Политика
  1. Политика
 16 сентября 2020, 07:00   2131

Фронтом единым. Партийная оппозиция не смогла навязать даже минимальную борьбу Дмитрию Махонину

Фронтом единым. Партийная оппозиция не смогла навязать даже минимальную борьбу Дмитрию Махонину
Партийная принадлежность остается странным фактором предвыборной гонки. Кандидаты от КПРФ и ЛДПР набрали больше, чем в 2017 году, но их кампании ничем особым не запомнились. До победителя им все так же далеко.
Автор:

Выборы нового губернатора Пермского края завершились победой Дмитрия Махонина, остальные кандидаты все вместе набрали только 21% голосов. Всю кампанию трое оппонентов инкумбента – Ксения Айтакова (кандидат от КПРФ), Олег Постников (кандидат от ЛДПР) и Евгений Козлов (кандидат от «Патриотов России») – были почти незаметны. Лишь присутствие г-на Махонина действительно ощущалось в регионе ежедневно.

Региональные эксперты в разговоре с Business Class не увидели в прошедшей кампании чего-то кардинально неожиданного, но определенные новации все-таки нашли. Политолог Константин Сулимов, заведующий кафедрой политических наук ПГНИУ, отметил главную из них – процесс голосования теперь растянут на три дня.

«Довольно очевидно, что везде по России это пошло на пользу инкумбентов (лицо, занимающее пост в момент выборов – прим. ред.). В какой степени? Думаю, в различной. Конечно, в каких-то регионах справились бы и без него. С помощью других привычных технологий. В других территориях, возможно, нет. В Пермском крае досрочное голосование больше сработало на явку, на результат – во вторую очередь», – отметил г-н Сулимов.

Эксперт уверен, что в большинстве своем на выборах работают старые проверенные механизмы. А появление чего-то нового – скорее исключение из правил.

«Новациям в политтехнологиях просто нет места в этой системе: зачем, если нет конкуренции? Эти выборы показали, что если альтернатива инкумбенту не персонифицирована какой-то конкретной политической силой, то успех такого кандидата маловероятен», – резюмирует Константин Сулимов.

Оппоненты Дмитрия Махонина – Ксения Айтакова (КПРФ), Олег Постников (ЛДПР) и Евгений Козлов («Патриоты России») – набрали 13,62%, 5,66% и 2,34% соответственно. Все они были нечастыми гостями в публичном пространстве. Г-на Козлова вообще, похоже, так никто из избирателей и не увидел.

Г-жа Айтакова и г-н Постников использовали наружную рекламу и активно публиковались в социальных сетях. Прямые эфиры, записи обращений к подписчикам и тому подобное. Но штаб Дмитрия Махонина здесь сумел выделиться, опубликовав обращение ирландского бойца смешанных единоборств Конора Макгрегора, который на видео выступил в поддержку главы региона.

Активное использование онлайн-инструментов в предвыборной гонке подтверждают и региональные эксперты. Политолог Виталий Ковин, старший научный сотрудник Отдела по исследованию политических институтов и процессов ПФИЦ УрО РАН, отмечает, что штаб Дмитрия Махонина сильно постарался занять все инфопространство, но и его достижения меркнут в сравнении с некоторыми коллегами из других субъектов.

«Каждый день находились какие-то инфоповоды. Мониторинг социальных сетей показывает, что штаб Дмитрия Махонина использовал соцсети по полной программе. В огромном количестве различные паблики публиковали материалы с упоминанием персоны г-на Махонина. Все это репостилось в другие соцсети и в том числе местными администрациями, главами, депутатами, лидерами общественного мнения. Ежедневно он упоминался свыше 130 раз в пабликах, а в отдельные дни эта цифра доходила до 200-300. Причем 2/3 от этого – централизованная подача, а оставшаяся часть – инициативная, где люди сами что-то о нем писали. Такая же ситуация с упоминаниями в СМИ: по три-четыре в совокупности упоминаний остальных кандидатов в СМИ и под сотню Дмитрия Махонина. В других регионах картинка примерно сходная, но в Прикамье еще не самый колоссальный разрыв. В Пермском крае он оценивается экспертами как пятикратный, а в Ленинградской области, к примеру, у Александра Дрозденко этот показатель в 20 раз выше, чем у оппонентов. То есть г-н Махонин по этому разрыву существенно ниже кандидатов из других регионов, но и этого хватило с лихвой», – поделился эксперт.

Нужно отметить, что г-н Постников активно присутствовал на билбордах, что может говорить о попытке собрать не только ядерный электорат ЛДПР, но и привлечь сторонних избирателей. Но и о кампании в интернет-пространстве штаб либерал-демократов не забывал – в Instagram происходили частые онлайн-трансляции, а в соцсетях партии размещались как информационные посты о планах кандидата, так и отдельные актуальные для региона новости.

А вот в случае с Ксенией Айтаковой ситуация не менее интересна. Судя по всему, за кандидата от КПРФ голосовал в большей степени ядерный электорат, так как упор в кампании штаб кандидата сделал на работу с единомышленниками, подписанными на соцсети партии. Соцсети активно и регулярно наполнялись агитационным контентом, графиками встреч, обращениями и так далее. Но и серия встреч с избирателями также имели место. В целом статистика демонстрирует улучшение показателей ЛДПР и КПРФ на губернаторских выборах. Результат КПРФ улучшился более чем на 34 тыс. избирателей, а ЛДПР привлекла почти на 9 тыс. избирателей больше в сравнении с прошлым состязанием за губернаторское кресло. На это могло повлиять существенное уменьшение количества кандидатов в 2020 году. Показатель же победителя, наоборот, пошел на спад – порядка 147 тыс. избирателей решили доверить свой голос кому-то другому или не доверять его никому.

Константин Сулимов отмечает, что произошедшее можно интерпретировать по-разному. «Если говорить про ядерный электорат, то, может быть, надо смотреть на результаты выборов в Законодательное собрание и в Госдуму в крае – исходя из того, что там люди голосуют более «системно», именно за партии. Это работает даже в случае с ЛДПР – просто лидер сливается с партией. Губернаторские выборы, конечно, более персональные. То есть потенциал партии как бы умножается на коэффициент конкретного кандидата. И тогда можно увидеть, что обе партии теряют по сравнению с парламентскими выборами. В прошлый раз (в 2017 году) они потеряли еще больше, особенно КПРФ, что как раз могло быть связано с персоной (Ирина Филатова – прим. ред.). То есть к КПРФ могли вернуться те, кто в прошлый раз отошел из-за «неправильного» кандидата. А к ЛДПР? Не знаю, может, кто-то в прошлый раз очень поверил в Максима Решетникова. Сейчас ажиотаж в целом вокруг Дмитрия Махонина был, кажется, меньше – но это скорее в элитах, что думали люди – отдельный вопрос. Но, возможно, меньший ажиотаж (в том числе административный) может отчасти объяснить потери инкумбента», – размышляет политолог.

Сведения ГАС «Выборы» показывают, что в большинстве территориальных избирательных комиссий (ТИК) результаты, плюс-минус, одинаковы – до 16-18% у г-жи Айтаковой, до 8% – у г-на Постникова, до 3% – у г-на Козлова и до 75% – у г-на Махонина. То есть голоса распределялись равномерно. Но есть отдельные ТИК, которые показывают огромный разрыв в пользу врио губернатора (к примеру, Красновишерский).

Фронтом единым. Партийная оппозиция не смогла навязать даже минимальную борьбу Дмитрию Махонину

Виталий Ковин считает, что из списка кандидатов нельзя исключать еще одного. Речь об Александре Репине, участие которого в предвыборной кампании стало уникальным кейсом на фоне остальных регионов.

«Я не видел нигде больше в других регионах аналогов достаточно странному участию в предвыборной гонке Александра Репина. Кандидата, который со всех сторон необычный, и порой нестандартный и непонятный по поведению. Обычно раскручивать себя кандидаты начинают примерно за год до начала кампании: вывешивают баннеры, плакаты, а тут человек продолжил заниматься предвыборной агитацией уже после того, как его сняли с выборов. Получается какой-то пост-кандидат. Судя по всему, это не оказало значимого влияния на кампанию, но создало какой-то даже не «белый шум», а «серый шум». Его присутствие ощущалось, по моему мнению, вторым после Дмитрия Махонина в регионе, если смотреть на количество разнообразной наглядной агитации. И при этом его не было в бюллетене. Ситуация странная, и для избирателей возникал диссонанс. Все знали, что Александра Репина сняли, но он везде на улицах, продолжает вещать в социальных сетях. Возможно, это возымело некий деморализующий эффект, его электорат просто не пошел на выборы», – рассказал г-н Ковин.

За границами Прикамья.

В эти выходные еще 17 субъектов РФ обзавелись новыми главами регионов. Точнее, хорошо проверенными старыми.

Субъект РФ Победитель / фракция Статус до выборов Процент голосов, отданных избирателями за кандидата
Севастополь Михаил Развозжаев («Единая Россия») врио 85,72%
Татарстан Рустам Минниханов («Единая Россия») глава (президент) 84,73%
Ленинградская область Александр Дрозденко («Единая Россия») глава (губернатор) 83,61%
Краснодарский край Вениамин Кондратьев («Единая Россия») глава (губернатор) 83,13%
Еврейская автономная область Ростислав Гольдштейн («Единая Россия») врио 82,50%
Камчатский край Владимир Солодов (самовыдвиженец) врио 80,51%
Тамбовская область Александр Никитин («Единая Россия») глава (губернатор) 79,70%
Пензенская область Иван Белозерцев («Единая Россия») глава (губернатор) 78,72%
Пермский край Дмитрий Махонин (самовыдвиженец) врио 75,69%
Чувашия Олег Николаев (самовыдвиженец) врио 75,64%
Коми Владимир Уйба (самовыдвиженец) врио 73,20%
Брянская область Александр Богомаз («Единая Россия») глава (губернатор) 71,70%
Калужская область Владислав Шапша («Единая Россия») врио 71,52%
Архангельская область Александр Цыбульский («Единая Россия») врио 69,65%
Ростовская область Василий Голубев («Единая Россия») глава (губернатор) 65,60%
Костромская область Сергей Ситников («Единая Россия») глава (губернатор) 64,90%
Иркутская область Игорь Кобзев («Единая Россия») врио 60,77%
Смоленская область Алексей Островский (ЛДПР) глава 56,80%

Народный избранник Пермского края по мощности поддержки остался в десятке набравших наибольшее количество голосов, но результат своего предшественника побить не смог. Напомним, экс-губернатор Максим Решетников на выборах в 2017 году получил 82,06% голосов избирателей.

Не пропустите:​Инаугурацию губернатора Пермского края перенесли на понедельник15 сентября 2020, 18:05

Помимо этого, налицо подавляющее доминирование победителей из фракции «Единой России». Четверо самовыдвиженцев – в Камчатском и Пермском краях, а также в Республиках Чувашия и Коми и всего один представитель системной оппозиции – уже в третий раз кресло губернатора в Смоленской области занимает Алексей Островский из ЛДПР. Также среди новых губернаторов ни одного пришедшего извне – все являются инкумбентами – временно исполняющими обязанности губернатора или непосредственно действующими главами.

В сравнении с прошлым электоральным циклом досрочных выборов глав субъектов, в которых принял участие Пермский край (осенью 2017 года), тренды фактически не поменялись. В основном на посту врио или действующие губернаторы, явка низкая, редко превышающая 50% избирателей региона. Но есть исключения – в 2017 году высокий уровень явки показала Мордовия (81,6%), а в 2020 лидерами стали Татарстан (74%) и ЕАО (73%). Как тогда, так и сейчас выбивающиеся из общей канвы кейсы – примеры регионов, выделенных по этническому признаку.

Не менее интересна ситуация с тем, кто и от какого субъекта выдвигался. С этим в 2020 году можно обнаружить если не аномалию, то показательную находку.

Фронтом единым. Партийная оппозиция не смогла навязать даже минимальную борьбу Дмитрию Махонину

На диаграмме отчетливо наблюдается огромное увеличение самовыдвиженцев. Если в 2017 году суммарно их было всего двое, то в этом – 29 кандидатов решили выдвинуться без прикрепления к партийным организациям. Еще один показательный тренд – сокращение количества кандидатов от «Единой России» почти в два раза (16 в 2017 году и 9 в 2020 году).

Не только, но и…

В Единый день голосования в Прикамье состоялись не только досрочные губернаторские выборы. В 15 муниципалитетах края также прошли выборы или довыборы в местные Советы депутатов и Думы. Кроме того, дополнительные выборы состоялись по трем одномандатным округам в Законодательное собрание Пермского края: №2, №13 и №17. Во всех трех победили кандидаты от «Единой России». В округе №17 победу одержал Антон Удальёв (49,23% голосов), вице-премьер правительства края. Наряду с ним в выборах приняли кандидаты от КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», но основным конкурентом стала врач Ирина Злобина, набравшая 30,08% голосов.

В округе №13 победителем стал Павел Кузьмин, председатель профсоюза работников химической промышленности «Сильвинит», набравший 63,46% голосов. Его ближайший оппонент Дмитрий Мельчаков набрал только 10,49% голосов. Здесь в электоральном состязании сошлись также кандидаты от КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России».

Наконец, в округе №2 мандат достался Вячеславу Григорьеву, депутату Пермской городской Думы. Его результат составил 46,36% голосов избирателей. Конкуренцию ему составляли кандидаты от «Справедливой России», «Партии за справедливость!», «Партии прогресса», а также КПРФ, ЛДПР и «Демократической партии России». Своего ближайшего конкурента г-н Григорьев обошел почти в четыре раза, адвокат Леонид Любимов набрал 12,23%.

Не пропустите:Поствыборный багаж. ТОП предвыборных обещаний Дмитрия Махонина15 сентября 2020, 07:00
Поделиться:
Все новости компаний