Общество
 25 ноября 2017, 12:00   874

«Октябрь» Чайны Мьевилля: остросюжетный «учебник истории» или пространный реферат

«Октябрь» Чайны Мьевилля: остросюжетный «учебник истории» или пространный реферат

Книга: «Октябрь»

Автор: Чайна Мьевилль


ЗА

Чайна Мьевилль, британский писатель-фантаст, неожиданно для многих выпустил вполне себе реалистический труд – книгу, посвященную Октябрьской революции в России. Она пополнила собой плеяду работ по данной теме, вышедших в год столетия революции, тем не менее, на фоне прочих конкурентов «Октябрь» Мьевилля выделяется своей непредвзятостью.

Если обратить внимание на корпус книг и эссе, приуроченных к небезызвестной круглой дате, можно без труда определить, что большинство из них используются авторами или группами авторов для продвижения, подтверждения или укрепления своих политических позиций. Часть этих позиций и книг носят выраженный конспирологический характер и не представляют интереса для вменяемой публики. Мьевилль в этом смысле не включен в текущий дискурс о советском прошлом России и захвате власти большевиками в 1917 году – он лишь фиксирует факты и превращает их в динамичный нарратив вроде детективного романа.

Справедливости ради стоит сказать, что Мьевилль – известный левак и троцкист, но «Октябрь» для него не столько площадка для выражения «накипевшего», сколько исследовательское поле, глубокая историческая фактура, требующая внимания и всестороннего изучения. Этим и ценен труд англичанина – почти что школярским подходом к общеизвестным событиям, желанием взглянуть на них с временного и географического удаления.

Профессиональная принадлежность автора дает о себе знать: для него как мастера-прозаика Октябрьская революция прежде всего занимательна, а уже потом – жестока, поучительна, жертвенна. Возможно, этот порыв (быть интересным) и сглаживает идеологическую позицию Мьевилля. Он, кстати, сам признается, что писал художественный, а не исторический труд. Тем не менее «Октябрь» читается как остросюжетный учебник истории. Но если бы все монографии были такими, наверное, на истфаках гуманитарных университетов не было бы отбоя от абитуриентов.

Первое, что бросается в глаза – герои, которые действуют в 17-м году. Потому что какое художественное произведение без героев. Ленин, Сталин, Николай II, Корнилов, Чхеидзе, Милюков – россыпь неординарных личностей усеивает повествовательную канву, у каждого – свои интересы, ожидания, намерения. Глядя на столкновения волевых и бескомпромиссных «персонажей», понимаешь, почему у революции не могло быть хэппи-энда (в перспективе, разумеется). И если у вас есть желание освежить в памяти ход тех трагических событий и одновременно взглянуть на них по-новому, то проходить мимо книги Мьевилля почти преступно.


ПРОТИВ

Мьевилль в последнее время отходит от своего узнаваемого стиля сложной социально-техногенной фантастики и берется за довольно необъяснимые романы: то фэнтезийная повесть для подростков («Рельсы»), то история российских революций. Говоря откровенно, прежние работы Чайны вызывали больше симпатии и доверия – в своем нынешнем амплуа он напоминает английского Бориса Акунина, эрудированного, но занудного «эксперта», у которого есть мнение по любому поводу.

Но, конечно, Октябрьская революция для Чайны Мьевилля – повод отнюдь не «любой». Член британской социалистической партии, он, видимо, решил отдать дань величайшей из попыток человечества утвердить в отдельно взятом государстве чудесную утопию экономики и морали. Правда, сделать это с высоты европейских ценностей всегда было задачей не из легких. И если иностранному читателю «Октябрь» покажется вполне читабельным сборником экзотических анекдотов о диковатой России, то для нас он будет в лучшем случае повторением известных истин, а в худшем – пересказом с раздражающими ремарками вроде следующей: «Сталин в то время, конечно же, еще не был тем самым Сталиным. Сегодня любая информация о революции сопровождается упоминанием этого призрака из будущего, «дядюшки Джо», усатого чудовища с пронзительным взглядом, мясника, главного архитектора гротескного, убийственного, деспотического государства».

В аннотации говорится, что Чайна Мьевилль написал художественную, а не научную книгу. Очевидно, абзацы наподобие процитированного отвечают как раз за художественность, так как в остальном «Октябрь» – это последовательное и подробное описание хронологии событий, произошедших в 1917 году. Иногда автор, словно вспомнивший о своем завете писать художественный, а не научный текст, «вворачивает» какую-нибудь обезоруживающую деталь: что-нибудь про нервозный жест, желчное замечание, беззастенчивое поведение.

Революционный 17-й год Чайна Мьевилль рассматривает сквозь призму предыстории, при этом он начинает свое повествование с Ивана Грозного и стремительно ведет читателя сквозь века к объекту своего исследования. Ценность этого пролога нулевая; без упоминания эксцентричного Петра Первого не обошлось.

«Октябрь» – это пространный реферат на заданную тему. Собранный из десятков источников, он вызовет интоксикацию рабочими лозунгами, революционными фамилиями и датами. За чистосердечие и прилежность Чайна Мьевилль получает пятерку, за отсебятину, которая порой звучит, – кол.


16+

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний