Общество
 21 января 2017, 13:00   1810

«Голодный дом» Дэвида Митчелла: новая мистическая парадигма или откровенно переоцененное произведение

«Голодный дом» Дэвида Митчелла: новая мистическая парадигма или откровенно переоцененное произведение
Business Class выбирает самые резонансные фильмы и книги, выпущенные на минувшей неделе, и представляет два противоположных взгляда на них. Читателям остается определиться, на чьей они стороне.

Продукт: «Голодный дом»

Автор: Дэвид Митчелл


ЗА

Писательская карьера Дэвида Митчелла пережила существенный подъем после публикации (а затем и экранизации) книги «Облачный атлас». Совсем недавно Митчелл заслужил право на свой второй «звездный час» – в печать вышел роман «Голодный дом», который в чем-то повторяет сложную структуру самой известный книги британца, но вместе с тем создает абсолютно новую мифологию и мистическую парадигму.

Все начинается как форменный подростковый триллер, а затем плавно перетекает в интеллектуальный хоррор: в черном-пречерном городе есть черный-пречерный дом, на задворках которого – черная-пречерная дверь. Ни ручки, ни замочной скважины; но дотроньтесь до двери – и она откроется. Вас встретит залитый солнцем старый сад и внушительный особняк – слишком роскошный для этого района, слишком большой для этого квартала. Вас пригласят зайти, и вы не сможете отказаться. Каждый найдет в этом доме то, чего больше всего желает. Маленький мальчик – верного друга, разведенный полицейский – покорную и на все готовую молодую вдову, группа студентов – потрясающую вечеринку с алкоголем и травкой. Но единственная проблема для всех них заключается в том, что выйти из дома в проулке Слейд не так просто. Точнее, невозможно. Их всех заманили сюда с преступной целью, и чем дальше, тем яснее становится, что к этому преступлению причастны некие потусторонние силы, не желающие, чтобы их распознали и разоблачили.

«Голодный дом» состоит из последовательно связанных друг с другом новелл: некто оказывается в заколдованном доме (по собственной или чужой воле), его встречают с распростертыми объятьями, а затем лишают всего, что у него есть (под конец – жизни). Вскоре в доме появляется новая жертва, и начинается новый цикл трагических приключений. Герои новелл все ближе к пониманию, что, собственно, с ними происходит и как сделать так, чтобы поставить крест на главенстве зла.

Митчелл, как и прежде, создает сложнейшую легенду, в которой задействованы телепатия, вневременные лакуны, межпространственные тупики, бессмертные мстители и многое другое. В отличие от эпического «Облачного атласа» действие «Голодного дома» длится меньше века, но и этого промежутка хватает, чтобы оценить авторский размах и накал происходящей борьбы.

«Голодный дом» уже похвалили Стивен Кинг и, например, небезызвестный Энтони Дорр, и эта похвала – не только вежливый реверанс коллеге по писательскому цеху. Кинг и Дорр – авторы, которые пишут не книги, а создают целые миры. Продуманная и детальная мифология в романах Митчелла также создает у читателя ощущение причастности к тайному бытию, скрытому от посторонних глаз. Митчелл всем своим видом предостерегает и увлекает: «Посторонним вход разрешен».


ПРОТИВ

После выхода нового романа Дэвида Митчелла «Голодный дом» стал еще очевиднее факт, что «Облачный атлас» был последним и самым главным успехом английского автора. Нынешние творческие потуги – это лишь инерционное движение по накатанной колее, которая вскоре приведет Митчелла к предсказуемому бесплодию и забвению.

Будем откровенны: «Облачный атлас» – произведение откровенно переоцененное, дифирамбы ему пели лишь те, кто не понимает, что истинный смысл прозы – упрощать сложное, а не усложнять прописные истины и банальные сюжеты. Этим приемом Митчелл попытался спасти и одноклеточную фабулу «Голодного дома». Если бы не утомительная и навязчивая нечисть, путешествия в параллельные измерения, магические схватки и прочие мистические мотивы, то «Голодный дом» стал бы хорошим жанровым ужастиком о брате и сестре с маниакальными наклонностями. Они заманивают беспечных путников в свое логово и там с ними жестоко расправляются, пока не встречают среди них достойного соперника.

Но Митчелл не ищет простых путей, в своем занудстве он напоминает Пауло Коэльо, который ради подтверждения издревле известной морали «чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей», готов написать подробный трехтомник с полусотней действующих персонажей, фатальными страстями и попытками самоубийства.

Если ранее автор хоть как-то компенсировал читательские неудобства отменным экшеном и детективной составляющей, то сейчас он решил не утруждать себя расследованиями и другими интеллектуальными усилиями в исполнении главных героев. Вместо этого злодеи сами выдают себя и свою подноготную будущим жертвам, как наивные и недальновидные негодяи из фильмов про супергероев. Конечно же, в итоге эта словоохотливость их и сгубит.

Читателю, честно говоря, стоит насторожиться уже на первых страницах, занятых исключительно комплиментарными отзывами литературных критиков и коллег по цеху. О «Голодном доме» высказался даже Стивен Кинг, и это, разумеется, еще один показательный звоночек: один исписавшийся графоман раскланивается перед другим исписавшимся графоманом. Чтобы осилить «Голодный дом» до последней строчки, нужно быть или большим поклонником творчества Митчелла, или просто крайне неразборчивым читателем.

«Голодный дом», как сообщает послесловие, хитрыми тайными нитями связан с предыдущими книгами Митчелла, и это удручает еще больше. Значит, если вы хотите разобраться в том, что только что прочитали, вам понадобится перелопатить еще около тысячи страниц. И этот труд будет не самым увлекательным.


18+

Поделиться:
Все новости компаний