Газета
 28 июля 2014, 13:20   2189

Как-то само пошло

Как-то само пошло
Business Class атаковали молодые журналисты – студенты, которые проходят практику в газете. Редакция расценила это как социальный эксперимент, с интересом изучая представителей поколения «Z». Чтобы понять, откуда берется «легкость бытия» подрастающего поколения, «bc» побеседовал с молодежью и выяснил, чем живет и дышит, на что надеется и как представляет себе будущее их профессии.

Марии Порфирьевой 20 лет, она пришла на практику вместе со своим сокурсником Дмитрием Камаевым. Ребята закончили 2-й курс филологического факультета ПГНИУ по специальности «журналистика».

Мария:

Я хочу связать свою жизнь с писательской деятельностью. С детства любила писать истории, потом все это переросло в более серьезное увлечение. В журналистику пошла, потому что на писательскую деятельность все равно рассчитывать не стоит.

Почти все мои сверстники едят мясо, пьют, ходят в клубы. Но я веду здоровый образ жизни, занимаюсь спортом, не ем мяса, люблю медитировать. Сейчас считается, что человек, который ведет в 20 лет распутный образ жизни, вполне нормальный, а те, кто занимается своим здоровьем и любит читать книги, – сумасшедшие. Если ты не ешь мяса, то ты из секты. Ну и пусть так считают… Читать люблю Харуки Мураками, Ошо, меня заинтересовала книга «Роза мира» Даниила Андреева.

Учеба в университете нравится, здесь хорошие преподаватели и люди, с которыми учусь.

Двигаться дальше на профессиональном поприще хочу. Но предыдущую практику я проходила в газете «Камские зори плюс» в Добрянке и там не особо следили за нами, просто давали полную свободу: придумывай темы и пиши материалы. Было очень здорово. Если сравнить с газетой Business Class, в которой я сейчас прохожу практику, то здесь намного сильнее загружают. Ты приходишь и пишешь не дома, а на рабочем месте, ходишь на серьезные мероприятия. Я, видимо, немного не рассчитала силы – экономика и бизнес все-таки не для меня. Я люблю писать на социальные темы, мои тексты с художественным уклоном, а здесь мне это безбожно правят.

Я вообще себя пока кем-то конкретным не вижу, потому что не знаю, что будет через несколько дней.

В ближайший год я хотела бы продвинуть небольшой сборник рассказов, хочу совершенствоваться в искусстве фотографии. Готова продолжать заниматься журналистикой, но найти такое место, в котором бы приняли мою манеру письма.

Я даже не думала о том, сколько я хочу зарабатывать. Для того чтобы прожить месяц, мне, я думаю, нужно минимум 25 тысяч. Буду соглашаться на работу, имея в виду такую установку.

Дмитрий:

Сидеть и ждать очень легко. Иногда так и хочется сделать, и многие надеются, что придет какой-то шанс. Я не согласен с такой позицией, хоть и чувствую себя последним советчиком в подобных вопросах, учитывая мой жизненный опыт. Если честно, конкретных планов на жизнь у меня нет.

В профессии журналиста, как и в любой другой все зависит от человека, от того, как себя зарекомендуешь. Любая профессия может быть пагубной, если не знаешь, что с ней делать. Я пока не представляю, как себя зарекомендовать. Здесь тоже нет рецептов. С предыдущей практикой мне не очень повезло. Проходил ее в газете «Весь Закамск». Там не сильно напрягали, но темы-то такие... Я это за практику особо не считаю. Серьезной работы пока не было.

Написание текстов мне дается нелегко. Говорить, что дается что-то легко, можно только тогда, когда ты действительно научился это делать. Мне пока нужно постараться, чтобы получилось что-то стоящее.

В плане достатка – мне много не надо. Главное – все хорошо рассчитать.

Свободное время надо проводить так, чтобы был результат. Мое хобби? Я пишу музыку.

Никита Баранов пришел на практику в Business Class несколькими неделями позднее Маши и Дмитрия. В следующем году Никита заканчивает университет.

Никита:

Я пошел на журналистику, потому что понял – больше ничего не умею. Историю я не знаю, в естественных науках все плохо, для филологии нужен немного другой склад ума. В итоге, получилось все в точности как у терри пратчетта: "в 17 лет я огляделся по сторонам и подумал: а что я умею? Ничего я не умею. Буду журналистом". Это единственное, что у меня получается. Я немного пробовал писать в школьную газету, ну и как-то само пошло.

В детстве я кем только не был: от курьера до продавца огурцов. Сейчас просто хочу подождать, пока мне что-нибудь хорошее само придет, например, какая-нибудь работа. Периодически предложения поступают, но где-то я не подхожу, где-то что-то еще. Вообще, практически все в жизни приходило само. То есть я просто сидел на берегу реки и ждал.

Кроме практики у меня еще и постоянные шабашки. Я пишу 2-3 текста в месяц. Не сказать, что выдающиеся, но, по крайней мере, работа постоянная. Мне легко дается написание текстов.

На первом курсе я проходил практику в «Комсомолке», а на втором– в пресс-службе. В «Комсомолке» мне было скучно, потому что это был только первый курс и ничего серьезного не давали, а несерьезное быстро надоело. В итоге все вылилось в десятка три новостей на сайт, которые может сделать даже обычная обезьянка.

Я стараюсь читать как можно меньше новостей, потому что меня не очень интересует, что происходит вокруг. Понимаю, что это качество не очень-то вяжется с позицией журналиста, но я периодически натыкаюсь на что-то интересное и пишу об этом, либо мне дает тему редактор. Дело в том, что я в принципе не очень инициативен.

Прожить я могу и тысяч на двадцать, но только пока живу с родителями. А для того чтобы накопить на квартиру, нужно пойти в рабство.

Владимир Абашев, заведующий кафедрой журналистики и массовых коммуникаций ПГНИУ рассказал Business Class о своих студентах:

Нынешние студенты общительны, не склонны с ходу принимать авторитеты, ощущают себя независимыми, у них высокие притязания. Эти молодые люди располагают замечательным качеством – они склонны к социальной деятельности. Многие, например, занимаются волонтерством, участвуют в социальных и культурных проектах.

Мотивация поступления на журналистику у наших абитуриентов самого разного уровня. Есть общая, инфантильная, размытая, когда журналистика связана в их представлении с публичностью, с появлением в кадре, но не менее трети поступают с осознанной мотивацией – это люди, склонные к креативу. Причем если раньше люди пишущие и желающие писать поступали на филфак, то сейчас они попадают к нам.

Студенты в разные периоды работы кафедры отличались. Год на год не приходится. Например, процентов 70 выпускников этого лета – люди, которые будут активно, ярко и творчески работать, а среди идущего сейчас за ним четвертого курса таких найдется поменьше. Если говорить о пресловутом поколении Z, то с этой их раскованностью, свободным переключением с дела на дело, с разными, часто расплывающимися интересами связаны и слабые стороны – нередко наши ребята не способны фиксироваться на чем-то одном.

Наша кафедра меняется, развивает учебные программы. Но надо понимать, что нелегко их менять – этот процесс сильно формализован и бюрократизирован. Он идет сверху – спускается так называемый государственный стандарт. Кстати, последний вариант его намного свободнее, допускает вариации. В последнее время мы все больше стараемся уходить от односторонне филологического тренда. Усиливаем элемент новых медиа в процессе обучения – и это уже шаг навстречу современным студентам.

Тот факт, что большинство студентов хотят писать в основном про культуру и на социальные темы, – это наша особенность. Кафедра в значительном своем ядре – это люди, которые пишут о культуре и работают в поле культуры. Но мы понимаем этот крен и стремимся его скорректировать.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний