Газета
  1. Газета
 19 ноября 2012, 13:20   1941

Брежневские брови

Брежневские брови
Обзор «ЖЖ» за неделю: экономика должна быть экономной, а коррупция наказуемой.

Один за всех

Новость об аресте премьер-министра Пермского края Романа Панова докатилась до самых крайних информационных закоулков и тупичков. Бесстыдные блогеры особенно радовались тому, что Панов был приглашен в Прикамье губернатором Басаргиным, а значит, его покровитель оказался в непростом положении выбора между своими симпатиями и порядочностью.
«В очень сложную ситуацию попали и депутаты ЗC, — напомнил Илья Изотов (izotov-i.livejournal.com). — Они, казалось бы, могут попрекнуть Басаргина: «Ну и кого ты нам подсунул!» Ну а он в ответ может по праву ответить: «Ну а вы чем думали!» И будет прав. Ведь могли и отказать, «прокатить» Панова, а доверились главе региона как мальчики. И теперь получается, что на ЗС такая же точно ответственность за произошедшее, как и на самом губернаторе».
«Если по факту, то нанесен репутационный ущерб Басаргину, — отметил Дмитрий Торбеев (torbeev.livejournal.com). — И что, собственно, в нашей стране стоит репутационный ущерб? Если не смотреть на фырчание в блогах и многомудрые комментарии сторонних комментаторов — ничего ровным счетом он не стоит».
Константин Долгановский привел перечень следующих фактов. Глава ЦРУ США Дэвид Петреус подал в отставку из-за своей супружеской измены. Мэр третьего по величине города Лаваль в канадской провинции Квебек Жиль Веланкур ушел в отставку из-за подозрений в коррупции. 5 ноября ушел в отставку мэр Монреаля, 70-летний Жеральд Трамбле — покинул свой пост из-за подозрений в причастности к незаконному финансированию его партии «Объединенный Монреаль» за счет взяток и мошенничества.
Что касается дела Панова, то блогер усомнился, что оно будет иметь какие-то последствия кроме того, что Пермь опять «отличилась».
Сам губернатор Виктор Басаргин, как китайский мудрец, встретил удар со спокойствием: «Для меня ситуация, в которой оказался Роман Юрьевич Панов, оказалась не менее неожиданной, чем для других, — посетовал в блоге г-н Басаргин. — Относительно профессионализма Романа Юрьевича, за который я и приглашал его на работу в Пермский край, моя позиция не изменилась. К Пермскому краю эта ситуация отношения не имеет. Все минусы случившегося и последствия падают, в первую очередь, на меня, и я готов их принять, чтобы случившееся не отра­зилось негативно на имидже Пермского края».
Читатели блога губернатора разразились иронией. Ivanoff_a: «Профессионализм чиновника в современной России заключается в способности совершать свои гешефты, не привлекая внимания следственных органов». Anonymous: «Ситуация оказалась неожиданной, так как в стране должным образом обеспечивается секретность, вопреки усилиям некоторых граждан».
 
Tovtmm: 
«По отношению к таким преступлениям у нас самый гуманный суд в мире».
 
Past Perfect
По-видимому, крепко опечаленные 12-балльными политическими толчками, пермские блогеры на минувшей неделе активно депрессовали. Минорная тональность постов заполнила всю френд-ленту — каждая запись дышала предчувствием траура. Рефлексия стала заглавным чувством всех и каждого.
Любовь Мульменко (roots-n-wings.livejournal.com) предалась мыслям об интертекстуальности, а точнее — о пресыщенности смыслами. «Если человек прожил много историй и прожил глубоко, внимательно и беспощадно, он делается как бы over-educated и не может больше смотреть на вещь в отрыве от контекста. Я — такой человек. Обречена на интертекстуальность. Зима никогда больше не придет ко мне просто так, одна. Она придет ко всему моему зимнему опыту, к двадцати шести зимам. Мы никогда с новой зимой не будем наедине, я ее не расслышу в общем гуле зим. Я в поезде посмотрела все свои старые фотографии и все поняла. Расшифровала, как археолог — наскальную живопись. Все-все видно на этих фотографиях — все настоящее и все будущее — и как это я раньше могла не видеть? Как я вообще раньше могла — многое это чудовищное все?»
Иван Козлов (ittarma.livejournal.com) развернул эту философскую тему иной гранью: «Некоторые моменты, уходя в прошлое, дозревают там, раскрываясь какими-то удивительными гранями ощущений. «Настоящее время» по сравнению с этим — вообще какой-то суррогат, фарс. Как будто нас посадили в серединку конвейера, и вместо конфет, которые получаются где-то в конце, мы жрем кондитерскую посыпку и недоваренный шоколад по отдельности.
Это очень трудно описать, но есть хороший пример — многие знают ощущение после сна, когда сюжет и картины уже утекли, а нечто, удивительно и загадочно зудящее в солнечном сплетении или где-то около, остается и не отпускает. Как будто сумел урвать себе кусок атмосферы виденного мира, и он остывает внутри тебя медленно и томительно. Речь идет о чем-то ужасно важном, что каждый из чувствующих при этом обречен нести в себе и никого никогда не приобщать, потому что словами этого не сделаешь, а больше нечем. А хочется, конечно, безумно хочется поделиться. Я думаю, именно поэтому каждый человек (по выражению Летова) вселенски, безобразно одинок».
 
Но зато как целуется!
10 ноября исполнилось тридцать лет со дня смерти генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. О том, как это было, в своем блоге поведал Олег Русских. «Я вам ответственно заявляю, что было очень скучно. Вместо мультиков по всем (то есть двум) программам советского телевидения показывали балет и похороны. Похороны смотреть, конечно, было интересно, но они длились не очень долго, остальное время забили балетом и симфоническими концертами. Поэтому, честно постояв 15 минут в почетном карауле у портрета Брежнева, все остальные дни я провел у бабушки и посвятил их чтению «Трех мушкетеров», прерываясь на трансляцию похорон».
Такова и формула нашей жизни: почетный караул у чужих портретов, балет, концерты с перерывами на похороны.
Поделиться:
Все новости компаний