Газета
 20 декабря 2010, 13:20   1092

Возвратить все

Владимир Белозеров, председатель правления Перминвестбанка, – о том, какие трудности преследуют банки в работе с задолженностью и как много времени они проводят в судебном процессе.

Владимир Эдуардович, как Перм-инвестбанк работает с просроченной задолженностью?
– Всем банкам во время финансового кризиса пришлось иметь дело с заемщиками, которые не имели возможности своевременно погашать кредиты. В результате банки стали обладателями просроченных кредитов и непрофильных активов. Эта проблема коснулась в той или иной степени абсолютно всех банков. Это касается и Перминвестбанка.
Мы для себя определили, что работа с задолженностью является одним из направлений банковского бизнеса. В связи с этим в прошлом году нами была пересмотрена структура управления банком. В итоге наряду с тремя традиционными направлениями – розничным, корпоративным и операционным – появился блок по работе с просроченной задолженностью и непрофильными активами.
Какие цели Вы ставите перед этим блоком?
– Сегодня у Перминвестбанка есть активы, которые мы должны превратить в денежные средства и направить их в бизнес, в блоки, о которых я уже говорил. Наша цель – вернуть все денежные средства с максимальным эффектом до 2013 года.
И как организована работа с должниками?
– Первое, что мы сделали, – это в структуре управления по работе с просроченной задолженностью и непрофильными активами создали специальное подразделение – коллекторский отдел. Он состоит из группы обслуживания просроченной задолженности и группы обслуживания долгов непрофильных активов. Функция данного подразделения и управления в целом – это создание эффективной системы работы с долгами и непрофильными активами во взаимодействии с судами, службой судебных приставов, реализаторами (поверенными), юридическими компаниями, коллекторскими службами и управляющими компаниями. Параллельно мы вели работу по формированию закрытых паевых инвестиционных фондов недвижимости и кредитного фонда (ЗПИФов).
Владимир Эдуардович, еще одним аспектом деятельности, связанным с управлением задолженностью и непрофильными активами, является реализация имущества. Как Вы оцениваете ее ход?
– Здесь нужно разделять два процесса. С одной стороны, есть механизм досудебной реализации имущества, когда заемщику и банку удается договориться и разработать совместный план действий. Этот путь самый легкий и краткосрочный.
Второй путь – это судебный процесс, включающий в себя непосредственно судопроизводство, работу с приставами и реализаторами. Это самый сложный и долгий процесс, с которым столкнулись все банки. К примеру, наш банк участвует в одном процессе уже практически три года.
Сколько примерно времени уходит на тот или иной этап судебного процесса?
– На самом деле все по-раз-ному, и практически никогда нельзя спрогнозировать, сколько времени будет длиться разбирательство в суде и как сложится взаимодействие с судебными приставами и реализаторами. Так, например, у нас был случай, когда судья переносила судебное заседание на протяжении шести месяцев.
Что касается взаимоотношений с приставами и реализаторами, то здесь все еще сложнее. Во-первых, и те и другие загружены работой и подчас не справляются с ее объемами. Во-вторых, возникают ситуации, когда происходит задержка в передаче имущества от пристава к реализатору, без передачи имущества процесс реализации невозможен. Иногда приходится фактически воочю сопровождать этот процесс специалистами банка. Кроме этого сегодня реализаторы могут быть назначены из других регионов, таким образом, реализатор, скажем, может находиться в Москве, а реализовать имущество он должен в Пермском крае.
Какую роль в затягивании процесса играет сам заемщик-должник?
– Я могу констатировать, что сегодня заемщики сильно изменились. Наступило время арбитражных юристов. Если раньше заемщик мог самостоятельно прийти в суд, то сейчас он появляется там только в сопровождении юристов, которые, естественно, затягивают судебный процесс.
Сегодня мы стараемся убедить заемщиков, что лучше договориться с банком.
И кого больше? Тех, кто идет навстречу банку и пытается договориться, или тех, кто борется до конца?
– Последних, конечно, больше. Их насчитывается примерно 2/3 от общего числа должников. Естественно, что люди на что-то надеются и стараются затянуть процесс. Но они должны понимать, что все это время банк начисляет проценты и штрафные санкции. В конечном итоге их долг может только возрасти.
 

Поделиться:
Все новости компаний