Газета
  1. Газета
 17 февраля 2014, 13:20   11168

Тайны горы Качканар

Тайны горы Качканар
В монастыре Шад Тчуп Линг на вершине горы Качканар монахи и гости встретили Новый год по лунному календарю. Busines Class узнал, как живет единственный на Урале буддийский монастырь, зачем необходимо создавать буддийскую организацию в России нового типа и как монастырь делит гору с промышленниками.

История буддизма на Урале насчитывает уже много веков, но после многочисленных конфликтов и репрессий к моменту распада Советского Союза на территории Урала не было ни одного буддийского монастыря. В 1995 году бывший военный Михаил Санников, пройдя обучение буддийской культуре в Бурятии и Монголии и получив там новое имя Санье Тендзин Докшит, по просьбе своего учителя ламы Дарма Доди Жалсараева начинает возрождать буддизм на Урале. Он строит на пожертвования монастырь Шад Тчуп Линг, что означает «место практики и реализации», и комплекс священных ступ.

На данный момент в этом монастыре живут семь послушников и сам лама. Монастырь пока нельзя назвать полноценным – для этого нужно, чтобы помещения были разделены на мужскую часть, женскую часть и комнаты для мирян, что непросто соблюсти в условиях холодной русской зимы. Кроме этого, в Шад Тчуп Линге живет только один монах, прошедший все обряды посвящения, – лама Докшит, а для формального звания монастыря необходимо минимум четыре посвященных монаха. Но процесс обучения в этом священном уральском месте не заканчивается ни на минуту – послушники постоянно занимаются практиками, ездят на обучение в Санкт-Петербург и на Тайвань.

Мы не против монастыря, просто выполняем свою работу
Тропа в монастырь начинается от подножия горы Качканар в деревне Косья. Раньше жители и гости Шад Тчуп Линга поднимались по короткому пути около огромного карьера, который принадлежит одной из крупнейших в мире горнодобывающих компаний «Евраз». Несколько лет назад компания купила всю территорию горы Качканар для добычи руды, в том числе и место, где находится монастырь. Теперь на единственной дороге к вершине стоит КПП, на котором задерживают всех, кто пытается подняться наверх, и отвозят обратно в город.

Когда «Евраз» сообщил, что территория монастыря находится в месте, где будет вестись добыча руды, послушники попытались обратиться в суд, но безуспешно – зона горы Качканар была переведена из охраняемой заповедной в горнодобывающую. Компания успокаивает тем, что начало разработок начнется не раньше 2018 года, а к вершине работа придет после 2030 года.

Территория монастыря находится в месте, где будет вестись добыча руды

– Мы давно дружим с ламой Докшитом, часто ездим в монастырь в гости и привозим нужные продукты на снегоходе. То, что начальство хочет здесь добывать руду, – понятно, территория богата месторождениями, – говорит сотрудник компании «Евраз» Олег, который приехал встречать новый год по лунному календарю в Шад Тчуп Линг. – Нам нельзя пускать людей через КПП, у нас установлены камеры, но мы прекрасно знаем, что есть тропы, которые обходят КПП и тянутся на вершину горы. Мы не против монастыря, который, кстати, установлен незаконно. Мы просто выполняем свою работу.

Стройка века
За время существования буддийский монастырь приобрел широкую известность не только на территории Урала, но и по всей России, и посещают его не только интересующиеся буддизмом, но и много туристов. Поэтому на тропе, которая поднимается к монастырю, можно было встретить множество людей – под вечер маленькие зимние помещения Шад Тчуп Линга вместили 50 человек, приехавших встречать лунный новый год.

Широкая тропа от Косьи проложена собачьими упряжками, на которых послушники поднимают в горы продукты и строительные материалы. Иногда местные жители оставляют какие-нибудь вещи для поддержки монастыря прямо на тропе. На середине подъема, который длится около двух часов, мы наткнулись на гору досок, которые нужно поднять наверх. «Это негласное правило монастыря, – сообщает Алексей, который со своим клубом активного отдыха «Другой маршрут» давно помогает в стройке уральского центра буддизма. – Все, кто поднимается в монастырь, берут из этой кучи доски на строительство и вносят тем самым свой посильный вклад».

«Все, кто поднимается в монастырь, должны принести доски для строительства».

Около вершины на тропе стоит большой православный крест. Оказывается, несколько лет назад РПЦ заинтересовалась этим местом и решила построить рядом с монастырем большой храм. Рабочие, которые не были готовы к тому, что придется поднимать на себе столько строительного материала, дотащили доски до середины горы и оставили их там. Чем теперь и пользуются жители монастыря, потому что суд запретил стройку православного храма на горе Качканар. О позиции власти послушники говорят с неохотой: «Мы несколько раз подавали запросы в администрацию, чтобы нам выделили эту землю в безвозмездное пользование, но власти присылали нам отписки, – говорит лама Докшит. – А потом продали эту землю «Евразу», хотя монастырь тут появился на 12 лет раньше. «Евраз» достаточно агрессивно настроен по поводу нашего пребывания здесь, но освоение этой территории перенесено. А значит, строительство продолжается».

Буддийская полярная станция
Зимой Шад Тчуп Линг больше похож на полярную станцию, чем на классический буддийский монастырь. Из многочисленного количества строений отапливаются только три комнаты и баня. Топят лесом, который берут прямо на склонах горы, и электричеством, добывающимся из бензинового генератора и солнечной батареи. Воду летом собирают дождевую и ходят к ближайшим ключам, а зимой топят лед. Во время отсутствия большого количества туристов основным помещением служит храм, в котором послушники проходят духовную практику перед алтарем, едят, а ночью спят.

Зимой Шад Тчуп Линг больше похож на полярную станцию, чем на классический буддийский монастырь.

В монастыре постоянно живут семь человек – лама Докшит и шесть его учеников. Кто-то приехал сюда четыре года назад, а кто-то живет и помогает стройке несколько месяцев.

«Все приезжают сюда по разным личным причинам. Кто-то хочет постичь Учение буддизма, кто-то – помочь в строительстве монастыря и пожить на природе, – говорит Евгений Санников, который уже долгое время помогает строить Шад Тчуп Линг. – Мы все переживаем за будущее буддизма на Урале».

Кроме жилых и хозяйственных помещений, которые лаконично вписываются в скалы и «правильно» располагаются по сторонам света, в монастырском комплексе есть две важные в буддизме ступы, сейчас строится изваяние Будды Шакьямуни и планируется сооружение храма. В хозяйстве монастыря есть девять собак, коза, куры и корова, за ними нужно ухаживать. Несколько часов в день уходит на то, чтобы кормить животных и заниматься уборкой снега, добычей дров и прочими нуждами, благодаря которым монастырь может нормально функционировать. Но больше всего времени занимают буддийские практики и изучение культуры.

Если внимательно приглядеться к монастырю то становится понятно, что для утепления зданий используются рекламные растяжки. «Один из самых ценных подарков, которые можно сделать монастырю, – нормальная монтажная пена», – говорит девушка Лена, которая приехала в монастырь писать диссертацию об истории буддизма на Урале. – В остальном у нас получается находить какие-то замены – лама Докшит самостоятельно собрал снегоход, здесь есть подъемник до монастыря, который, правда, сейчас не работает. Лама Докшит – мастер на все руки, вы слышали, как он тут оказался? Лама раньше командовал диверсионной группой в Афганистане. Их задача была уничтожать караваны с оружием. И во время одной операции Михаил Санников, нынешний основатель монастыря, в снайперский прицел увидел, что лошадь, которая везет на себе оружие, не хочет идти в ущелье и плачет. После этого он и ушел в буддизм».

Синтез двух культур
Во время самого лунного нового года в монастыре шла длинная практика, поэтому друзья и гости были приглашены на следующие выходные. Всем приезжающим было дано домашнее задание – скатать комочек теста из муки и воды и обтереть свое тело этим комком. После чего слепить из теста человечка и отдать монахам. Традиция называется «Дугжууба» – во время этого действия происходит очищение тела и ума от всего плохого, чтобы в новом году человек обрел благополучие, испытывал счастье, мир и спокойствие. Монахи складывали все эти фигурки в специальный ритуальный костер в виде пирамиды с острым наконечником «Соор». После освящения костер зажигают, а люди должны попросить, чтобы с огнем ушло, сгорело все плохое.

Не обошлось и без традиционных русских силовых забав и игр на свежем морозном воздухе. Вообще, в Шад Тчуп Линге остро виден синтез буддизма и русской действительности. В каждой культуре религии приспосабливаются к местному колориту и особенностям, но на горе Качканар это заметно особенно остро. Перетягивание каната на фоне занесенного снегом буддийского монастыря делают атмосферу в этом замечательном месте очень самобытной.

«Сегодня перед нами стоит задача создания буддийской организации принципиально нового типа, нежели те, что существуют в России в настоящий момент. Буддийские объединения с русским ядром, созданные в нашей стране за последние пятнадцать лет, оказались, за редчайшими исключениями, неспособными оказывать благотворное влияние на российское общество. Сегодня буддизм Ваджраяны в России – это набор автономно существующих общин, старающихся не замечать друг друга. Если и замечают, то только для того, чтобы упрекнуть других в «неправильных воззрениях» и тем самым лишний раз увериться в собственной исключительности, – гласит манифест буддийского союза.

После официальных празднований все идут пить чай. Вообще, в Шад Тчуп Линге черный и зеленый чай пьют постоянно, это единственный способ согреться холодной уральской зимой. Туристы быстро отогреваются и начинают заваливать жителей монастыря своими вопросами:

– А как вы вообще тут живете без связи с внешним видом, не ходя в бары, в кино? – спрашивает гость из Екатеринбурга.
Оказывается, в монастыре есть ноутбук с интернетом, благодаря которому жители ведут активную социальную жизнь, собирают деньги на новый снегоход и петиции для остановки процесса выселения монастыря с горы Качканар. «Что же нам, голубей почтовых отправлять для общения с нашими родственниками и друзьями, – шутят послушники. – Мы и книги тут читаем, и вообще живем нормальной жизнью.
Кстати, в следующий раз как решите ехать к нам – везите для ламы пачки сигарет «Прима», он только их курит, а привозят их нам мало.

Едят в монастыре, не считая постоянных чаепитий, два раза в день – утром и в обед. Но из-за большого праздника все получают вкусный ужин из оливье, селедки под шубой и еще одного рыбного блюда. Праздничное настроение, веселые беседы – только елки во дворе не хватало, настолько сблизились две абсолютно разные культуры.

На следующий день, спускаясь в привычный мир, начинаешь планировать свою следующую поездку на эту гору: настолько успокаивающее воздействие оказывает Шад Тчуп Линг. Двери монастыря всегда открыты для всех желающих в любое время.

 

Тайны горы Качканар

Тайны горы Качканар

Тайны горы Качканар

Тайны горы Качканар

Поделиться:
Все новости компаний