Газета
 04 февраля 2013, 13:20   3703

Зак просит оправдать

Зак просит оправдать
Владелец клуба «Хромая лошадь» Анатолий Зак выступил с последним словом в суде. В ходе семичасовой речи бизнесмен пытался представить доказательства своей непричастности к трагедии.

 В судебном процессе о пожаре в клубе «Хромая лошадь», произошедшем 5 декабря 2009 года и унесшем жизни 156 человек, продолжаются прения сторон. Ранее гособвинение попросило назначить различные сроки для подсудимых. По мнению правоохранительных органов, по два года колонии-поселения заслуживают исполнительный директор Светлана Ефремова и бывший глава Госпожнадзора Прикамья Владимир Мухутдинов, по пять лет колонии общего режима — пиротехники Сергей и Игорь Дербеневы и пожарный инспектор Дмитрий Росляков. Коллега г-на Рослякова Наталья Прокопьева — 4 года 6 месяцев колонии-поселения с отсрочкой наказания до достижения ребенком 14-летнего возраста. Арт-директор Олег Феткулов — 4 года 10 месяцев колонии-поселения с отсрочкой наказания в связи с наличием малолетнего ребенка.

Наибольший срок гособвинитель потребовал для владельца клуба Анатолия Зака — 10 лет колонии общего режима. «Наказание учитывает роль каждого обвиняемого в содеянном, а также их помощь следствию в раскрытии преступления», — пояснил прокурор Вадим Казаринов.

Перед началом выступлений обвиняемых с заявлением к суду обратились потерпевшие по делу. Пострадавшие и родственники погибших попросили назначить более суровое наказание для Светланы Ефремовой и Натальи Прокопьевой.
Первым с речью выступил Анатолий Зак. Он подготовил три тома доку­ментов, в которых, по его словам, были собраны доказательства того, кто именно руководил клубом и кто отвечал за пожарную безопасность. «Приношу вам свои огромные соболезнования. Нет слов, чтобы выразить всю вашу боль», — начал свое выступление г-н Зак. По его словам, он готов отдать все свои средства потерпевшим и даже намерен удочерить одну девочку, оставшуюся сиротой после гибели в «Хромой лошади» ее отца. «Я давно понял, что это мой крест и нести его мне. Как сразу сказал мне следователь, мы тебя все равно привяжем, у нас приказ. Между тем настоящие виновники, пойдя на сделку со следствием, переложили всю вину на меня, — продолжил свою речь Анатолий Зак. — Я ничем не владел в «Хромой лошади», не распоряжался и не пользовался, но никогда не отказывался, что был инвестором».

По словам обвиняемого, помимо сгоревшего ресторана у него было поряд­ка 30 предприятий, и ни в одном он не был генеральным директором. «Перед случившимся меня не было в России более тысячи дней, то есть почти три года, и последние два года мне вообще была неинтересна жизнь «Хромой лошади». В 2009 году я там почти не был, потому что мы были в ссоре с Титляновым», — обратил внимание г-н Зак. Он настаивал, что никакого отношения к управлению клубом он не имел — за все отвечала исполнительный директор Светлана Ефремова. По словам Зака, у него имеется около 150 документов, доказывающих ее руководящую роль. Он пояснил, что именно Ефремова содержала рекламный бюджет и подписывала все документы: по работам в связи с реконструкцией клуба, по процедуре получения заключений от контролирующих структур, приказы по внутреннему распорядку.

«Она была отличным руководителем и отличным топ-менеджером. Следствие сделало ей большой подарок, не приобщив к делу 17 томов, свидетельствующих о ее руководящей роли. Они находятся лишь в описательной части дела», — сказал обвиняемый. По словам г-на Зака, на первом допросе Ефремова честно сказала, что получала от него только советы и предложения. За выручкой всегда приезжал Титлянов, он же следил за всеми приобретениями и деятельностью клуба. Но позже Ефремова заявила, что на работу ее нанял Зак. 

Гособвинители при этом добавили, что в материалах дела есть документальные доказательства — именно Зак получал из прибыли клуба денежные средства и подписывал бумаги от имени учредителя заведения.

Обвиняемый также заявил, что никогда не был знаком с пиротехниками Игорем и Сергеем Дербеневыми, и опроверг неформальные отношения с Владимиром Мухутдиновым. «Прошу суд не трактовать мое непризнание вины как попытку уйти от любого вида ответственности, — сказал в заключение Анатолий Зак. — Прошу судить меня на основании объективных доказательств». 

«Следствие пошло по самому простому пути. Зака с самых первых дней представили как основной источник зла, а это глубокое заблуждение», — продолжил выступление своего подзащитного адвокат Павел Яковлев. По его словам, на скамье подсудимых оказались не все виновные в трагедии. Адвокат Зака заявил, что в ходе процесса он не услышал доказательств того, что его подзащитный играл активную роль в преступлении. Он отметил, что отсутствие предварительного сговора явля­ется безусловным доказательством невиновности Зака по инкриминируемой ему статье. В своем выступлении защитник также подчеркнул, что позиция, изложенная гособвинением, не отвечает ни требованиям закона, ни обстоятельствам произошедшего, а в обвинительном приговоре не учтены такие смягчающие обстоятельства, как наличие у Зака малолетнего ребенка, инвалидность подсудимого, а также оказание им материальной помощи потерпевшим.

«Прошу суд оправдать моего подзащитного в связи с отсутствием в его действиях состава преступления», — заключил адвокат Яковлев.

После речи г-на Зака и его адвокатов суд объявил перерыв в процессе и назначил следующее заседание на вторник, 5 февраля. В ходе прений будут заслушаны выступления еще шести обвиняемых: Олега Феткулова, Владимира Мухутдинова, Сергея и Игоря Дербеневых, Дмитрия Рослякова и Натальи Прокопьевой, а также их защитников. После озвученных Заком обвинений в адрес Светланы Ефремовой она заявила, что от своего последнего слова отказывается.
 
Анатолий Зак:
Из меня сделали стрелочника и козла отпущения. Я соболезную всем пострадавшим и чувствую огромную вину в том, что мои инвестиции в бизнес Титлянова привели к такой беде <...> От меня будет больше пользы, если я буду не в тюрьме, а смогу вернуть себе все свои предприятия. Иначе от меня никто ничего не получит.
 
Вадим Казаринов, государственный обвинитель:
Все документы, на которые ссылается обвиняемый, исследовались судом. Оценку доводам подсудимого даст судья при вынесении приговора.
Поделиться:
Все новости компаний