Газета
 24 августа 2009, 13:20   1184

Сосиска для партии

Сосиска для партии
Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии, – о мотивации партий, роли губернатора-«батюшки» в региональных политических процессах и благополучном 2007 годе.
Автор: Кирилл Перов

На минувшей неделе в рамках подготовки к I Международному социально-экономическому форуму финно-угорской молодежи Пермь посетил сопредседатель Совета по национальной стратегии, член Общественной палаты РФ Иосиф Дискин. В эксклюзивном интервью «bc» известный экономист и политолог прокомментировал последние политические тренды в регионе.

Как Вы оцениваете предложение властей избирать главу города из числа депутатов? В частности, главу Перми из числа местной гордумы?

– Это общефедеральная линия, и в некоторой степени это развитие идеи Президента РФ о том, что члены Совета Федерации также должны быть избраны в представительные или законодательные органы власти. Выбор руководителя из числа депутатов является продолжением той же логики: вполне разумно, что люди, прошедшие непосредственный отбор, лицом к лицу встретившиеся со своими избирателями, становились главами городов.

В этом смысле понятно, чего хочет добиться губернатор: его стремление связано с избавлением от популизма, который неизбежно возникает на прямых выборах. Этим же руководствовался Президент РФ, когда предложил, чтобы главы субъектов Федерации избирались Законодательными собраниями по его представлению. На мой взгляд, популизм является одной из самых серьезных болезней. К примеру, отсутствуют политические партии, которые бы выступали за ограничение социальных расходов по причине того, что в будущем возможно появление ограничений. В борьбе за голоса избирателей все политические силы являются популистскими. Последний пример – партия СПС, которая на последних выборах шла под совершенно нехарактерными для нее лозунгами. Мы воспитали и популистского избирателя.

Рассматриваемую инициативу можно расценивать как инструмент вмешательства государственной власти в муниципальную? Ведь таким образом провести лояльного власти кандидата существенно проще.

– Проблемы манипулятивной демократии, о чем вы спрашиваете, волнуют меня гораздо меньше. Дело в том, что и при прямых выборах на самом деле возможностей вмешательства государства и применения различных политтехнологий и без того много. Моя точка зрения: мы лечимся не от той болезни. Много говорится о том, что влияние административного ресурса на муниципальном уровне очень большое. Но никто не задумывается, какой другой ресурс замещает административный в условиях его сокращения? Кто занимает эту нишу? А тогда появляется локальный бизнес, а хуже того – и криминалитет. Ведь были практики нарезок муниципальных округов под размер организованных преступных группировок. Это необходимо понимать, ведь часто случается, что лекарство хуже самой болезни.

К чему приведет участие политических партий в муниципальных выборах?

– На мой взгляд, данная возможность пока является инициативой на вырост. На муниципальном уровне не так много политических партий, которые обладали бы ресурсами и кадрами. Другое дело, какая стоит задача? По крайне мере, руководство таких организаций начнет задумываться о выращивании людей, которые потом могли бы участвовать на муниципальных выборах. Появится задача отбора людей, а также понимание того, кого можно и стоит двигать, а кого – нельзя. В первое время процесс не будет эффективным, тем не менее возникнет мотивация на достижение цели. На муниципальном уровне закрутится политический механизм, который позволит партиям воспитывать лидеров на местах. На сегодняшний день кресло депутата представительного органа власти является призом для партии, а вот завоевание большинства и возможность избрания главы города уже серьезная вещь, за которую можно бороться. Если мы тащим политические организации на муниципальный уровень, то резонно повесить перед ними большую сосиску.

Совсем недавно по инициативе губернатора от должности главы города Чайковского был отстранен Юрий Востриков. Как Вы думаете, получит ли эта инициатива распространение в дальнейшем в других субъектах Федерации?

– Демократия предполагает участие власти в решении проблем и нужд граждан. А что может быть более важным, нежели решение вопросов в коммунальной сфере? Мы, москвичи, хорошо помним, что был демократ первой волны Гавриил Харитонович Попов. Он ну очень замечательный, однако улицы не убирались... Появился Юрий Михайлович Лужков, и, несмотря на все недостатки, смешки и так далее, все его поддерживают, ведь улицы убираются, транспорт ходит и так далее. Необходимо помнить, что демократия – не самоцель, а способ решения реальных жизненных проблем людей. Если они не решаются, то необходимо принимать любые меры, допустимые законом, чтобы это происходило.

Насколько широк круг жизненных проблем, из-за нерешения которых возможно вмешательство государственной власти в муниципальную?

– Необходимо наличие вполне демократических сигналов: общественное мнение, появление митингов, демонстраций, обращение населения с жалобами в политические партии и муниципальные органы власти. Если значимые политические силы, которые выражают общее мнение, из разряда «батюшка, дальше терпеть нельзя!», то губернатор должен принимать соответствующие политические меры. Важно понимать, что этот процесс должен происходить в демократическом измерении, ведь законодательство еще болтается, не отлажено и отстроено в достаточной степени.

Все-таки губернатор – это «батюшка»?

– Пока – да, губернатор – батюшка, избранный в соответствии с демократическими процедурами. В ситуации, когда дальше уже нельзя, кто-то должен быть арбитром. Так устроена жизнь: необходим человек, который берет на себя ответственность за принятие решений. Законодательством также закреплено, что губернатор несет ответственность за социально-экономическое положение в регионе.

Как Пермский край воспринимается со стороны? Как центр гражданского общества, идея которого тиражировалась несколько лет назад, или «политическое болото»?

– Я был участником социального форума, который проходил в Перми в 2003 году. Уже тогда сложилось впечатление, что Пермский край – это такая социальная лаборатория, где выращиваются некие общественные инициативы. Существует общее мнение, что господин Чиркунов является человеком, интересующимся гражданским обществом, которое ведет дебаты, разговоры и так далее. Учитывая то, что существуют регионы, где гражданское общество вообще никому не интересно, Пермский край в этом смысле является одним из лидеров. Во всяком случае, так видится из Москвы. Мое личное знакомство с Олегом Анатольевичем вполне совпадает с общим мнением.

В этом смысле с какими регионами Пермский край имеет больше всего общего?

– Я думаю, что мало аналогичных регионов. Но могу отметить Красноярский край, Тверскую область – это субъекты, где руководители – молодое поколение губернаторов. Они выстраивают новую модель взаимоотношений, учитывая баланс интересов.

Время от времени говорят об уходе Чиркунова с поста губернатора на какую-либо должность в федеральный центр. Как Вы оцениваете такие перспективы?

– Во-первых, я считаю, что одного из двух друзей в федеральных органах власти вполне достаточно (намек на Юрия Трутнева. – Прим. ред.). Во-вторых, Чиркунов – динамичный, понимающий, знающий человек, занимающий свое место. Не исключаю, что Дмитрий Медведев, который сейчас обновляет команду, захочет увидеть личность такого масштаба на федеральном уровне. Однако краю еще необходим год для возвращения в прежнее русло. В таком случае можно спокойно рисковать. В условиях кризиса менять главу региона, являющегося ранее донором бюджета, нелогично.

Пермский край – один из наиболее пострадавших от экономического кризиса? С чем это связано?

– С моей точки зрения, Пермский край оказался птицей, подбитой на взлете: во-первых, к тому времени не реализовано много проектов, во-вторых, катастрофа, произошедшая в Березниках и потребовавшая огромного количества финансовых средств на восстановление. Далее падение цен на нефть. Тем не менее, с моей точки зрения, ситуация выправляется. Возрос дефицит калийных удобрений, цены на нефть вернулись на уровень благополучного 2007 года, в сельском хозяйстве тоже все не так плохо, с июля наблюдается рост цен на газ. Драйверов для роста достаточно. Кроме того, в Перми все-таки существует оборонное машиностроение. Здесь большая программа перевооружения военных сил и гособоронзаказ, и поддержка здесь тоже довольно серьезная. Предпосылок для подъема много, думаю, и бюджет края будет восстановлен быстрее, нежели мы думаем. С моей точки зрения, падение, которое произошло, несколько преувеличивается нашими экспертами. Падение ВВП в этом году составит 6 %. И по краю – соответственно. Если говорить всерьез, то мы вернулись в 2007 год, который был вполне благополучным.

У вас очень оптимистические оценки...

– Дело в том, что я люблю работать с цифрами. Россия – единственная страна в мире, где ситуация в оценках Правительства РФ и СМИ выглядит хуже, чем есть на самом деле. Когда говорят про кризис, никто не вспоминает, что по сравнению с первым кварталом во втором наблюдается рост в 7 %. Он, возможно, в перспективе будет носить волнообразный характер, а не фронтальный. Однако ситуация совсем неизмеримо лучше, чем целый ряд сценариев, которые мы представляли в октябре прошлого года. В России сохранились огромные валютные резервы, все крики о том, что банки и корпорации не заплатят свои внешние долги, – вчерашний день: либо уже заплачено, либо реструктуризировано. Наблюдается восстановление сырьевых рынков. Разговоры о том, что дефицит федерального бюджета составит 2,7 трлн рублей, от лукавого, потому что он за полгода, по данным Министерства финансов, составляет 600 млрд рублей. Это вдвое меньше, чем запланировано. Оснований для паники нет.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний