Газета
  1. Газета
 24 сентября 2012, 13:20   830

Не задолжай

Не задолжай
В «Сцене-Молот» хотели рассказать о гопниках и деревне, а получилось — о боге.

 18 сентября состоялся премьерный показ спектакля «Убийца» в постановке главного режиссера «Сцены-Молот» Дамира Салимзянова. Незамысловатый сюжет в духе новой драмы разворачивался перед зрителями в лаконичных сероватых декорациях: деревянные скамьи и потертые поручни — то ли электричка, то ли нары, то ли зал ожидания. Простой студент Дюша крупно проигрывается в карты и получает возможность альтернативного расчета с кредитором — нужно найти другого должника и получить от него деньги. Ну или убить. Классическое «пойди туда не знаю куда» оборачивается, разумеется, дорогой вглубь себя. Главный герой бежит от своего предназначения (в родной поселок, под мамино крылышко), придумывает оправдания собственной трусости и все не может решить, каково это — стать убийцей.

«Давно не могу понять, почему когда молишься, даже если мысленно, появляется такая плаксивая интонация, — вопрошает Дюша. — Он от этого энергией заряжается? Или ему просто прикольно? Какие-то глупые понты, гопниковские. Чего, нельзя нормально поговорить, как взрослые люди? Да, согрешил, было дело, извини, больше не буду. Но только чтобы на этом все. Рассчитался — и больше ничего не должен. Никакой вины. Никаких унижений. С достоинством».
Денежный долг — это иносказание, Дюша, собственно, тем и занят, что пытается избавиться от своего «греха» — без унижений и с достоинством. Над ним постоянно довлеет память о кредиторе — ловком картежнике по кличке Сека, который вроде и не шулер вовсе, но выигрывает по мановению некоей музыки. Есть у Секи подружка, которую он отсылает вместе с Дюшей, опасаясь, что тот скроется без следа, — оголтело беспечная «дива» со стрингами, выглядывающими из-под джинсы.
Интересны не только типажи персонажей, но и пьеса Молчанова, по которой собрали спектакль. В ней — ни одной авторской ремарки, лишь монологи персонажей, которые «поют что видят». Диалоги здесь происходят в ключевых местах повествования. Такой драматургический материал обусловил довольно неторопливый темп течения сценического действия, и главное, чего добился Дамир Салимзянов, — дословная и четкая передача текста пьесы. Все остальное — актеры, декорации и сопутствующее — не должно отвлекать зрителя от «вчитывания». Быть может, поэтому спектакль, в отличие от предыдущих работ Салимзянова, невзрачен и наполовину пуст.
Вера в «высшую справедливость» в исполнении парня из глубинки — это отдельная песня. Дюша верит не в бога, а богу, его воле, воплощенной в жизнь, — и принимает ее за удачу, фарт, стечение обстоятельств. И думается, что лишь хэппи-энд, выданный как неправдоподобно щедрый аванс, заставит его пересмотреть свои взгляды.
Дамир Салимзянов указывает на многожанровость «Убийцы»: «По композиции это роуд муви, по стилю — нуар, а по сюжету — лавстори. В спектакле мы постарались сохранить этот баланс». Он был сохранен не только в этих областях. Создатели спектакля добились баланса добра и зла в отдельно взятом персонаже, баланса света и тени на сцене, баланса бога и человека.
 
Справка «bc»
Над спектаклем работали:
Режиссер Дамир Салимзянов; 
художник по свету, композитор — Артем Екимов.
В ролях: Семен Бурнышев, Евгений Волков, Светлана Бисерова, Вера Салеева, Михаил Орлов.
Поделиться:
Все новости компаний