Общество
 31 марта 2018, 09:00   3094

​Тараканище. Обозреватель Business Class – об итогах недели

​Тараканище. Обозреватель Business Class – об итогах недели
«Зимняя вишня» выявила многие особенности современной политики. И последствия. Которые требуют следствия

Главное событие недели ужасно. Никакими словами не утешить тех, кто потерял близких… Больше того: наверное, нет в стране ни одного родителя, который бы не прокрутил в мыслях события в Кемерово. Так что это травма для всех, а пермякам по известной причине она особо знакома. И не случайно к скверу у «Хромой лошади» всю неделю несут цветы. Люди стоят, плачут…

Есть в этой истории что-то, что не дает покоя по иной причине. Положа руку на сердце: точно так же может сгореть любое административное или развлекательное здание и, увы, в любое время. Но «Зимняя вишня» вспыхнула не просто в воскресенье, а в первый день весенних школьных каникул, когда после самой длинной четверти детей хочется порадовать развлечениями. И среди погибших есть те, кто оказался в злополучном кинозале именно по этой причине. Пожар случился тогда, когда было практически гарантировано большое число жертв.

Что еще важно: трагедия развернулась ровно через неделю после известного события. Здесь, пожалуй, необходимы некоторые пояснения. Наверное, никто не станет возражать, что борьба за власть и связанные с ней привилегии никогда и нигде не прекращается. Меняются лишь ее формы. В странах, где избиратели либо вовсе отсутствуют, либо то и дело проявляют завидное единодушие, преобладающим типом является «схватка бульдогов под ковром». Они не устают грызться, но иногда им тоже приходится объявлять «большое водяное перемирие» на период «самых главных» выборов, когда происходит подтверждение легитимности всей «гостиной». В это время принято дружно разглаживать на ковре складки и вообще создавать атмосферу восторженности и благолепия. Ровно затем, чтобы после продолжить с особым рвением. И 18 марта, с достижением всех устраивающего результата, перемирие закончилось…

Вспыхнуть могло где угодно, а вспыхнуло в Кемерово. И дело даже не в том, что стук шахтерских касок о Горбатый мост – летописный пример политической активности. Аман Тулеев является ровесником (биологически и политически) Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого, он только на посту губернатора области находится более 20 лет, а уж руководит ею еще дольше. Один из ингредиентов его политического долголетия – уникальный даже по российским меркам региональный режим: здесь нет ничего и никого, что не находилось бы под его чутким контролем. Расследование любого события приведет к нему, главное – «сигнал» должен оказаться таким мощным, чтобы «разбора полетов» было никак не избежать.

Аман Гумирович, наверное, и сам чувствует, что засиделся, поэтому не так давно начал готовить себе преемника – Сергея Цивилева. При названных выше возможностях Тулееву ничего не стоило бы провести такую замену…

Без сомнения, событие такого масштаба должно было вызвать протест и какие-то стихийные формы его коллективного проявления: горе в нашей стране всегда объединяет людей. Столь же очевидно, что власти при всем старании не смогут с ним справиться: во-первых, они совсем не приучены говорить с согражданами (если только это не объединение военных, спортсменов и деятелей эстрады), а во-вторых – человека, который только что побывал в морге на опознании маленького обугленного тела, вразумить просто невозможно.

Стихия стихией, но ею, похоже, не обошлось. Современные российские медиа так устроены, что любое происшествие обрастает «подробностями»: вспомните, сколько раз вы сами «кликали» по ссылкам вроде «Что НА САМОМ ДЕЛЕ произошло». Это не просто стремление СМИ выделиться, на ровном месте создать сенсацию – это эксплуатация низкого доверия к любым, а тем более официальным версиям (о корнях этого явления разговор особый). Чтобы, простите, разжечь сомнение в правдивости властей, понадобилось совсем немного. Пранкеры, фейки, мемы – всем этим обрастают многие новости, но эта уж как-то очень густо…

Эффект всего, наверное, превзошел ожидания. Политические последствия более чем очевидны. Тулеев теперь – политический труп: в глазах руководства он допустил Ходынку. Речь, пожалуй, идет лишь о том, какой будет его отставка. Мало того: потенциальный преемник, имея смелось выйти к толпе, не нашел ничего лучше, чем упрекнуть кемеровчанина, потерявшего троих дочерей, сестру и жену, в желании «попиариться на горе». Чего не скажешь с перепугу… Затем, под конец встречи, Сергей Цивилев опустился на колени, чтобы попросить прощения у народа. В исполнении политиков такое нечасто встретишь, а вот в театре… После такого на его политических амбициях или, по меньшей мере, репутации, можно поставить крест.

Но дело даже не в этом. Случившееся вынудило реакцию на самом верху. Такое, как нетрудно вспомнить, случается далеко не по каждому поводу (что характерно – это повторяет сценарий «Хромой лошади). При этом машина управления неповоротлива, ей нужно время на усвоение и проверку информации. Ответные шаги неизбежно запаздывают. Но этого не объяснить тем, кто насмотрелся телевизора и действительно верит в ее всемогущество, ждет мгновенных и точных решений или хотя бы утешительных слов. И эту паузу заметили.

Для действующего режима нет ничего неприятнее, чем митинги, а главу государства, прилетевшего в Кемерово, «встретила» толпа, к которой он не мог выйти, почему – сказано выше. Но объясняться все же пришлось, и Дмитрий Песков выдал, что «с толпой в несколько тысяч человек говорить в стиле Путина невозможно». Вырванная из контекста фраза звучит ужасно, помимо того, что официально признанное число собравшихся – три сотни. Пресс-секретарь президента совсем не хотел сказать, что тот не умеет говорить с большим числом людей. Но цитируют Пескова именно так, и словами в защиту это, увы, не звучит.

Важно и то, что трагедия вызвала естественное сопереживание и стремление собраться и выразить поддержку жертвам «Зимней вишни». Читай: едва не привела к массовым акциям по всей стране. Видимо, Кремлю немалых усилий стоило перехватить инициативу: в «ручном режиме» пришлось объяснять, что такие собрания, случись они, ни в коем случае нельзя разгонять (как это принято для иных стихийных демонстраций), а лучше – организовывать. Самостоятельно до этого додумался бы не каждый. Как говорится: зачем нам враги, когда…

Таким образом, кризис было нетрудно предвидеть, соберись кто-то все спланировать и осуществить. Как для проверки стрессоустойчивости власти, так и для иных целей: вдруг окажется, чтобы тот самый хулиган был (или стал) «идейным»…

Но, впрочем, нет! Все это вздор. Не было никаких поджигателей спокойствия. Не нужны они, когда все так работает…

И самое последнее: Россия заплатила за политическую стабильность (в нынешнем понимании) очень высокую цену: фактическое уничтожение гражданского общества, деградация партийной системы, дискредитация выборов не только как процедуры замещения управленческих должностей, но и способа цивилизованного разрешения неоднозначных вопросов (да-да, в ходе дебатов кандидаты должны не обзывать оппонентов последними словами, а формулировать проблемы и предлагать пути их решения), самоцензура, международная изоляция. Список жертвне полный и, возможно, не окончательный.

Возведенный на расчищенном месте монолит выглядит незыблемым. Но, как оказалось, достаточно одной искры.

Сегодня получилось сумбурно, простите, по-другому на этой неделе никак не получается.

Поделиться:
Все новости компаний