Газета
 12 июля 2010, 13:20   1099

Зона оперы

Зона оперы
На территории бывшей зоны, лагеря «Пермь-36», прошла постановка единственной оперы Бетховена «Фиделио».

В течение всей прошедшей недели на территории бывшего лагеря политических заключенных «Пермь-36», расположенного близ деревни Кучино Пермского края, проходил показ оперы Бетховена «Фиделио». Постановка была осуществлена международной командой во главе с художественным руководителем проекта «Опера/ГУЛАГ» Георгием Исаакяном, режиссером выступил Майкл Хант, музыкальным руководителем стал главный дирижер Пермского академического театра оперы и балета Валерий Платонов. В реализации проекта также были задействованы сценограф Шарлотт Скин Кэтлинг и драматург Гарри Канн, представляющие Англию, художник по звуку Пол Эш Браун из Ирландии и российский художник по костюмам из Москвы Фагиля Сельская.
В грандиозном и единственном в своем роде проекте приняли участие около 500 человек, 200 из которых – волонтеры. На девяти сценических площадках по числу сцен оперы Бетховена, на территории в девять гектаров, охватывающей зоны общего и особого режима бывшей колонии политических заключенных, развернулось масштабное действие «Фиделио».
Опера был написана Людвигом ван Бетховеном в 1805 году. Сюжетной основой стало французское либретто Жана-Никола Буйи, отмечавшего, что история пьесы основана на реальных событиях, которые произошли в период Французской революции. Это не могло не затронуть такого певца героической борьбы за свободу, как Бетховен. Как отмечали критики, именно потому так пронзительна музыка в единственной опере композитора, оттого так слышим голос всепобеждающей любви.
Это любовь женщины, муж которой был заточен в тюрьму за выступление против тирании. Леонора в мужском одеянии нанялась на службу к тюремному привратнику под именем Фиделио, чтобы найти и высвободить своего супруга Флорестана, заключенного тираном Пизарро в застенок.
Символом их неразрывной связи, настоящего чувства, для которого нет никаких преград, становится небесный ангел, в образе которого предстает Леонора перед своим мужем. Такой ее видят и зрители в первом акте оперы: ангел, возвышающийся над реальными лагерными строениями.
Зритель не ограничивается ролью наблюдателя. По замыслу постановщиков он передвигается по разным зонам согласно сюжету. Уже при входе на территорию лагеря всех прибывших встречает конвой, одетый в камуфляжные плащи. С автоматами в руках, с касками на головах, они тщетно пытаются сдержать толпу униженных и измученных незнанием и ожиданием жен, матерей, сестер и дочерей заключенных. Женщины рвутся к зрителям, держа перед собой подлинные фотографии бывших политзаключенных, которые отбывали срок в колонии «Пермь-36».
А потом досмотр и окрики вслед каждому: «Пошевеливайтесь! Молчать! Быстрей передвигайте ногами!» И зритель уже не может остаться в стороне, потому что он уже внутри, в самом действии, в реальной обстановке лагеря для заключенных.
Музей «Пермь-36» стал идеальной площадкой для постановки оперы. Пожалуй, невозможно было бы самим придумать те «живые» декорации, которые есть на территории бывшей колонии. Зрителей намеренно проводят сначала через жилые бараки, затем через рабочую зону. Второе действие, сюжет которого разворачивается в глубоком подземелье, в самом страшном и темном месте тюрьмы, проходит уже на территории зоны особого режима музея. Этот объект в 1980-е годы предназначался для «особо опасных государственных преступников». Этот участок сыграл свою роль и в постановке «Фиделио», ведь именно здесь и был заточен Флорестан, жертва тирана Пизарро.
Подобно тому, как сгущаются краски в сюжетной линии оперы, постепенно все мрачнее становятся декорации и обстановка вокруг. Рабочая зона, где когда-то трудились на пилораме бывшие заключенные, насквозь «прошита» черно-оранжевыми стволами, среди которых происходит развитие действия.
Черный и оранжевый. Два оттенка, выбранные постановщиками для цветового решения всей оперы. Это цвета-символы: подземелье и солнце, мрак и свет, холод и огонь. Черный, грязно-серый, как основной оттенок формы заключенных ГУЛАГа и оранжевый – формы узников Гуантанамо. Пожалуй, именно это и связывает различные эпохи заключения. Атрибутами времени современников Бетховена стали доспехи, которые надела на себя Леонора, и меч, который она вознесла над головой, решив до победного сражаться за своего возлюбленного. Время сталинских репрессий, тирании против инакомыслящих в Советском Союзе подчеркивает сам музей «Пермь-36», бараки и иные постройки, форма заключенных в первом действии. Современность олицетворяет образ узников во втором действии: это люди, одетые в оранжевые комбинезоны, лица которых спрятаны в черные маски – прямая аналогия с заключенными американской тюрьмы на Кубе.
Зритель следует до зоны особого режима пешком. Ровной колонной в сопровождении того же конвоя. И вновь вдоль дорог стоят униженные женщины, которые протягивают куски хлеба с просьбой передать их своим близким. 500 метров до режимной зоны наяву и 500 метров до подземных застенок оперы.
Здесь постановщики «Фиделио» достигают максимального сближения зрителя и актеров. Первые выстраиваются вдоль узкого и длинного коридора, вторые – играют свои партии прямо между ними. Обстановка максимально интимная: при приглушенном свете, в холодном помещении. Именно в этих стенах исполняется ария любви, здесь Леонора и Флорестан наконец встречаются друг с другом. После чего коридор наполняется светом, ворвавшимся из освобожденных от глухих ставней окон. Это кульминация всего действа, это момент торжества всепобеждающей любви.
Счастливый конец оперы, радостные встречи вновь обретших друг друга заключенных и их родных придают оптимистический пафос опере «Фиделио». Обретенная свобода и торжество справедливости заставляют зрителя по-иному взглянуть на окружающий лагерный ландшафт.
Универсальная проблематика, мастерство постановщиков, виртуозная игра оркестра, оригинальный творческий замысел и уникальная обстановка, в которой разворачивается действие оперы Бетховена «Фиделио», поистине сделали этот проект исключительным мировым событием. Поэтому его авторы по праву считают, что постановка «Фиделио» имеет все шансы получить свое продолжение уже на аналогичных европейских площадках, таких как концентрационный лагерь, ныне мемориальный комплекс «Дахау», расположенный в Германии.
Зрителям было показано семь спектаклей, на каждом из которых смогло побывать лишь 250 человек в соответствии с количеством заключенных, содержавшихся в лагерных бараках. Грандиозное по замыслу, масштабное по охвату, актуальное на все времена по проблеме действо завершилось.
Однако, по признанию авторов проекта, зрители все же смогут вновь встретиться с героями оперы, поскольку осенью планируется поставить «Фиделио» на театральной сцене.
 

Мнение:

Георгий Исаакян,  художественный руководитель проекта «Опера/ГУЛАГ»:
– Наш проект уникален. Он не прибегает к расслабленному зрелищу на красивом ландшафте, а предлагает нам интенсивный, эмоциональный опыт необычного путешествия и театра, и зрителя в неведомое.

Майкл Хант, автор оригинальной идеи и режиссер спектакля:
– Мы надеемся, что наше представление «Фиделио» в атмосфере «Перми-36» сделает более глубоким восприятие универсального посыла бетховенской оперы и будет способствовать пониманию важности значения таких мемориалов в проблемах прошлого.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний