Экономика
 17 декабря 2016, 14:00   4070

Салоны «оттягивают» продажи

Генеральный директор авторынка «Камская долина» Юрий Оборин – о последствиях программы утилизации автомобилей для вторичного рынка, конкуренции с салонами и спорте

Юрий Матвеевич, в предыдущем интервью Business Class в июне 2015 года вы говорили о падении продаж на вторичном рынке авто на 70%. Насколько сейчас улучшилась ситуация?

– В 2015 году наблюдался самый сильный провал за последние годы. Продажи продолжали медленно снижаться и в текущем году. Мы долго сидели на дне, и только в октябре рынок стал чуть-чуть оживать. Я вижу несколько причин кризиса на вторичном авторынке.

Первая – кризис в экономике в целом. Зарплата снизилась, некоторые граждане вовсе потеряли работу, продукты резко подорожали. Мало кто в этой ситуации готов вкладывать деньги в машины. Кроме того, мы сильно зависим от рынка новых автомобилей, а на него повлиял резкий скачок доллара. Плюс выросли таможенные пошлины на ввоз машин. В Перми многие салоны обанкротились. Самый крупный – «Экс Авто», у которого в Камской долине был сверхмощный комплекс. Владелец Алексей Ярушин – грамотный бизнесмен, но то, что кризис будет таким жестким, видимо, не учел. И кто, как «Экс Авто», брал большие кредиты, сейчас испытывают трудности. А поскольку люди меньше покупают новых автомобилей, то старые, соответственно, не продают.

А вторая причина?

– Еще один мощный фактор, повлиявший на вторичный рынок, – программа утилизации автомобилей. Она «вымыла» с улиц весь автохлам ­– «Москвичи», старинные «Жигули», машин «Волга» и «Ока» не стало на дорогах. Авто очень сильно помолодели, их средний возраст сейчас – шесть-семь лет. Много трех- четырехлетних автомобилей, и хозяева не собираются их менять, что резко опустило количество продаж. В том числе и в интернете. На сайте, где раньше было 200-300 страниц с объявлениями, сейчас их всего 20-30. Но часть наших потенциальных клиентов все же уходят в интернет.

Наконец, сейчас автосалоны с удовольствием берут старые машины в обмен на новые: оттягивают у нас продажи. С другой стороны, они иногда пригоняют к нам машины – места здесь намного больше, чем у любого салона. Лизинговые компании, банки тоже продают через нас технику должников.

Тем, кто занимается подержанными автомобилями, но не имеет таких больших площадей, приходится тяжелее?

– В городе очень много точек закрылось. Цена земли растет. И налоги, и арендную плату начали считать исходя из рыночной стоимости, а не кадастровой. Мелкие площадки, которые брали землю в аренду у города или у собственников, вынуждены закрываться. Мы являемся крупным игроком, у нас больше обороты, поэтому выживаем.

Между авторынком и сайтами объявлений сильная конкуренция?

– Продажи не уйдут в интернет полностью. Покупатель хочет посмотреть машину «в натуре», и на рынке это сделать проще. У нас обширный комиссионный отдел – сейчас стоит около 600 машин. Комиссионные как таковые при продаже авто мы не берем. Оплачивается только стоянка. Цена зависимости – от машины и покрытия стоянки. Приходит покупатель, смотрит машину, говорит: «Хочу торговаться». Мы даем контакты продавца, они договариваются о стоимости. Машины, которым больше 10 лет, все ставим по минимальной цене.

Низкая цена объясняется тем, что старые автомобили дольше продаются?

– Есть модели, которые не теряют ценности и за десять лет. Например, среди «японцев» – «Тойота» 80-й, 100-й серии. Они в цене вообще не падают. Суперпроходимы, не ломаются, поэтому пользуются спросом у рыбаков и охотников. Такие, правда, редко продают. Непрактичные автомобили ушли с рынка. Например, «Хаммеры» в свое время продавались более или менее хорошо, но сейчас на них нет спроса. Это внушительная и «брутальная» машина, но слишком громоздкая, дорогая и с колоссальным расходом топлива.

Быстрее всего раскупают дешевые автомобили. Средняя цена – 300-400 тысяч рублей. За эти деньги можно найти нормальную машину, на которой можно начинать ездить сразу после покупки. Если автомобилю несколько лет и он в хорошем состоянии, то заберут моментально. За миллион намного сложнее продать.

Вы сказали, что сейчас «на комиссии» 600 машин. Это больше, чем в 2015 году?

– В том году было около 400. Сейчас у нас «высокий сезон». Активность растет в октябре-декабре, а также в марте-мае.

В прошлом интервью вы говорили, что за ненадобностью закрыли кредитный отдел. Сейчас машины покупают в кредит?

– Да, одно время кредиты вообще не выдавали. Сейчас банки снижают кредитные ставки, и люди стали снова покупать машины в кредит. Отмечу, что сейчас ГАИ стала плотно работать с банками, появились хорошие базы данных, где мы проверяем всю информацию о машинах. Краденые экземпляры из продажи вывели давно, а с кредитными еще были проблемы. Допустим, человек оформил кредит на подставного человека и ездит по доверенности. Потом «скидывает» машину добросовестному покупателю, а банк ее забирает, потому что она в залоге. Кроме того, сейчас легко найти историю машины – в каких авариях была, какие повреждения получила и т.д.

С кредитами ситуация стабилизировалась, хоть и на низком уровне. Люди приспособились к новой ситуации. Я наблюдаю, что среди молодежи многие трудятся на двух работах. А когда есть постоянный заработок – больше уверенности в возможности вернуть кредит.

Говоря про молодежь, вы, наверное, имеете в виду ваших воспитанников? (Юрий Оборин – председатель тренерского совета федерации дзюдо Пермского края, председатель федерации пляжного волейбола Пермского края, заслуженный тренер России). Доходы авторынка по-прежнему уходят на спорт?

– Да, все, что остается, идет на поддержку спорта. Расходы авторынка – это зарплата, налоги, аренда, электроэнергия, вывоз мусора и уборка снега. Работаем практически «в ноль», хотя и людей сократили, и зарплату немного урезали. Все с пониманием к этому отнеслись. Как заработаем – сразу поднимем.

В такой ситуации все сложнее оказывать поддержку спортсменам. В школе дзюдо деньги тренерам на спортивные мероприятия вообще не выделяются – 100% спонсируем сами. Инвентарь и форму для детей редко можем приобрести. Между тем Президент Владимир Путин напомнил, что во всем мире профессиональные клубы живут самостоятельно, без бюджетных средств. Полностью согласен, что поддерживать нужно детский и молодежный спорт (речь идет, в том числе, о футболе, хоккее и др.).

Что касается пляжного волейбола, у нас даже нет спортивной школы. А девушки-«пляжницы» постоянно выступают на соревнованиях российского и международного уровня, занимают призовые места. Волейбольная команда «Прикамье» играла в суперлиге, сейчас скатилась в высшую. Содержать спортшколу стоит 200 млн в год. Денег на это в краевом бюджете найти не могут.

Помимо легковых автомобилей на авторынке ждут новых хозяев фуры, краны, экскаваторы, бульдозеры, трактора и другая крупная техника, а также автобусы и квадроциклы.

Сергей, техник: «Самые популярные модели автомобилей с пробегом у пермяков: «Шевроле Круз», «Хендай Солярис», «Киа Рио» и «Рено Логан».

У авторынка стали появляться арендаторы, связанные с индустрией развлечений. Открылись аэротруба, трамплин для велосипедистов.

А кинодром ушел в прошлое. Он закрылся летом, и сейчас компания должна освободить участок под ним.

Юрий Оборин:

«Тут болота были, мы все засыпали, заасфальтировали. Создали первый кинодром в России в 90-х годах. Сначала люди часто приезжали, смотрели кино. Позже кинотеатры стали покупать современную цифровую аппаратуру, а мы не потянули. Сейчас даже в классические кинотеатры перестали ходить. Ведь фильм можно посмотреть на планшете, причем в любом месте.

Поделиться:
Главные новости