Газета
 21 апреля 2014, 13:20   3511

С культурой наперевес

«Ничего подобного я не могла себе представить еще несколько месяцев назад»: концепцию культурной политики России оценили Михаил Нечаев, Надежда Агишева и Наиля Аллахвердиева.
Автор: Кирилл Перов

Публикация «Материалов и предложений к проекту основ государственной культурной политики», подготовленных министерством культуры РФ вызвала неоднозначную реакцию у пермского сообщества. Business Class спросил пермских экспертов об их отношении к документу.

Михаил Нечаев, доцент кафедры государственного управления и истории Пермского национального исследовательского политехнического университета, кандидат исторических наук:

- Я полагаю, что единственной верной мыслью этого документа является то, что государству необходима четкая политика в сфере культуры. В тексте меня смутила фраза о том, что культура превыше всего. В том числе и экономики. Странно, что ни один из критиков документа это не отметил. Кроме того, нелепо выглядят рассуждения о терминах «мультикультурализм» и «толерантность». В «Предложениях» критикуется то, чего в нашей стране по большому счету нет. Вообще, что касается этих слов, то их смысл сейчас настолько искажен, что ими сложно оперировать. Если говорить о нашей стране, то у нас никогда не было политики в сфере мультикультурализма, и той толерантности, как это понимают авторы документа. Вернемся к началу, культурная политика в государстве должна быть, но политика в культурной политике – излишняя. Культура, сама по себе, является результатом любой деятельности человека, и чтобы культура была действенной – государство должно обеспечивать свободу реализации для каждого в обществе. Я говорю об общедоступности библиотек и архивов, музыкальных учебных заведений и концертных площадок, музеев и театров, в общем, всего богатого культурного достояния. Это, на мой взгляд, главные задачи культурной политики. Вопрос о выстраивании культурной политики в русле идеологии евразийства, считаю, спорным. Основное предназначение культуры – не привязка к «западу» или «востоку», а привнесение в общество идей, в первую очередь, гуманизма, борьба с ксенофобией. Результат такой политики – воспитание культурного, гуманного человека. Однако с авторами можно согласиться, что «евразийство» - это приоритет культурной политики, если рассматривать этот термин – как развитие многонационального и мультиязычного общества современной России. И ставить задачу достижения нашей культурой зарубежного уровня, как это было в XIX веке, как это произошло в XX веке с нашей наукой. Но, я считаю, что подгонять этот процесс нереально — можно только обеспечивать благоприятные условия для культурного расцвета. В заключение добавлю. В прошлом году в России был объявлен «Год истории», который завершился без определенного результата. Каковы будут итоги нынешнего «Года культуры»?

Наиля Аллахвердиева, руководитель стратегического развития музея современного искусства PERMM:

- Я могу выразить свое отношение только к той части предложений Минкульта, которая касается современного искусства. Во-первых, отмечу что неясные формулировки не дают понять какие цели преследует подобная "культурная политика" кроме последовательного уничтожения института современного искусства в стране. В частности, указывается, про «предсказуемое и целенаправленное позитивное воздействие». Но, современное искусство, не является позитивным. Скорее это касается рекламы и пропаганды. Искусство говорит о боли и человеческих проблемах: не важно, касается ли это искусства XXI века или средних веков. Не понятно что авторы будут считать современным искусством, если буквально читать следующий пункт "никакие эксперименты с формой не могут оправдать содержания, противоречащего традиционным для нашего общества ценностям ". Вопрос – русский авангард, это традиционная ценность? Мы видели, как на церемонии закрытия Олимпиады в Сочи, работы Кандинского, Малевича, Шагала были представлены в качестве предмета национальной гордости, но это очевидные "эксперименты с формой"... Попадут ли эти художники под запрет тоже? Если да — то какой-то шанс остается у современного искусства на выживание. В противном случае, следуя предложенной логике, у нас начнется реинкарнация соц.реализма, снова появятся картины цветущих полей, тучных коров и пышных доярок. Не ясно, что вкладывается в смысл слова «социум». Это один человек, сто, или несколько тысяч? Если один из посетителей выставки решит, что он это искусство не понял, будет ли это его личное мнение, или мнение социума? На мой взгляд, очень резкие, и в то же время максимально «мутные» формулировки внесены в текст, чтобы в будущем создавать максимальное давление на те или иные выставки, или авторов».

Надежда Агишева:

- Этот текст не только о культурной политике. Скорее речь идет о попытке сформировать новую государственную идеологию. Историки будут его читать и перечитывать. С моей точки зрения мы наблюдаем переломный момент. Ничего подобного я не могла себе представить еще несколько месяцев назад. Права человека теряются на фоне права государства определять систему ценностей, формы искусства. Меня очень пугает отказ от толерантности и культурного разнообразия. Отказ от динамики и развития».

Выдержки из «Материалы и предложения к проекту основ государственной культурной политики»:

«Воспроизводство социальной системы невозможно без передачи от поколения к поколению наиболее общих представлений о мироустройстве, о должном и недопустимом — то есть без закрепления системы ценностей, характерных для данного общества. Отсутствие такой системы ценностей ведёт к образованию мировоззренческого вакуума, заполняемого случайным образом, к расколу общества, к принятию различными социальными группами и отдельными личностями систем ценностей, характерных для иных культур, в том числе несовместимых с существованием данного общества».

«Одним из приоритетных ожидаемых результатов реализации госпрограммы «Развитие культуры и туризма» на 2013 — 2020 гг. является формирование у граждан Российской Федерации «мировоззрения, общественного сознания, поведенческих норм, скрепляющих нацию».

«При проведении ответственной государственной культурной политики следует поощрять и развивать только те культурные направления и «локальные культурные среды», которые соответствуют принятой в данном государстве системе ценностей. По выражению В. Р. Мединского, «пусть расцветают сто цветов, но поливать мы будем только те, которые нам полезны… Сохранение единого культурного кода требует отказа от государственной поддержки культурных проектов, навязывающих чуждые обществу ценностные нормы».

«Россия в рамках такого подхода должна рассматриваться как уникальная и самобытная цивилизация, не сводимая ни к «Западу» («Европе»), ни к «Востоку». Краткой формулировкой данной позиции является тезис: «Россия не Европа», — подтверждаемый всей историей страны и народа, а также многочисленными культурно-цивилизационными различиями между представителями русской (российской) культуры и иных общностей».

В документе обильно приводятся цитаты с публичных выступлений президента России Владимира Путина. Так приводится фрагмент речи президента с заседания международного дискуссионного клуба «Валдай» 19 сентября 2013 года:

«Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая».

И из послания Федеральному собранию 12 декабря 2013 года:

«Сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, стираются национальные традиции и различия наций и культур. От общества теперь требуют не только здравого признания права каждого на свободу совести, политических взглядов и частной жизни, но и обязательного признания равноценности, как это ни покажется странным, добра и зла, противоположных по смыслу понятий. Подобное разрушение традиционных ценностей «сверху» не только ведёт за собой негативные последствия для обществ, но и в корне антидемократично, поскольку проводится в жизнь, исходя из абстрактных, отвлечённых идей, вопреки воле народного большинства, которое не принимает происходящей перемены и предлагаемой ревизии».

Дальнейшая логика предложений авторов документа полностью соответствует трендам, озвученным Владимиром Путиным:

«Обеспечение единства российского общества, недопущение его раскола под влиянием чуждых ценностей возможны посредством проведения единой культурной политики, понимаемой как воспитание граждан в духе общей для России системы ценностей».

Авторами предложения выдвигаются конкретные задачи государства в культурной политике, которые разделены на три группы:

1) в сфере сохранения наследия и его актуализации, втягивания в профессиональный, образовательный, досуговый оборот, обеспечения к нему свободного доступа граждан, внедрения новейших технологий доступа к наследию;

2) в сфере обеспечения деятельности учреждений культуры, в том числе за счёт повышения уровня заработной платы, оптимизации системы подготовки кадров, оптимизации деятельности и увеличения внебюджетных доходов, а также обеспечения соответствия содержательной части заявленным задачам государственной культурной политики;

3) в сфере государственной поддержки творческих проектов, формирования критериев и систем отбора проектов, способствующих сохранению единого культурного кода и его трансляции новым поколениям россиян.

«Исторически могущество России заключалось в умении понимать и ценить наследие своих великих соседей — и мудрость Востока, и прагматизм Запада — однако выбор российского пути всегда осуществлялся на основе тех духовных констант, которые были издавна присущи России», - продолжают составители «Материалов». «Отсюда следует категорическое неприятие идеологии «мультикультурализма». Не отрицая право любой народности на сохранение своей этнографической самобытности, недопустимо навязывание чуждых российскому обществу ценностных норм».

Нашлись в документе и обоснования политического экспансионизма в традиционной зоне влияния России: «Необходимость борьбы за сохранение и развитие русской культуры и русского языка как внутри, так и за пределами Российской Федерации, в первую очередь в государствах постсоветского пространства».

«Государственная политика в сфере культуры должна быть в высшей степени прагматичной и научной. Как любой инвестор, который хочет получить максимум прибыли, государство обязано получать максимальный прирост параметров человеческого капитала на каждый рубль, вложенный в сохранение культурно-исторического наследия, в учреждения культуры, в конкретные творческие проекты».

В заключении авторы «Материалов» определили место современного искусства в новой культурной системе ценностей:

«Ключевой принцип здесь может быть сформулирован следующим образом: никакие эксперименты с формой не могут оправдать содержания, противоречащего традиционным для нашего общества ценностям. Либо отсутствия какого бы то ни было содержания вообще. Это естественным образом приведет к пересмотру отношений регулятора с кураторами «современного искусства» в тех его проявлениях, которые не несут духовно-нравственного содержания либо оказывают негативное влияние на социум. Как минимум — такое «искусство» не должно получать государственной поддержки. Как максимум — государство должно пресекать негативное воздействие на общественное сознание».

Теги:
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний