Город
 06 ноября 2018, 07:00   2005

Дизель оправдывает средства. Начальная цена 85 автобусов для муниципалитета – 880 млн рублей

Дизель оправдывает средства. Начальная цена 85 автобусов для муниципалитета – 880 млн рублей
Это больше, чем предусмотрено в бюджете 2018 года. Сэкономить можно, приобретая газовые автобусы, советуют перевозчики. Но власти предпочитают дизельную технику
Автор: Кристина Суворова

На покупку первой крупной партии автобусов для муниципального перевозчика власти намерены направить 880 млн рублей. Заказчиком выступит департамент имущественных отношений администрации Перми. Ведомство планирует приобрести 65 единиц дизельной техники по начальной цене 654,7 млн рублей и 20 автобусов, работающих на газомоторном топливе. Их стартовая стоимость – 225,5 млн рублей. Мэрии нужен транспорт VOLGABUS двух определенных моделей или их эквиваленты. Пять автобусов этого производителя город уже приобрел. Пермская компания «Автотрейд» пыталась обжаловать эту закупку в УФАС, настаивая, что заказчик сознательно ограничил конкуренцию. Однако жалоба была признана необоснованной (см. справку). По мнению директора ООО «Автотрейд» Владимира Гуляева, первая закупка станет прецедентной, и последующие конкурсные процедуры пройдут аналогичным образом.

Его удивляет подход администрации. «Почему сделано все, чтобы ограничить конкуренцию и не сэкономить бюджетные средства? Многие производители готовы были бороться на аукционе, снижать цену. Зачем город покупает машину у завода, который даже не имеет гарантийной станции в Перми? Это значит, что любая поломка будет приводить к простою техники», – рассуждает он.

Собеседники Business Class также недоумевают, почему власти не решаются приобретать исключительно газомоторные автобусы. Они напоминают, что согласно программе Правительства России к 2020 году половина общественного транспорта должна использовать газомоторное топливо, тогда как в Перми на начало июня этому условию удовлетворяли всего 153 единицы. Это 19% от числа автобусов, ежедневно выходящих на линию, и 14% от общего объема автопарка (с учетом резервного транспорта).

Кроме того, на покупку газомоторных автобусов предоставляется субсидия, если техника произведена на территории государств – участников Единого экономического пространства и не ранее 2014 года. По информации перевозчиков, размер выплаты составляет 1,950 млн рублей на одну единицу техники. При покупке 85 «газомоторов» сумма субсидии составила бы 165 млн рублей. С учетом более высокой стоимости экобусов «чистая» экономия составила бы 90 млн рублей. Кроме того, по данным участников рынка, заправка дизельного автобуса обходится в 5-6 тыс. рублей в день, а «газового» – 1,8-2 тыс. рублей. При эксплуатации 85 единиц техники разница в затратах составляет 7,6-10 млн рублей в месяц.

В бюджете Перми на 2018 год на приобретение транспорта заложено 350 млн рублей, еще столько же выделяет край. Итого – на 180 млн рублей меньше предполагаемой начальной стоимости закупки. В администрации города Business Class пояснили, что закупка 85 автобусов проводится на средства 2018 года и частично – 2019-го. В 2019 году на обновление подвижного состава (92 автобуса, 28 трамваев) и ремонт трамвайных путей запланировано 607 млн рублей, в 2020-2021 годах – по 700 млн рублей.

Как заметили пермские перевозчики, власти экономят на комплектации. Автобусы, которые приобретают покупают для ПГЭТ, имеют китайские двигатели Yuchai, а не гораздо более дорогие немецкие MAN, установка которых также возможна на выбранных моделях. При покупке более экологичной газомоторной техники возникнут дополнительные расходы – на реконструкцию автобазы и строительство заправочной станции. Вероятно, именно это подтолкнуло власти в сторону дизельного топлива.

В ходе разбирательства в УФАС относительно закупки автобусов власти предоставили информацию о том, что помимо техники «Волгобаса» конкурсным требованиям соответствует модель еще одного производителя – из Беларуси. «В сравнительной таблице представители муниципалитета показали автобусы, которые уже не производятся», – утверждал заявитель. Обжаловать решение антимонопольного органа он не стал.
Поделиться: