Газета
 08 сентября 2014, 13:20   1686

Выдадут тайну

Выдадут тайну
Федеральный Минфин подготовил законопроект, согласно которому аудиторы обязаны предоставлять информацию о своих клиентах в ЦБ. Эксперты считают, что нововведения призваны сделать рынок прозрачным, но грозят уходом ряда игроков.

Министерство финансов РФ подготовило законопроект, согласно которому аудиторы обязаны взаимодействовать с Центробанком «в целях обеспечения общественных интересов». Данная норма распространяется не только на кредитные организации и управляющие компании банковского холдинга, но и некредитные финансовые организации.

По словам Елены Кононенко, заместителя генерального директора, контролера ИК «ВИТУС», после наделения Центрального банка РФ статусом мегарегулятора финансового рынка уже произошли изменения по многим направлениям. «Несомненно, данный законопроект вносит свои коррективы в части взаимодействия аудиторов с Банком России. Регулятор получает дополнительную информацию о подконтрольных организациях, необходимую для осуществления им поднадзорной функции. Но при этом усложняется процедура проведения аудиторами оценки деятельности подконтрольных организаций, и проведение, таким образом, независимого аудита может остаться в прошлом», – отмечает Елена Кононенко.

Формально законопроект Минфина серьезно расширяет полномочия регулятора, полагает Егор Чурин, генеральный директор ООО «Инвест-аудит», уполномоченный представитель СРО НП «Российская Коллегия аудиторов» в Пермском крае. «Но как это будет реализовано на практике, представляется с большим трудом: в данном случае налицо конфликт двух законов – о ЦБ и об аудите. Аудитор не может разглашать информацию о своих клиентах, иначе смысла в этой профессии нет. Потому что суть этой деятельности заключается в независимом финансовом контроле. По новому законопроекту ЦБ может запрашивать у компаний, например, аудиторские заключения. Но эта информация публичная, и аудиторы могут ее выдавать. Предоставление иных сведений вызывает только недоумение», – считает Егор Чурин.

Согласно положениям законопроекта, аудиторы будут вправе запрашивать у Банка России необходимые при проведении проверки аудируемого лица сведения, в частности факты несоблюдения обязательных нормативов, установленных Банком России, несоответствия системы управления рисками и внутреннего контроля. Считается, что указанные сведения могут быть полезны при проведении обязательного аудита, отмечает Елена Кононенко.

По мнению Егора Чурина, такой обмен информацией между компаниями и ЦБ «неравноценен». «По большому счету, у аудиторов нет необходимости запрашивать какую-либо информацию у регулятора, тем более такой ценой, потому что клиент, как правило, может предоставить все сам. Естественно, все аудиторы против такого нововведения, которое может существенно повлиять на имидж профессии. При этом практически все они сразу заявляют, что никогда ни при каких обстоятельствах никакие сведения на своих клиентов подавать не будут», – полагает собеседник «bc».

По мнению Елены Кононенко, данный законопроект направлен на обеспечение еще большей прозрачности на финансовых рынках, но грозит уходом с рынка не только «фирм-однодневок», но и крупных игроков. «Введение новых требований не решит в полной мере вопрос наличия недобросовестных участников. Проблема может обернуться предоставлением ими недостоверных сведений в соответствующих формах отчетности. Положительным моментом будет то, что большинство «фирм-однодневок» уйдут с рынка в силу того, что просто не смогут выполнить всех требований законодательства. А в связи с серьезным ужесточением требований будут и факты аннулирования лицензий профессиональных участников», – комментирует Елена Кононенко. 


Наталья Эделева, директор Аудиторской фирмы «Ажур-аудит»: 

Это не первая и, увы, не последняя, попытка со стороны исполнительной и законодательной власти обязать аудиторов сообщать о своих клиентах. При этом инициаторы, пытаясь сохранить лицо, говорят о том, что никто не собирается отменять ст. 9 «Аудиторская тайна» в законе «Об аудиторской деятельности». Но что останется от аудиторской тайны, если аудиторов обяжут сообщать о выявленных нарушениях всевозможным контролирующим органам? И что будет с репутацией аудиторов, которые будут вынуждены сообщать данные о своих клиентах втайне от них? Несомненно, подобные попытки не будут способствовать развитию аудита и повышению его репутации и значимости.

Цель этого законопроекта понятна – усилить контроль над недобросовестными банками, которые нарушают законодательство, проводят высокорискованную кредитную политику, способствуют обналичиванию денег и т.д. Однако следует напомнить, что Центральный банк РФ осуществляет надзорные функции и у него достаточно полномочий для получения всей необходимой информации непосредственно от надзираемых лиц.

Предлагаемое взаимодействие надзорного органа – ЦБ РФ – и аудитора также вызывает сомнения в реальности исполнения. Например, в ходе аудита работники банка отказываются предоставлять аудиторам предписания ЦБ РФ, обосновывая тем, что информация, содержащаяся в них, конфиденциальна. В соответствии с законопроектом аудитор может обратиться непосредственно в ЦБ РФ, и надзорный орган в течение 20 рабочих дней предоставит необходимую информацию. Вопрос – что делать аудитору эти 20 рабочих дней? Приостанавливать аудиторскую проверку? А основания? Договор на проведение аудита заключается между аудитором и банковской организацией. При чем тут ожидание информации от ЦБ РФ? Допустим, что в договор оказания услуг аудитор включит условие о продлении сроков аудиторской проверки, чтобы воспользоваться своим правом и получить в ходе аудита информацию от ЦБ РФ. Но реально ли это? Согласен ли будет клиент на такое условие? Фактически аудиторов подталкивают к тому, чтобы эти запросы оформлялись задолго до начала проверки, а анализ содержания предписаний уже формировал бы первоначальное мнение аудиторов до начала аудиторской проверки. И как в этом случае быть с независимостью аудиторского суждения?

Проектом законопроекта устанавливается обязанность аудиторов сообщать в надзорный орган – ЦБ РФ – сведений об обстоятельствах, которые оказали или могут оказать существенное влияние на достоверность отчетности, в том числе события или условия, которые могут поставить под сомнение способность аудируемого лица непрерывно продолжать деятельность. Однако вероятность того, что это сообщение остановит недобросовестных лиц от нарушений законодательства, ничтожно мала. Скорее это приведет к тому, что отчетность будут более «искусно» маскировать.

В очередной раз законодатели пытаются административными методами решить вопрос о «прозрачности» отчетов. При этом ответственность контролирующих органов «размывается» с появлением каждого нового лица, обязанного предоставлять информацию. Не зря говорят – у семи нянек дитя без глазу.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний