Газета
  1. Газета
 01 октября 2012, 13:20   740

Жизнь. Док.

Жизнь. Док.
О том, почему фильм про свадьбу даунов имел огромный успех у зрителей и как актуальная документалистика становится новым трендом в России, рассказала Вера Оболонкина, генеральный продюсер телеканала «24 Док».

 Вера, мне кажется, канал «24 Док» был немного другим?

— Да, раньше он был посвящен документальному кино о России, но в декабре был проведен ребрендинг, и теперь «24 Док» — это телеканал мировой актуальной документалистики. Примерно 70% фильмов, идущих на нашем канале, созданы зарубежными кинематографистами, остальное — российскими.
По-моему, вы излишне оптимистично смотрите на зрителя. Слишком много разнообразных каналов, кто будет смотреть документальное кино?
— Я вам напомню начало 90-х: самым ярким в то время телеканалом был НТВ. Именно там актуальная кинодокументалистика шла в прайм-тайм и делала каналу и имя, и аудиторию, и рейтинги. Эти фильмы вполне могут конкурировать за внимание зрителей и успешно это делают.
Но это было давно, тогда все увлекались политикой, а сейчас зрители ждут от телевидения только развлечений. Разве не так?
— Не скажите, все меняется, и интерес к документальному кино растет. Посмотрите, сколько уже существует в стране фестивалей документального кино, в том числе и пермская «Флаэртиана». Три года назад Международный Московский кинофестиваль открыл конкурсную программу документального кино, чего раньше не было.
У нас, наконец, как и на Западе, начали открываться кинозалы, где показывают только документальное кино. Растет интерес и у кинопрокатчиков, а они быстро улавливают настроение зрителей. В этом году вышел документальный фильм «Ходорковский», и он прошел в прокате в кинотеатрах. Вслед за ним был снят фильм «Гражданин поэт. Прогон года» — о нашумевшем проекте — и тоже был показан в кинопрокате: вещь ранее неслыханная и невозможная. Сейчас в кинотеатрах идет «Зима, уходи» и собирает залы. В Москве и Питере это уже тренд. Да и рост аудитории нашего канала показывает устойчивый рост интереса к документалистике.
На фестивале «Текстура» в программе, которую привез ваш канал, был показан очень необычный фильм — «Посол». Расскажите немного о нем.
— Согласитесь, что это гениальный фильм, невероятно зрелищный, открывающий много интересного из жизни дипломатов и высших эшелонов власти и во многом меняющий наше представление об Африке. Режиссер Мадс Брюггер, снявший часть фильма скрытой камерой, порой оказывался в опасных ситуациях. Он становится героем своего фильма — приехал в Центральноафриканскую Республику (ЦАР) с купленным паспортом либерийского дипломата, официально занялся открытием спичечной фабрики, а под прикрытием этого занимается контрабандой алмазов. И снимает историю, провокатором которой он становится.
Документальный «Посол» смотрится как самый захватывающий экшн. Но многие сцены фильма просто балансируют на грани этических норм, вас это не смущает?
— Вопрос не совсем по адресу. Мы же не являемся создателями этого фильма, мы занимаемся агрегацией контента, собираем и показываем яркие фильмы, привлекающие внимание к каким-то событиям, которые являются самыми актуальными и резонансными в России и мире. Надо сказать, «Посол» с большим интересом был встречен аудиторией самых разных стран. Метод, которым действовал Мадс Брюггер, сравнивают с приемами, которые использовал Саша Барон Коэн в скандальном фильме «Борат».
Кстати, «Посол» продюсировала студия ZENTROPA, которую основал Ларс фон Триер, он там снял своего «Антихриста».
Вы привезли еще один фильм — «Письма из Ирана», где режиссер не участвовала в самом процессе съемок, но фильм состоялся.
— Да, это свежий пример, как актуальная документалистика смыкается с современными медиа. Французский режиссер Манон Луазо работала в Иране в 2009 году, но вскоре власти запретили присутствие западной прессы в стране. После своей высылки режиссер переправила контрабандой в Иран 15 камер и, обратившись к гражданским активистам, попросила их снимать события на видео. Связи с этими людьми у нее не было, но примерно через год Манон начала получать видео через Youtube. В результате три девушки, снявшие весь материал, стали для нее соавторами. Из этих видео, а также из видеороликов, которые размещала иранская молодежь в Youtube, Манон Луазо сделала фильм, рассказывающий о социально-политической ситуации в Иране после революции. Фильм с большим успехом прошел в разных странах. И мы рады, что Манон Луазо приехала на «Текстуру» и пообщалась с пермскими зрителями.
Канал «24 Док» — это только политические фильмы?
— Это самые разные фильмы: грустные, смешные, познавательные. У нас шесть линеек: Россия_Док, Арт_Док, Эко_Док, Ино_Док, Люди_Док, Полит_Док. Тематика канала многогранна, как сама жизнь.
Какие фильмы вашего канала вызывают наибольший интерес у российских зрителей?
— Разные, но, конечно, в первую очередь каким-то образом пересекающиеся с российской действительностью и рассказывающие человеческую историю. Такие фильмы у нас стоят в линейке «Люди_Док».
 Большой отклик вызвала картина «Моника и Дэвид» о свадьбе даунов. Мы совместно с партнерами организуем открытые дискуссии, так вот, обсуждение этого фильма было одним из самых активных, в зал невозможно было попасть. В дискуссии участвовал и муж актрисы Эвелины Бледанс, у которой недавно родился ребенок с синдромом Дауна. Зрители активно оставляли комментарии и в социальных сетях. 
Кстати, сама дискуссия в смонтированном виде скоро появится у нас на канале и на сайте. А сам канал через месяц-полтора появится в Интернете в стримминге, соответственно, будет организовано потоковое видео, но оно будет доступно по подписке.
А откуда вы берете такие фильмы, с какими компаниями сотрудничаете?
— Актуальная кинодокументалистика — это, конечно, не тема компаний-мэджоров, но у нас заключены большие контракты с Би-Би-Си, АРТЭ, NationalGeographic, DanishFilms, NPO и другими. И плюс к этому большое количество небольших компаний в документалистике, таких как ZENTROPA, которые создают это кино и получают за него гран-При на международных фестивалях. В России мы сотрудничаем с признанными мастерами жанра: Манским, Мирошниченко, Учителем, Шадханом, Гутманом, молодыми и громкими — Грязевым, Расторгуевым, Костомаровым и другими. Мы открыты для всех документалистов и всегда рады показать нашему зрителю качественное кино, которое соответствует нашему формату.
Получается, ваш контент уникален?
— Да, в России это единственная ТВ-площадка, где можно смотреть качественную документалистику 24 часа. На телеканале «Культура» раз в неделю показывают фильмы в программе «Смотрим и обсуждаем», но это 1 час в неделю и с ограничениями формата канала. 
Вы привезли действительно очень необычные фильмы, но ведь ваш канал действует только в Москве?
— Нет, канал можно видеть в ряде регионов в кабельных и спутниковых сетях, с которыми у нас заключены договоры: Москва, Санкт-Петербург, Владивосток, Иркутск и много других городов России, в Перми пока нас можно смотреть в сетях Ростелекома и МТС, но мы очень надеемся выйти и в других сетях.
Поделиться:
Все новости компаний