Газета
  1. Газета
 09 июля 2012, 13:20   666

Куда глаза глядят

Куда глаза глядят
Хочу оказаться в непроходимой глуши, в самом настоящем русском лесу, где нет просвета, и только наметанный глаз угадывает заросшие тропы.

 Хочу кануть в неизвестность сводчатой чащи, идти до тех пор, пока есть силы и взгляд. Без подсказок, указателей, компасов, карт, провожатых, не различая дня и ночи, усталости и погибели, себя и дороги.

Хочу остаться наедине — даже не с природой, а с самой собой, достичь той крайней степени отчаяния, которую можно принять за счастье. Знать, что никто и никогда не решится на подобное, этому путешествию предпочтут уют душных гостиных и вялый свет прокуренных бильярдных. Уходить по направлению в никуда — это как жить во имя усопшего супруга, пытаясь возродить его имя, необходимое лишь тебе, но никак не остальным.
«Пропасть без вести» — идеальная формулировка для ходоков в никуда, а точнее, в «никогда». Именно так, хочу, чтобы закончилось время, общепринятое время побед и поражений, вдохов и выдохов, чувств и эмоций, молодости и старости. Про кого-то скажут: «Она в Москве». Про другого: «Он уже давно умер». А про меня: «Она никогда». Что «никогда»? Никогда не была, никогда не будет или «мы никогда о ней не слышали»? Все равно.
Общественность введет в заблуждение отсутствие прощальной записки или завещания, или чего-нибудь в схожем духе. Тот, кто уходит, обязан уведомить ближайших родственников о своем решении, ибо иначе он подает им надежду на свое скорое возвращение. А я ничего не подаю, я только забираю. Я забираю с собой единственное, что полностью во мне — мою память. В ней резные окаменелости разложены ровными полочками, и по ночам хилые конструкции поскрипывают под весом драгоценных археологических находок. Я унесу это с собой не для того, чтобы любоваться отжитым на закате очередного дня, а с тем, чтобы более никто не претендовал, например, вот на это воспоминание о двух неделях в Чехии. Господи, как бездарно я распорядилась этой интимной информацией: поведала детали тем, кому на них плевать, тем, кто к чужим впечатлениям снисходителен и брезглив, тем, кто, скорее всего, не видел Праги. Зачем я в красках описывала местные достопримечательности, давала советы насчет кратчайшего маршрута и наиболее приемлемых мест общепита? Кому все это было нужно?
Правильно, никому. Поэтому, если позволите, я останусь при своем. Не понимаю, зачем мне этот багаж в непроходимой глуши, но кто знает…
Я хочу идти и снова идти, хочу чувствовать, как заканчиваются силы и желание верить в будущее. Хочу быть героем набоковского «Подвига», который отправляется в путь только потому, что не может противостоять своей склонности к романтике. Он не озабочен пунктом назначения, представителями принимающей стороны и путями отступления, он думает только о том, как бы поскорее оказаться за пределами заранее уготовленного для него сюжета, соскочить с череды мелькающих страниц в запретную зону внекнижной реальности. Поэтому и книга обрывается там, где начинается его путь.
Хочу быть смелой и целеустремленной. Хочу идти, пока держат ноги.
Ну или «кайен», хотя бы черный.
Поделиться:
Все новости компаний