Газета
 28 ноября 2011, 13:20   1322

По зову сердца

По зову сердца
Пермяки готовы жертвовать в социальную сферу миллионы рублей. Но предпочитают делать это из своего кармана, а не из бюджета компании.

18 ноября некоммерческое партнерство грантодающих организаций «Форум доноров», газета «Ведомости» и между-народная сеть аудиторско-консалтинговых фирм PwC подвели итоги ежегодного исследовательского проекта «Лидеры корпоративной благотворительности». В 2011 году участие в нем приняли 50 российских и международных компаний с оборотом более 300 млн рублей, которые занимаются благотворительной деятельностью на территории РФ. Региональные предприятия в списке участников можно сосчитать на пальцах одной руки. Тем заметнее, что из числа конкурсантов в этом году исчезла компания с пермской пропиской – ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь».
Однако деятельность предприятий, заявившихся на участие в проекте, распространяется, в том числе, и на Пермский край. Так в номинации «Лучшая программа (проект), способствующая развитию местных сообществ и улучшению социального климата в регионе присутствия компании», было признано ОАО «Минерально-химическая компания «ЕвроХим» с программой развития детско-юношеского ледового спорта в регионах России. В ее рамках компания обязалась до 2016 года построить 8 объектов, в том числе – крытый ледовый корт в п. Усолье Пермского края. Бюджет всей программы составляет 150 млн рублей. В этой же номинации в шорт-лист жюри включило и проект ОАО «МегаФон», реализованный с февраля по май 2010 года «Открытый чемпионат России по футболу среди воспитанников детских домов и школ-интернатов на кубок «Будущее зависит от тебя». В нем принимали участие и дети из детских домов Пермского края.
Почетная жертва. Тот факт, что пермских компаний не оказалось среди участников проекта, не означает, что в Прикамье нет организаций, удовлетворяющих условиям конкурса. Ежегодно Business Class публикует Топ-300 крупнейших предприятий Пермского края. Оборот каждого из них существенно превышает планку 300 млн рублей. Кроме того, более 100 предприятий, причисляющих себя к среднему бизнесу, согласно Топ-300 малых и средних предприятий Пермского края также имеют обороты свыше 300 млн рублей. Нельзя упрекнуть пермский бизнес и в полном невнимании к социальным проблемам и отказе от благотворительности.
По словам президента Фонда поддержки социальных инициатив «Содействие» Нины Самариной, среди крупнейших пермских предприятий, занимающихся благотворительной деятельностью, лидерами являются «ЛУКОЙЛ», «Соли-камскбумпром», «Уралкалий», «Сильвинит». Многие региональные компании имеют собственные социально направленные программы, открывают благотворительные фонды. Но, как правило, все они предпочитают не раскрывать данных о размерах благотворительной деятельности. «Это высший пилотаж, когда бизнес решается не только рассказать о том, что сделано, но и раскрыть данные о размерах благотворительной деятельности», – отметила руководитель PR-направления «Форума доноров» Оксана Тимощук. Причин, по которым молчат меценаты, немало: одни не хотят говорить о реализуемых ими проектах, пока не достигнут конечный результат, другие считают подобные меро-приятия пиаром и полагают, что неправильно объявлять о том, что идет от чистого сердца. «Благотворительность в отличие от спонсорства не преследует никаких коммерческих целей и, как правило, осуществляется без широкой публичной оглас-ки, что называется «по зову сердца», – рассуждает начальник Управления маркетинга и развития ОАО АКБ «Экопромбанк» Ирина  Грачева.
Кроме того, как отмечает Оксана Тимощук, в России еще никто не отменял государственный рэкет – когда власти определяют те позиции, на которые должны жертвоваться деньги.
Подобные проблемы эксперты «bc» объясняют отсутствием культуры благотворительности. «Участие в социальных проектах афишируется, как правило, в преддверии выборов, – рассказал председатель попечительского совета благотворительного фонда «МИР» Александр Пепеляев. – Раньше деятельность мецената считалась почетной, и рассказывать о ней было в порядке вещей. В наше время, даже если компании оказывают благотворительную помощь, то предпочитают скрывать объемы расходуемых средств».
По словам Нины Самариной, система благотворительности, добровольчества в России только начинает формироваться. Толчок был задан в Москве, как более богатом регионе в 2006–2007 годах. Постепенно реакция начинает доходить до регионов.
Другая причина – низкий уровень организации благотворительных проектов и
недоверие организациям, их продвигающим. Зачастую у компаний есть деньги, которые они готовы направлять в социальную сферу, но они не знают, как правильно и эффективно ими распорядиться. «Желание выделять деньги на благотворительные цели зависит только от двух показателей – доверие и удобство, в самом широком их смысле. Я глубоко убежден, что помогать другим людям хочет каждый. Вопрос здесь в том, чтобы человек, отвечающий за подобное решение в компании, доверял целям и методам конкретной помощи. И при соблюдении этого условия имел возможность оказать ее так, как ему и компании это будет удобно (быстро, выгодно, приятно и т. д.), – рассуждает координатор социального проекта «Дедморозим» Дмитрий Жебелев. – Поэтому проблема только в поиске такого способа. Соответственно, от благотворительности людей удерживает отсутствие информации, недоверие и сложность оказания помощи».
Сегодня в Пермском крае зарегистрированы десятки благотворительных фондов и некоммерческих организаций, которые занимаются социально направленной деятельностью. Но по факту работают далеко не все. По словам Александра Пепеляева, многие создают благотворительные фонды в порыве благородных чувств, но когда сталкиваются с реальными проблемами организации их работы, то деятельность постепенно сходит на нет. Кроме того, даже те активисты, кто занимался работой фондов, в кризис были вынуждены отказаться от этой затеи из-за отсутствия финансирования.
Дмитрий Жебелев:
– Здесь стоит разделить зарегистрированные и реально работающие благотворительные фонды. Первых – сотни. Вторых в сфере помощи детям, с которой мы лучше знакомы, – до десятка. Вероятно, это связано с тем, что часто подобные организации создаются в эмоциональном порыве одним или несколькими людьми, и поддерживать затем постоянную работу не у всех хватает сил и мотивации. Динамика по количеству благотворительных организаций, которые тем или иным образом заявляют о себе, в последнее время положительная. Однако рост качественных показателей в этой сфере значительно отстает от количественных.
Добрая воля. Из-за того, что благотворительная деятельность остается личным делом каждого, кто ею занимается, оценить размеры социальной помощи в Пермском крае сегодня крайне затруднительно. Участники этого рынка говорят лишь о том, что на благотворительные цели выделяются десятки миллионов рублей. Профильные ведомства затруднились ответить на запрос «bc» о размерах пожертвований, которые ежегодно делаются в социальную сферу, заявив, что такую статистику никто не ведет.
По оценкам организаторов проекта «Лидеры корпоративной благотворительности» в 2010 году, 50 крупнейших российских компаний потратили на благотворительные цели порядка 9 млрд рублей. Исполнительный директор некоммерческого партнерства «КСО – Русский центр» Алексей Костин оценил прозрачную часть рынка благотворительности в стране в 3 млрд долларов. Третью цифру – 13 млрд долларов, направленные на разного рода благотворительные проекты, приводит газета «Ведомости», ссылаясь на The Boston Consulting Group. Но даже эта, самая большая цифра, составляет лишь 0,9 % ВВП.
По словам Оксаны Тимощук, 90 % средств, выделяемых на благотворительные цели, – это деньги корпораций, и лишь 10 % «жертвуют» частные лица. «Такая пропорция – сугубо специфика России, международный опыт говорит об обратном», – отмечает собеседница «bc».
Вместе с тем представители пермских благотворительных организаций отмечают, что «частные лица дают денег меньше, но делают это охотнее». «Опыт затеи «Дедморозим» показывает, что чаще и с большей готовностью откликаются частные лица. То есть, если сравнивать по числу участников, то обычные люди обгоняют компании с гигантским перевесом. При этом в общем объеме пожертвований разница уже не столь велика, поскольку перечисления от юридических лиц в денежном выражении значительно превышают аналогичную помощь одного конкретного человека. В результате соотношение в рублях выходит как 1/3 – компании, 2/3 – частные лица. Однако эти данные основаны на нашем специфическом опыте, когда благотворительные проекты изначально построены на участии максимального количества людей», – рассказал Дмитрий Жебелев.
Аналогичным наблюдением поделился и Александр Пепеляев. «Простой человек более отзывчив, чем предприятия. Компании зачастую выделяют деньги с большим скрипом: чем больше у бизнеса денег, тем сложнее с него что-то получить. Добраться до топ-менедежеров предприятий сложно, а руководителям среднего звена, на которых возложено решение этих вопросов, доносить свою идею часто не с руки», – отмечает Александр Пепеляев.
Но такое невнимание иногда объясняется не жадностью компаний. Крупные предприятия предпочитают не распыляться, а направляют деньги на собственные социальные программы. Иногда бизнесмены заявляют, что проще отдать деньги из своего кармана, чем изъять из бюджета компании. «Благотворительность в ущерб экономике – это уже глупость, у меня не настолько крупный бизнес, чтобы без ущерба для компании выделять крупные суммы. А если речь идет о пожертвовании в размере 50 тыс. рублей, то эти деньги проще дать от себя лично, чем от предприятия», – поделился с «bc» Михаил Вишневский, директор ночного клуба «Ветер».
О том, что пермяки предпочитают жертвовать деньги из своего кармана, рассказала и финансовый директор ЗАО «РИАЛ» Марина Медведева. «Среди людей моего круга немало тех, кто занимается
благотворительностью, но это личная помощь, от себя.
Благотворительность – не способ потратить лишнюю прибыль, а зов души», – отметила собеседница «bc».
Избранное. Кто бы деньги ни выделял, компании или частные лица, цели, на которые они направляются, одинаковые у всех. По словам Оксаны Тимощук, те, кто только начинают заниматься благотворительностью, попадают в так называемый «замкнутый круг мецената», обращая внимание лишь на самые популярные проблемы. Безусловными лидерами по числу пожертвований являются дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. На втором месте – строительство храмов. В поле зрения меценатов также попадают незащищенные слои населения. Иногда «выстреливают» проблемы экологии.
Как рассказала «bc» Нина Самарина, для Пермского края характерны те же самые тенденции. Но в 90-х, начале 2000 годов ситуация была несколько иной. Тогда пожертвования перечислялись в сферу образования, значительное внимание уделялось культуре. «Но в последние годы в связи с изменениями культурных тенденций в Пермском крае эта тема перестала быть актуальной», – заметила г-жа Самарина.

По зову сердца

Поделиться:
Все новости компаний