Общество
 08 ноября 2016, 20:00   1215

А им летать охота! Пермяки все активнее осваивают беспилотники для коммерческой съемки и личных целей

А им летать охота! Пермяки все активнее осваивают беспилотники для коммерческой съемки и личных целей
Между тем юридические аспекты полетов до сих пор не ясны, а участники рынка опасаются дальнейших законодательных запретов
Автор: Кирилл Перов

В сентябре ведущие таблоиды мира написали о фотографе из Гонконга Брэндоне Ли, который во время съемки заката с дрона случайно сделал «лучшее свадебное фото» неизвестной пары, отдыхавшей на крыше небоскреба. В последние годы пермские фотографы и видеографы также активно осваивают квадрокоптеры как для любительской, так и для коммерческой съемки, однако делают это с осторожностью. Причина кроется в слабой законодательной базе, в результате чего каждый несогласованный вылет может закончиться для обладателя дрона штрафом или потерей самого аппарата.

А им летать охота! Пермяки все активнее осваивают беспилотники для коммерческой съемки и личных целей

фото Брэндона Ли


Особые опасения владельцев беспилотников вызвали принятые в самом конце 2015 года изменения в Воздушный кодекс РФ, фактически запретившие использование всех гражданских дронов. Позже в закон был добавлен пункт об обязательной регистрации только тех аппаратов, вес которых превышает 250 грамм. Тем не менее в настоящее время фактически сложилась ситуация, когда любой желающий может свободно купить или собрать беспилотник, но не может легально осуществлять полеты.

По словам Глеба Бабинцева, директора «Ассоциации эксплуатантов и разработчиков беспилотных авиационных систем» (ЭРБАС), в российском обществе наблюдается «демонизация» беспилотников. «Мы уже пережили эпоху погони за принтерами, контроля и особых разрешений на пользование мобильным телефоном. Теперь, с развитием новых рынков, нам бы изменить регулятивный подход, но некоторые чиновники хотят оставить Россию в архаичном состоянии, где регулирование строится от запретов!» – негодует г-н Бабинцев, который вместе с коллегами пытается вести конструктивный диалог с министерством транспорта.

«Беспилотники – это просто технические устройства, которые используют новые технологии ровно настолько, насколько они используются везде, – продолжает директор ассоциации ЭРБАС. – Развиваются технологии связи и передачи данных, устройства становятся миниатюрней, мощней, энергоэффективней.

Я не отрицаю, все может быть опасным в руках террориста, но главная угроза в другом – ужесточение процедур и норм права бессильны против сознательных злоумышленников, а для предпринимателей это ставит серьезные барьеры на пути развития», – считает г-н Бабинцев. Он уверен: декабрьский закон мог на годы застопорить развитие рынка гражданских беспилотников в России, однако шесть месяцев его действия уже отбросили страну на несколько лет назад.

Опасаясь запретов, пермские фотографы неохотно делятся своим опытом использования дронов. Основатель сообщества «В полете 59» Денис Сакаев рассказал Business Class, что самым распространенным аппаратом для коммерческой съемки на сегодняшний день является коптер DJI Phantom 3. Его стоимость, в зависимости от модификации, варьируется от 50 до 120 тысяч рублей. Такие аппараты имеют встроенную камеру, способную снимать видео вплоть до разрешения 4к. Весит Phantom 3 более килограмма, то есть, согласно закону, обладатели такого аппарата должны зарегистрировать его в Минтрансе.

А им летать охота! Пермяки все активнее осваивают беспилотники для коммерческой съемки и личных целей

фото: Tobrouk/flickr.com

«Я бы не сказал, что услуга съемки с беспилотника очень востребованная, – рассуждает Денис Сакаев. – Да, заказы есть, но это скорее что-то разовое, непостоянное. Аэросъемку я бы рассматривал только как дополнение к обычному видеопроизводству». По словам фотографа, за последние два года интерес к аэросъемке повысился именно из-за выхода моделей фирмы DJI. «Не надо быть авиамоделистом, чтобы управлять твоей «мечтой детства». Но я бы предостерег тех, кто хочет подойти к этому дело совсем без знаний и основ. Ошибки пилота заканчиваются очень печально», – считает г-н Сакаев.

Как правило, управление квадрокоптером происходит при помощи пульта дистанционного управления. Дальность полетов зависит от заряда аккумулятора и качества связи пульта с аппаратом. Если с аккумулятором все прогнозируемо, то радиосвязь зависит от радиошума в эфире и наличия преград между коптером и пультом управления.

«Из личного опыта могу сказать, что за городом удавалось улетать на 4 километра, и в этом случае дальность как раз таки ограничена емкостью аккумулятора. В городе в среднем связь может теряться через 1-2 километра, при условии, что дрон находится в прямой видимости», – рассказывает Денис Сакаев.

Глеб Бабинцев напоминает, что любая аэрофотосъемка требует специального разрешения. «Процедура есть, но она крайне зарегулированная, и кроме того, сразу после съемки ты обязан отдать оборудование на проверку в компетентные органы. Потом тебе скажут, можешь ли ты это использовать. По факту 90% материала разрешают, и это дает нам обоснование для предложений по снятию административных барьеров в аэрофотосъемке. Работаем над этим вопросом», – рассказал г-н Бабинцев Business Class.

Пермяки, занимающиеся аэросъемкой, уже давно настороже. «Вполне вероятно, что любителей поднимать в воздух снимающую технику будут в скором времени случайным образом наказывать», – предупреждал еще полгода назад разработчик дронов Илья Липин. Его коллега Денис Сакаев подтверждает: для использования воздушного пространства «нужно пройти семь кругов бюрократического ада за месяц до планируемого взлета». Однако он уверен, что за детальную проработку закона власти возьмутся не скоро, хотя бы потому, что использование дронов в России еще не приобрело такого массового характера.

Начальник инспекции по безопасности полетов ЗАО «Авиакомпания Геликс» Владимир Баяндин пояснил «bc», что сегодня дальность полетов дронов значительно ограничена и сильно зависит от метеоусловий, чтобы при выполнении серьезных задач конкурировать с обычной авиацией. Что касается беспилотников, управляемых с помощью навигационных систем, то их использование пока что сопоставимо в цене с полетом на вертолете.

А им летать охота! Пермяки все активнее осваивают беспилотники для коммерческой съемки и личных целей

фото: GTimofey/flickr.com

«Средства программирования и бортовые компьютерные системы позволяют использовать беспилотники в автономном режиме. Такие аппараты могут летать на расстояния свыше 100 километров, – поясняет Владимир Баяндин. – Но это недешевое мероприятие». По его словам, один час полета на вертолете может стоить порядка 100 тысяч рублей. «Что касается беспилотников, там необходимы программисты, которые создают программу, имеются технический состав и средства сопровождения. В результате получается примерно такая же сумма», – уверен он.

Несмотря на все ограничения, г-н Баяндин уверен: у беспилотного транспорта в России есть все предпосылки, чтобы стать более рентабельными по сравнению с обычной авиацией.

Более мрачно оценивает перспективы Глеб Бабинцев. «Если вдруг произойдет какое-то ЧП, то уж точно ужесточатся все правила использования беспилотников и авиамоделей, – рассуждает эксперт. – Нагнетаемый страх служит хорошей почвой для получения средств бюджета, которые будут потрачены на якобы усиление технических и процедурных вопросов. Но мы понимаем, что потрачены они будут неэффективно», – считает г-н Бабинцев. А пока в ассоциации «ЭРБАС» борются за будущее гражданских беспилотников, сами частники по всей стране продолжают полеты на свой страх и риск.

фото: Julien Sabardu/flickr.com

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний