже не хотим никого и ничем удивлять. Да, будет много неожиданностей – и в «Каменном госте», и в «Пире во время чумы». В первой пьесе зритель увидит, как некая творческая затея проникает в персонажа и в ужасной, страшной форме прорастает в нем к финалу, а во второй – сразу погрузится в ужас и мрак и, пребывая в нем, постигая его, как ни странно, найдет ответы.
«Каменный гость» – история про то, как человек, ослепленный страстью и амбициями, бросает вызов божественной силе – смерти. Это не история про героя-любовника и вечного обольстителя. Неслучайно в нашей версии Дон Гуана играет не юноша, а довольно зрелый мужчина, блистательный артист Михаил Чуднов. Его персонажу не интересны приключения простого смертного. Он уже находится на другой границе взаимоотношений с миром. Он хочет быть больше, чем человек, больше, чем кто-либо из живущих на земле.
Дон Гуан для меня – творческий человек. Как в его голову приходит эта идея, этот творческий акт – соблазнить Донну Анну именно на могиле убитого им мужа, пригласив статую Командора в свидетели? Меня невыносимо мучает вопрос: как это явилось, родилось, разрослось в его существе, в его чувствах, чем его наполнило? Какая неотвратимая, непостижимая сила привела его к рубежу? Об этом мало кто думает. Творчество никогда не живет у границы – оно всегда ищет выход за пределы. Видимо, в этом его природа.
«Каменный гость» – игровая история, смешная забавная клоунада, которая внутри оказывается такой страшной, сложной, тонкой, что даже сердце останавливается…
Марк Букин, режиссер, обладатель грантов СТД на реализацию спектаклей, участник творческой лаборатории Ю. Н. Бутусова:
– Многие режиссеры пытаются показать зрителям пир, некое застолье. А мне всегда было интересно, как создать чуму. Что такое чума, когда в метре от тебя в любую секунду может умереть человек, а по городу ездит телега, собирающая трупы?.. Чума – это постоянное ожидание смерти, собственной или близкого человека. Это ситуация, к которой невозможно привыкнуть, с которой невозможно взаимодействовать, потому что у чумы нет закона. Чтобы погрузить зрителей в состояние этого дискомфорта, страха, безвременья, постоянного напряжения от непонимания происходящего, мы лишили их возможности видеть, забрали свет как источник безопасности. Темнота в «Пире во время чумы» не способ удивить публику. Она служит выразительным средством, таким же, как, например, постоянно движущаяся сцена в «Пьяных». Но в полном мраке заключен, на мой взгляд, не только ужас, но и определенная свобода. Именно темнота дает разрешение на анархию, которая захватывает чумной город. В темноте зрители почувствуют одновременно и дискомфорт, и азарт греха.
Андрей Платонов, композитор:
– Идея «Пира во время чумы» Марка Букина вовлекла меня как композитора целиком: в этом спектакле звук является главным средством воздействия, а значит, со всеми элементами театра мы работаем как с музыкальной композицией. Это потребовало технологических и человеческих поисков, кое-что у нас работает почти на пределе возможностей, и конечно, во многом поэтому «Пир» – особо интересный в производстве спектакль.
Но самое важное для меня в этой работе то, что благодаря идеям, методам и технологиям нам удалось создать нечто большее: особый опыт существования и взаимодействия, который мы – исполнители, актеры, музыканты, авторы – испытываем вместе со зрителем. Этот опыт у каждого свой, и состояния он вызывает разные. Но у всех из нас есть те чувства, с которыми соприкасается «Пир во время чумы». Всё, чего я жду, – готовность и открытость испытать это».

В постановочную группу спектакля «Маленькие трагедии. Часть вторая» также вошли:

  • Сценограф, художник по костюмам – Ирэна Белоусова, неоднократный номинант и лауреат премии «Золотая Маска»;
  • Художник по свету – Илья Пашнин, неоднократный номинант на «Золотую маску»;
  • Видео-дизайн – Петр Марамзин;
  • Звукорежиссер – Александр Тукачев;
  • Консультирующий звукорежиссер («Пир во время чумы») – Марат Бариев;
  • Педагоги по вокалу – заслуженный работник культуры России Татьяна Виноградова, Евгения Прозорова;
  • Педагог по речи – Ирина Максимова, заведующая кафедрой сценической речи, вокала и пластики ПГАИК, доцент;
  • Консультант по пластике («Каменный гость») – Алексей Каракулов, артист ТТ, педагог;
  • Ассистент режиссера («Каменный гость») – Евангелина Верещагина, магистрант Московского Института современного искусства режиссерского курса Бориса Мильграма
  • Помощник режиссера – Галина Самозванцева.

В спектакле играют: Михаил Чуднов, Сергей Детков, Иван Вильхов, Кристина Баженова, Михаил Меркушев, Анатолий Смоляков / Илья Линович, Наталья Федоткина и студенты Института Современного Искусства.

В «Театре-Театре» обращают внимание: в пьесе «Пир во время чумы» используется стробоскоп; почти все действие происходит в полной темноте.


Фото: Лилия Бабурина, предоставлено «Театром-Театром»

Поделиться:
Все новости компаний