Город
  1. Город
 13 мая 2020, 12:00   113336

«Конечно, все были в шоке, услышав диагноз». Интервью с вахтовиком, вернувшимся из Якутии

«Конечно, все были в шоке, услышав диагноз». Интервью с вахтовиком, вернувшимся из Якутии
Виталий Быстров – один из 86 вахтовиков, вернувшихся 8 мая в Пермь из Якутии, с Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения. Сейчас он вместе со всеми прибывшими находится на карантине в обсерваторе в санатории «Энергетик». Виталий рассказал Business Class, с чего началась вспышка коронавируса на месторождении, как сам переболел COVID-19 и что сделает в первую очередь, когда вернется домой.

«Конечно, все были в шоке, услышав диагноз». Интервью с вахтовиком, вернувшимся из Якутии

Виталий, расскажите, как сегодня начался ваш день? Какой распорядок дня в обсерваторе?

– Распорядка как такового тут нет. Но день начался с прихода медсестры в 8 утра. Она принесла градусники для измерения температуры, зафиксировала показания и сообщила, что скоро дадут завтрак.

Она была в средствах защиты?

– Конечно. Здесь все с ног до головы экипированы: костюм, маска, очки, перчатки. Нам видны лишь глаза человека под защитным костюмом и очками.

Что было на завтрак и обед?

– Завтрак принесли примерно в 9.30: каша, бутерброд с маслом, чай и апельсин. На обед были салат, суп, макароны с гуляшом, компот и хлеб. По еде претензий нет, кормят нормально, а при желании даже можно попросить добавку. После завтрака к нам пришли врачи. Спросили про самочувствие. Потом приходила психолог из центра медицины катастроф, задавала вопросы про наше здоровье и моральный дух, не мучают ли бессонница, ночные кошмары, дала телефон горячей линии психологической помощи. Вообще персоналу здесь приходится нелегко. На улице жарко, а они все замотаны с головы до ног, не продохнуть.

«Конечно, все были в шоке, услышав диагноз». Интервью с вахтовиком, вернувшимся из Якутии

Не пренебрегают ли они правилами? Не стягивают маску на подбородок и т.п.?

– Здесь все строго. Никому не хочется заразиться, персонал очень ответственно относится к требованиям.

Сколько человек в палате? Есть ли удобства? Можно ли выходить в коридор?

– В палате нас трое. Состояние комнаты хорошее, сделан свежий ремонт. Это ведь санаторий, в каждой комнате свои санузел и душ. Палату закрывают на ключ, выходить в коридор нам нельзя. Спасает балкон – можно подышать воздухом, насладиться солнцем, проветрить палату. По периметру санатория дежурят сотрудники полиции. То есть даже если захочешь сбежать, не получится.

Расскажите, когда вы должны были по графику вернуться в Пермь с вахты?

– Я работаю ведущим специалистом департамента логистики. Моя вахта заканчивалась 14 апреля, и 15 апреля я должен был прилететь в Уфу. Оттуда – автобусом до Перми. Но на фоне пандемии Россия ушла на самоизоляцию, пришли предписания Роспотребнадзора и закрылись все так называемые перевахты со сменой сотрудников. Нашу вахту продлили до 21 апреля. Но одна из сторонних организаций перевахтовку все-таки произвела, среди приехавших позже выявили троих заболевших.

Как вы узнали, что среди работников подтвердился COVID-19?

– Пришли электронные письма, что у троих человек пневмония. Тут же взяли тесты, потому что было подозрение на коронавирус, результаты оказались положительными. А мы с этими людьми достаточно активно общались по работе. Там вообще очень сложно не общаться – все живут в общежитиях, в комнате по 4-6 человек, питаются в общих столовых, которые принимают за раз до тысячи человек. Мы тогда, конечно, все испытали шок. После подтверждения диагноза у этих трех рабочих в городке начались карантинные мероприятия.

Не пропустите:​У 20 вахтовиков, вернувшихся в Пермь из Якутии, выявлен коронавирус12 мая 2020, 17:41

Какие меры были приняты?

– Сразу организовали обсерватор, примерно в километре от наших общежитий. Через пару дней пришло предписание от Роспотребнадзора: соблюдать дистанцию, носить маски. Но у нас три столовые по 1000 человек, несколько общежитий. Расселить всех или переформатировать питание, работу банно-прачечного комплекса оказалось крайне сложно. То есть мы соблюдали самоизоляцию днем, сидели в комнатах, но трижды в день все равно шли все вместе в столовую.

Когда у вас взяли первые пробы?

– Это было 21 апреля. Приехали сотрудники группы клиник «СОГАЗ МЕДИЦИНА», взяли в общей сложности 10,5 тысячи проб и уехали. Сказали, что анализы будут через 2-3 дня. Но прошла неделя – результатов не поступили. В интернете есть много роликов недовольства вахтовиков из-за этого, начался своего рода бунт. Сразу после этого в городок приехали сотрудники прокуратуры, полиции, Роспотребнадзора, на территории городка развернули полевой госпиталь.

Какими были результаты первых проб?

– Они приходили по спискам. Первый список состоял из 400 человек, у 150 – положительный результат. Тогда всех зараженных, с симптомами и без, решили поместить в обсерватор. Тогда мы улыбались, почти ни у кого не было симптоматики. Во втором списке было 2000 человек, почти у половины нашли COVID-19. А потом пришли остальные списки, зараженных оказалось очень много. Часть также отправили в обсерватор, но он не был рассчитан на такое количество заболевших. Тогда было принято решение помещать в него только реально заболевших. За ними уже круглосуточно присматривал медперсонал. Бессимптомных больных оставили на самоизоляции. Дважды в день измеряли температуру, люди стали соблюдать дистанцию, столы и стулья в столовой распределили так, чтобы сделать расстояние между ними максимальным.

Сколько было человек с симптомами болезни?

– Точно не знаю. Человек 200-300. Слышал, что были несколько тяжелобольных, но сам я их не знаю и не видел.

Ваш тест оказался положительным?

– Да, и это у меня вызвало удивление. Чувствовал-то я себя хорошо. Но у меня есть подозрение, что я переболел коронавирусом чуть раньше. Еще до взятия проб у меня были некоторые симптомы: сильная ломота в теле, такой никогда в жизни не было, и одышка. Но потом все прошло, температура даже не поднималась. Поэтому когда пришел результат, я уже был бессимптомным больным. Из четырех человек в нашей комнате у троих тест показал коронавирус.

Вы получили результаты на руки?

– Когда берут анализ, то присваивается номер пробы. И на сайте лаборатории, делающей анализ, по этому номеру можно узнать результат. Так я и узнал, что тоже заражен. Это было 28 апреля, спустя неделю после взятия проб.

Повторно пробы брали?

– 2-3 мая взяли анализ повторно. Результат мы узнали уже быстрее, 5-6 мая. У меня тест показал отрицательный результат.

Маски вас обязали носить?

– До первого анализа масок не было. Затем маски стали выдавать по три штуки на человека в день. Дефицита не было. Велась обработка помещений. Мы брали хлорные таблетки у уборщиц, мыли пол в комнате, обрабатывали личные вещи.

Сейчас на месторождении пермяки остались?

– Да, около 65 человек еще там. Мы из СМИ узнали, что у них подозрение на коронавирус, поэтому им пришлось остаться. Также там ждут возвращения домой рабочие из других регионов. На месторождении больше всего было работников из Уфы и Омска, примерно 1450 и 1800 соответственно. Из Уфы процентов 20 еще ждут возвращения домой. Сейчас оставшихся работников расселяют по общежитиям, а освободившиеся здания обрабатывают и консервируют, ведется полномасштабная дезинфекция.

Расскажите, как вас возвращали на родину?

– Вообще все структуры сработали четко. Мы очень благодарны нашему главе региона Дмитрию Махонину за такую слаженную работу. Когда пришел ответ, что Пермский край готов нас принять, был составлен список убывающих. Нас оповестили о времени и месте сбора. Там проверили сумки и попросили запаковать их в пленку или пакет, предупредив об обработке багажа перед погрузкой в самолет. Все сумки загрузили в отдельную машину. Нам измерили температуру, сверили пофамильно по списку и рассадили по автобусам. На выезде с промысла сверили паспорта. Отъехав немного от территории месторождения, водитель автобуса, который, кстати, был экипирован с ног до головы, выдал каждому из нас костюм, три маски, очки и перчатки. Это было требование аэропорта «Талакан» и компании «Сургутнефтегаз». Мы экипировались и поехали дальше.

Как вы отнеслись к своей новой экипировке?

– Очень спокойно. Никто из ребят не стал спорить или конфликтовать. Любое нарушение установленных правил – и тебя отправили бы обратно. Все отнеслись к принимаемым мерам с пониманием, хотя было ощущение, что все мы будто попали в какой-то фильм ужасов.

Сотрудники аэропорта тоже были в защите?

– Перед КПП в аэропорту нас встретила машина, которая сопровождала на взлетно-посадочную полосу. Прямо в этих же автобусах нас подвезли к самолету.

Сотрудники аэропорта тоже все полностью были в защитной одежде. Из автобуса нас выпускали по двое, и прямо у трапа самолета проверяли ручную кладь, просвечивали сумки. Потом запускали в самолет. Стюард тоже был в защитном костюме и маске, в этой же экипировке проводил инструктаж. Входы и выходы из самолета были завешены полиэтиленом.

Расскажите про встречу в Перми.

– Борт приземлился на полосу для чрезвычайных посадок. Она расположена далеко от терминала. Мы сразу увидели людей в спецодежде, двое было в распираторах и строгих черных костюмах, скорей всего, сотрудники администрации. Территорию у аэропорта оцепили. На трех автобусах с сопровождением сотрудников ДПС нас доставили в санаторий. Здесь нас встретили сотрудники «Энергетика» и Роспотребнадзора, все в полной экипировке.

Не пропустите:​В Прикамье вернулись 86 вахтовиков с месторождения в Якутии, где произошла вспышка COVID-1908 мая 2020, 15:05

Мазки брали уже в санатории?

– Мазки взяли в день приезда. Врач медицины катастроф объяснил, что если результат будет отрицательным, нам этого не скажут. А если за кем-то придут – у него положительный. Тогда его отправят на лечение, а у его друзей по палате карантин обнулится, снова возьмут пробы.

На 10-й день помещения в обсерватор нас ждет второй анализ. Результат будет готов перед выпиской. Если все будет хорошо, отправимся домой.

Как думаете, когда сможете вернуться на вахту?

– Стройка пока законсервирована, все строительно-монтажные работы приостановлены. Необходимо провести полную дезинфекцию городка. Сейчас все графики вахт сместились. Все будет зависеть от положения в Москве. К работе я вернусь, скорее всего, только в сентябре.

Через 13 дней вы вернетесь домой. Что сделаете в первую очередь?

– Обниму супругу. Три месяца не виделись!

Фото: личный архив Виталия Быстрова.

Поделиться:
Все новости компаний