Газета
 19 мая 2014, 13:20   2273

Медицина и фонды

Медицина и фонды
Главный детский онколог Минздрава РФ Владимир Поляков обвинил благотворительные фонды в дискредитации российской медицины. Корреспондент «bc» поговорил с заведующей отделением онкологии Пермского детского онкогематологического центра им. доктора Ф.П. Гааза Ольгой Никоновой и с директором благотворительного фонда «Берегиня» Татьяной Голубаевой о социальной миссии фондов, а также финансировании российской медицины в сравнении с лечением за рубежом.

Фактор времени

По мнению главного детского онколога РФ Владимира Полякова, не бывает такого, что ребенок, которого российские врачи признали неизлечимым, выздоравливал бы за границей. «Если отечественная медицина признала ребенка инкурабельным, значит, он реально инкурабельный, а все эти сборы на лечение за рубежом – обыкновенная спекуляция и дискредитация медицины», – заявил онколог. При этом Поляков отметил недостаток крупных детских онкологических центов в России и недостаточную компетентность педиатров, которые не в состоянии вовремя поставить диагноз.

Пермские онкологи не столь критично относятся к благотворительным центрам. «Я бы не была столь категорична, имея в виду, что благотворительные фонды дискредитируют российскую медицину, – говорит заведующая отделением онкологии Пермского детского онкогематологического центра им. доктора Ф.П. Гааза Ольга Никонова. – Зачастую фонды действительно помогают людям получить ту срочную медицинскую помощь, которую в России пока не оказывают. В Министерстве здравоохранения России выделено определенное количество средств для лечения детей за рубежом в тех случаях, когда необходимые методики в России пока недоступны. Но иногда бывает, что денег не хватает или стоят временные бюрократические барьеры, а у больного ребенка такого времени нет. В этой ситуации благотворительные фонды играют очень большую, порой решающую роль – в кратчайшие сроки помогают собрать деньги для скорейшего направления пациента в зарубежную клинику, где это лечение может быть оказано», – добавляет Ольга Никонова.

«На сегодняшний день в России показатели лечения онкологических больных сопоставимы с зарубежными показателями. И очень обидно, когда родители пациентов, считая, что в России «всегда плохо, а за рубежом хорошо», теряют драгоценное время, ищут клинику и деньги, чтобы уехать из страны, несмотря на все доводы и заверения, что нужно начинать как можно скорее лечение здесь, в России, в клиниках, в которых применяются те же технологии, что и за рубежом. Такое промедление начала лечения порой стоит ребенку жизни. Примеров очень много, когда люди пытаются получить медицинскую помощь за границей за чужой счет, которую можно получить в нашей стране», – комментирует Ольга Никонова.

Директор благотворительного фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева считает, что дискредитировать российскую медицину может только один фактор – отрицательный результат лечения. «Понизить уровень доверия к врачам – фактически может один единственный фактор – отрицательный результат лечения. Мы никоим образом не можем дискредитировать российскую медицину, потому что не лечим. Мы просто помогаем родителям сделать все возможное для спасения жизни ребенка. Желание родителей сделать для своего ребенка максимум того, что гарантирует положительный результат – естественно. Но опять же в силу системного подхода фонда к оказанию помощи мы объявляем официальный сбор средств на лечение за границей только в том случае, когда в России помочь уже не могут или это слишком рискованно. Так работают не только благотворительные фонды «Подари жизнь» и «Берегиня», но и практически все наши коллеги», – говорит госпожа Голубаева.

Без помощи не обойтись


Кроме того, главный детский онколог сказал, что Минздрав будет делать упор на приобретение и поддержку производства российских препаратов для лечения рака. При этом министерство скоро начнет собственный выпуск лекарств, так называемых «дженериков» – непатентованных аналогов оригинальных препаратов. У них такое же действующее вещество, что и у оригинальных средств, но они стоят дешевле из-за отсутствия не самых важных компонентов, затрат на таможню и доставку.

«Не так плоха наша медицина, как бытует мнение среди народа. Мы работаем по тем же протоколам и технологиям, что и зарубежные клиники. На базах многих российских федеральных центров проводятся клинические испытания не только лекарственных средств, в том числе и отечественных, но и оригинальных, уже российских, схем лечения, – комментирует заведующая отделением детской онкологии Ольга Никонова. – За рубежом онкологическая служба, в том числе и детская, не финансируется полностью бюджетом страны – ни в США, ни в Германии. Кроме средств от медицинских страховок, грантов на исследования в бюджет клиник могут привлекаться до 50 процентов частных вливаний. На эти деньги может быть закуплено новое современное оборудование, проведены ремонт или обустройство быта пациентов. Такая система финансирования благоприятна для того, чтобы на деньги клиники покупать самые качественные и современные лекарственные препараты, проводить дорогостоящие обследования. В России все финансирует в основном государство», – добавляет Ольга Никонова.

Очень большое отличие финансирования российской медицины от зарубежной в том, что в России, прежде чем получить деньги, необходимо пройти большую бюрократическую процедуру – сделать сметы, провести конкурс, все утвердить, начать завозить оборудование, лекарства, стройматериалы. А у пациентов не всегда есть время ждать.

Татьяна Голубаева уверена, что без привлечения благотворительных средств сложно успешно пролечить всех больных, которым нужно срочное медицинское вмешательство. «Сейчас мы узнаем о состоянии медицины «из первых уст» – представители фонда входят в общественный совет по правам пациентов при минздраве Пермского края. Это очень помогает, когда есть возможность обсудить и найти совместное и оптимальное решение сложных задач, – комментирует директор фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева. – Очень хотелось бы, чтобы все понимали главное – каким бы ни был уровень медицины, где бы ни лечился ребенок, в онкологии без благотворительной помощи не обойтись».

Социальное осознание


По официальным данным, в среднем 19% населения России вовлечено в благотворительность, что на 1% больше, чем в 2012 году. Подъем обусловлен большим выделением средств населением страны для непосредственной помощи нуждающимся и повышенной активностью благотворительных фондов.

«Думаю, это не столько рост ответственности, сколько рост информированности. Люди, особенно русские, всегда отличались великодушием и отзывчивостью на чужую беду. История России и Перми богата примерами меценатства и благотворительности. Но когда СМИ включаются в благотворительную помощь, особенно на федеральном уровне, – это огромная мощная и реальная сила», – комментирует Татьяна Голубаева.

В итоге уровень доверия людей и меценатов к благотворительным фондам растет, благодаря чему все больше и больше детей имеют возможность получить высокотехнологичную помощь и в России, и в зарубежных клиниках.

Не стоит забывать и об оборотной стороне медали. К сожалению, среди тех, кто обращается в благотворительные фонды, немало мошенников. Играя на чувствах людей, они используют средства фондов на свое благо и совсем не ради здоровья ребенка. Именно такие люди дискредитируют работу благотворителей и подрывают авторитет отечественной медицины. У фондов есть свои системы по борьбе с такими мошенниками, в отличии от простых людей, которые верят женщинам, стоящим на улицах, порой растиражированным листовкам, развешанным по городу, массовым сообщениям в сетях. Кроме того, сейчас наглядно виден, как это не странно, конфликт между ФСКН и Минздравом из-за некоторых лекарственных средств, которые ФСКН считает наркотическими, но они очень нужны в нашей медицине. 24 апреля Президент РФ Владимир Путин на встрече с журналистами заявил, что нужно проводить специальные корректировки, чтобы из-за этих норм не страдали больные. «Конечно, их диалог (ФСКН и Минздрава), борьба их взглядов по поводу того, что и как нужно делать в интересах общества, важны, но от нее люди не должны страдать, особенно больные, – сказал президент. – И конечно, все, что происходит в этой сфере, требует и внимательного отношения, и соответствующих корректировок».


За 15 лет выживаемость больных онкологией в Перми выросла на 40 процентов

Как говорит официальная и даже неофициальная статистика, российская медицина в последние годы значительно изменилась. Растет бюджет, покупаются новые лекарства, оснащаются новым оборудованием клиники, выполняется их ремонт. Конечно, всегда есть какие-то проблемы и недоделки, малокомпетентные врачи. Но и количество детей, заболевающих раком, увеличивается. «В год по стране заболевают в среднем от 12 до 15 детей на 100 тысяч детского населения. Таким образом, за год от 3 до 3,5 тысячи детей регистрируются с вновь установленным диагнозом злокачественной опухоли. Эта статистика неравномерна по различным регионам. Она тоже зависит от многих факторов, в частности от условий жизни, а также от состояния качества регистрации и учета онкологических больных», – говорит Владимир Поляков.

«На сегодняшний день длительная выживаемость от онкологических заболеваний у детей в Пермском крае в среднем 75 процентов. Это значительный рост: в 1996 году выживаемость была на уровне 30 процентов», – комментирует Ольга Никонова.

«На учете в Пермском крае находятся 525 детей, из них на лечение за границу направляется не более 1-2 пациентов в год. За последние 5 лет, с момента начала официальной работы фонда, фактически невозможность лечения в России была выявлена по 6 детям. За 2013 год из Пермского онкоцентра уехали на лечение в Москву более 20 детей», – добавляет Татьяна Голубаева.

Поделиться:
Все новости компаний