Культура
 14 апреля 2018, 12:00   792

АКТУАЛЬНОЕ КИНО: «МАРИЯ Магдалина» И «Не в себе»

АКТУАЛЬНОЕ КИНО: «МАРИЯ Магдалина» И «Не в себе»
Business Class рассказывает о двух актуальных фильмах, которые заслуживают внимания. Сегодня – благочестивый пересказ Евангелия с привкусом феминизма и будоражащий триллер о сталкинге, снятый на iPhone.
Автор: Владислав Гордеев

Фильм: «Мария Магдалина».

Режиссер: Гарт Дэвис.

16+

От экранизации Евангелия с точки зрения Марии Магдалины невольно ждешь провокации и антиклерикального троллинга, все-таки это святая с самой сомнительной репутацией: католики, долгое время считавшие ее кающейся бесноватой блудницей, только в 1969 году признали Марию «апостолом апостолов». А в некоторых апокрифах и вовсе содержатся намеки на ее плотскую связь с Христом… Но Гарта Дэвиса это мало интересует, история Магдалины для него – лишний повод напомнить о равноправии и любви к ближнему своему.

33-й год нашей эры. Скромная девушка Мария живет в израильском городе Магдала в окружении десятка сестер под надзором сурового брата и отца. Они уже мечтают выдать ее замуж за незнакомого ей человека, но Марию не привлекает шаблонная патриархальная жизнь – она чувствует присутствие и зов Господа. Встретившись со странствующим знахарем, проповедующим о скором пришествии Царства Божьего, она решает пойти наперекор воле отца: оставить прошлую жизнь и присоединиться к компании мужчин – Иисусу и его будущим апостолам.

Нужно обладать недюжинной смелостью либо монашеским смирением, чтобы в 2018 году экранизировать евангельский сюжет с наивно религиозной интонацией, отказавшись от психологизма и современных идеологий. По сути, все значимые фильмы о жизни и смерти Христа в какой-то степени очеловечивали его фигуру: убежденный марксист Пазолини представил его страстным революционером, в «Страстях Христовых» акцентируется внимание на нечеловеческих страданиях Иисуса, Скорсезе исследовал двойственную фигуру богочеловека.

Гарту Дэвису все человеческое чуждо – психологическими чертами в его фильме наделены только Иуда (который предает мессию не из-за алчности, а в желании приблизить Армагеддон и воссоединиться с погибшими родными) и в меньшей степени Петр. Иисус и Магдалина находятся в вакууме святости и благочестия, искра между ними не возникает из-за отсутствия кислорода. Благостную атмосферу навязывает и подчеркнуто нейтральная манера съемки с обширными пейзажами, и манипулятивный лиричный саундтрек – каждая драматическая сцена обильно смазывается ноющими скрипками, которые должны вызвать у зрителя прилив сострадания, но провоцируют только зевоту.

Большего всего обидно за актеров. Конечно, Хоакин Феникс звериным талантом вытянет любой, даже самый скучный образ, а Руни Мара со своими мягкими чертами лица и пронзительным взглядом просто создана для роли Магдалины. Но их потенциал раскрыт максимум на треть. Очень заманчиво представить Феникса, например, в роли бунтующего Христа – не покорного мужчину уже почти на небесах, а отчаявшегося сына, в гневе вскрикивающего «Или, или! Лама савахфани?». Видимо, в следующий раз.

Фильм: «Не в себе».

Режиссер: Стивен Содерберг.

18+

«Не в себе» еще до премьеры возбудил аппетит критиков и киноманов провокационной новостью – он целиком снят на iPhone 7 Plus. Конечно, это не первый прецедент, фильмы на телефон снимались и раньше. Но меньше всего подобный эксперимент ждали от Стивена Содерберга – режиссера, который разменял уже шестой десяток и несколько раз порывался завязать с кино, чтобы сосредоточиться на съемках сериалов. На самом деле шаг вполне логичный – в новом фильме Содерберг скорее движется назад, возвращаясь к эстетике своего дебюта «секс, ложь и видео».

Сойер Валентаин панически боится человека, который преследует ее на протяжении последних двух лет. Замученная бесконечными побегами из города в город, сменой номеров и электронных почт, она обращается за помощью в психологический центр. Добрая женщина в кресле напротив внимательно выслушивает ее проблемы и просит подписать бумаги. Думая, что это формальность, Сойер подписывает согласие на принудительную госпитализацию в психлечебнице. Оказавшись взаперти, девушка уже не понимает – она сходит с ума или преследователь устроился на работу в лечебницу.

В своем дебютном фильме Содерберг занимался исследованием любительского видео (тогда это была еще видеокамера): как оно взаимодействует с реальностью и консервирует ее. Съемка на телефон в фильме «Не в себе» отсылает к сырой любительской эстетике, но цель у режиссера здесь совсем другая – погрузить зрителя в мир главной героини, искаженный страхом за свою жизнь. Этому способствует и дерганый ритм, и кособочные планы, и желтоватый оттенок.

Но главное не картинка, а мастерство, с которым режиссер наполняет каждую сцену напряжением и смыслами. Начинаясь как психиатрический триллер с ненадежным рассказчиком в духе «Острова проклятых», фильм резко перескакивает на территорию «Коллекционера», сосредотачиваясь на разнице в мировосприятии преследователя и его жертвы. В самой напряженной сцене в обитой войлоком одиночной камере происходит диалог между «сталкером» и его целью, в ходе которого их роли несколько раз меняются – это момент именно тот уровень эмоций и искренности, которого мы ждем от кинематографа.

Содерберг лишний раз напомнил, что искусство кино слабо коррелирует с техникой. Один выдающийся режиссер, несколько талантливых актеров (к слову, из звезд здесь только Мэтт Дэймон в ироничном минутном камео) и телефон – вот и все, что нужно, чтобы снять живой и напряженный фильм. Эта теория, конечно, не первой свежести (спасибо Ларсу фон Триеру и «Догме 95»), но лишний раз убедиться в ее правдивости очень приятно.

Не пропустите:Актуальное кино: «Тебя никогда здесь не было» и «Мир, полный чудес» 07 апреля 2018, 12:00
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний