Общество
 04 февраля 2017, 12:00   1502

Роман «Изгои» Сьюзен Хинтон: достояние заокеанской литературной традиции или выплеск творческой энергии автора

Роман «Изгои» Сьюзен Хинтон: достояние заокеанской литературной традиции или выплеск творческой энергии автора
Business Class выбирает самые резонансные фильмы и книги, выпущенные на минувшей неделе, и представляет два противоположных взгляда на них. Читателям остается определиться, на чьей они стороне.
Автор: Кирилл Перов

Продукт: «Изгои»

Автор: Сьюзен Хинтон

ЗА

Роман «Изгои» был написан в 1965 году и с тех пор считался и воспринимался важным достоянием заокеанской литературной традиции. Роман воплощает собой веру в чудодейственную американскую мечту, что превращает любого нищего в короля. Так, собственно, произошло и со Сьюзен Хинтон – она написала свою самую знаменитую вещь в возрасте 16 лет и почти моментально заработала себе славу подросткового пророка и восходящей звезды американской литературы. И пусть большинство из возложенных на Хинтон надежд не оправдалось (продолжение карьеры выдалось на редкость провальным), «Изгои» остались в числе самых значимых произведений искусства 60-х годов, и российский читатель наконец-то получил возможность убедиться в этом самостоятельно.

Маленький городок в Оклахоме, 60-е годы. В давнем конфликте противостоят друг другу банды подростков – грязеры и вобы. Первое правило грязеров – по одному не ходить, второе – не попадаться. И всегда стоять за друзей горой, что бы они ни сделали. 14-летний Понибой Кертис уверен: богатеньким деткам – вобам, золотой молодежи с западной части города, никогда не понять ребят из бедных кварталов с восточной стороны. И лишь одна страшная ночь, одна стычка с вобами все меняет. Понибой вынужден пуститься в бега, вырваться из порочного круга давнего конфликта и взглянуть со стороны на самого себя и мир, узником которого он ненароком стал.

Переводчица «Изгоев» Анастасия Завозова во вступлении к тексту уклончиво отчитывается перед будущими читателями: «Пожалуй, странно будет начать предисловие к роману с совета его не читать, но об этом все-таки стоит сказать сразу». Здесь тянет добавить, что «Изгои» – это не «Убить пересмешника» и не «Голодные игры». «Изгои» совершенно точно не станут образцом блестящего стиля, и Хинтон не окажется на одной ступени с Марком Твеном. И читать этот роман совершенно точно не стоит тем, кто рассчитывает на эффект разорвавшейся бомбы – именно об этом броское предисловие Завозовой.

«Изгои», если отбросить весь сопутствующий книге фактаж (например, книгу включили в школьную программу одних штатов и запретили в соседних), – роман очень печальный и тонкий. Он о детском одиночестве в мире взрослых и предчувствии крупных разочарований. Он о любви – к девушке, малой родине, друзьям, которая не может воплотиться по причине утвержденной свыше аксиомы: чтобы выжить, нужно кого-нибудь ненавидеть. Он о маленьком человеке, о маленьком не в чеховском, а в прямом смысле этого слова. Ему не надо многого, чтобы быть счастливым, но и этого ему не дано. В условиях лишений и горестей он будет искать точку опоры или, по крайней мере, крышу, под которой можно будет переждать надвигающийся ливень.


ПРОТИВ

Сьюзен Хинтон чем-то напоминает Валерию Гай Германику – это сравнение, возможно, многое объяснит тем, кто намеревается взяться за роман «Изгои». У автора книги явно накипело (или, как принято сейчас говорить, «припекло»), и она не стала держать в себе обиды, разочарование и язвительность по отношению к миру взрослых. Такие выплески творческой энергии способны заинтересовать скорее психотерапевтов, чем литературных критиков, но свой читатель у Хинтон, конечно же, нашелся. Книга оказалась в нужное время в нужном месте: в тот момент (60-е гг. XX века) американская интеллигенция была объята буйной междоусобицей на тему детской и подростковой литературы. «Изгои» как нельзя лучше вписались в эту дискуссию и еще больше поссорили противоборствующие стороны, углубив общественный резонанс, а заодно и форсировав несколько переизданий книги.

В предисловии к российскому изданию сказано, что, вероятно, эта книга придется не по душе тем, кто окончательно и бесповоротно «повзрослел» – этот неудачный отвлекающий маневр призван сгладить общее впечатление от романа, который больше напоминает дневник размечтавшегося юноши, чем слаженное художественное повествование.

Беспросветная наивность, отчаянное желание показаться «крутым», простота, которая хуже воровства, – все эти характеристики применимы как к тексту, так, очевидно, и к его творцу. А заодно и к главному герою. Понибой Кертис, втянутый в противостояние двух подростковых бригад, оказывается соучастником (или только свидетелем) убийства, и вместе со своим боевым товарищем отправляется на край света, подальше от завывающих сирен, коченеющего трупа и начинающейся войны. Завязка в духе «Бумера» уже намекает, что дальше будет только хуже, но, возможно, адекватный библиофил и не сможет осилить большего. На последующих страницах книги мало что изменится: Понибой будет страдать от угрызений совести, неразделенной любви и прочих житейских неудобств; грязеры и вобы будут ненавидеть друг друга и выражать это чувство всеми доступными методами; а читатель продолжит бороться с желанием отложить книгу и больше к ней не возвращаться.

На первый взгляд, «Изгои» выглядят стилизацией под подростковое чтиво – оборотистое, терпкое, размашистое. Но когда понимаешь, что никакая это не стилизация, шарм произведения угасает на глазах. И сочувствовать остается не главному герою, находящему в тисках обстоятельств, а Сьюзен Хинтон, у которой, судя по всему, выдалось не самое простое детство. Но самые страшные картины, рисуемые автором, не слишком впечатлят тех, кто родился на излете существования СССР и «выжил в 90-е»: они, скорее всего, и сами смогут припомнить с десяток подобных историй, ни одна из которых не кажется им чем-то из ряда вон выходящим.


16+

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний