Газета
  1. Газета
 05 ноября 2012, 13:20   2163

Знание освобождает

Знание освобождает
Денис Корнеевский, совладелец магазина «Пиотровский», рассказал, как продавать книги, имея в запасе лишь сарафанное радио и блог, почему на надо бояться электронных книг и чем опасна дружба с Николаем Новичковым.
Что изменилось в магазине с момента его открытия два с половиной года назад?
— Все, что изменилось, бросается в глаза: сделан ремонт, увеличилась площадь, чувствуется прирост аудитории, но для нас эти подвижки не столь ощутимы, потому что они происходят постоянно, и лучше бы вам этот вопрос задать нашим клиентам. Из последних новостей — совместно с фондом Михаила Прохорова мы будем приглашать в Пермь актуальных европейских философов. Этот проект — пример того, что найти деньги на стороне гораздо проще, чем в Перми. Все наши попытки взаимодействовать со структурами вроде «Открытого университета» заканчивались неудачей. А во время второй Пермской книжной ярмарки в оргкомитете «Белых ночей» нам сказали, что фестивалю нужны «интересные массовые» мероприятия. То есть для людей, готовых тратиться на это, форма важнее содержания.
Некоторое время назад пермские книжные «сетевики» один за другим сворачивали свои площади. Да и сейчас общепризнанным кажется тот факт, что книготорговля перестала приносить прежние доходы. Как с этим справляется «Пиотровский»?
— Никакого переломного момента мы не наблюдаем. Почему-то убийцами книжных магазинов неизменно называют электронные книги. Эти слухи сильно преувеличены. Возможно, сейчас и не стоит ожидать фанатичного роста интереса к бумажным носителям, но никакие «ридеры» не способны отменить нужды в книге как рабочем или интеллектуальном инструменте, равно как электронные книги не смогут конкурировать с альбомами по искусству. Больше того, «ридеры» действуют оздаравливающе на нашу отрасль — на них переносится основной поток массовой литературы. Узкоспециализированная остается на своих прежних позициях. Так что даже если электронные книги «захватят» Пермь, мы легко сможем существовать параллельно с этой непростой тенденцией.
«Пиотровский», кажется, всеми воспринимается не только как магазин, но и как тусовка — интеллектуальная, поэтическая. Есть ли потенциал складывания полноценного книжного коммьюнити в городе?
— Раньше мы делали упор на систематичность и разнообразие мероприятий. Теперь — на их качество. Коммьюнити, вероятно, не сформировалось, но еще ничего не потеряно, ведь два с половиной года существования «Пиотровского» — это совсем не показатель. Мы постоянно ощущаем приток новых людей, а значит, все впереди. Здесь также стоит учитывать системность данной проблемы. Наша образовательная среда, которая могла бы отчасти формировать книжное сообщество, удивительно пассивна. Изменения наблюдаются, но и на это требуется время.
Нужна ли реклама «Пиотровскому»?
— В последнее время мы стали понимать, что нет. То есть она играет имиджевую роль, но почти не влияет на прирост аудитории и продаж. Для меня самый важный показатель — то, что в праздничные дни ощущается определенный всплеск интереса. Значит, о нас знают. Значит, сарафанного радио и блога в Интернете вполне хватает, чтобы поддерживать интерес к нашему проекту.
Хочется придраться к словам. Вы позиционируете себя как независимый книжный магазин. В чем эта независимость?
— Прежде всего это независимость от сетевых игроков. Независимость — в том смысле, что мы можем позволить себе не ориентироваться на них. Я, честное слово, даже не в курсе, как у них обстоят дела. То есть это попытка дать понять людям и себе, что мы не зависим от рыночной конъюнктуры. Ассортимент магазина определяется субъективно — мы продаем только книги, которые любим.
Магазин создавался на волне культурной модернизации. Сейчас процессы, запущенные Олегом Чиркуновым и Маратом Гельманом, утратили свою интенсивность — это как-то сказывается на вас?
Мы продаем только книги, которые любим.
— Мы никогда особо не были привязаны к новой культурной политике. Если бы ее не было, мы все равно открылись бы. Просто так совпали обстоятельства, что нас ошибочно сочли за продукт культурной революции. Нас на полном серьезе обвиняли в этом. Что ж, каждый по-своему сходит с ума. В любом случае, нас предупреждали, что магазин загнется синхронно с культурной революцией. Революция-то загнулась, а вот мы — нет. Шансы на ее возрождение кажутся мне сомнительными. Если раньше все сводилось к Чиркунову, то сейчас... Виктор Федорович его зовут, да?.. Время покажет. С министром культуры Николаем Новичковым у нас были дружеские отношения, а теперь сказывается отсутствие помощников в административном пуле. Например, во время подготовки второй Книжной ярмарки нас не оставляло предчувствие, что ничего не получится. Ощущалось не только безразличие, но и враждебность.
Небольшой блиц-опрос. Сколько постоянных клиентов у «Пиотровского»?
— Около сотни.
Самый значительный человек, который переступал порог вашего магазина.
— Мы, вообще-то, не проводим такого разделения. Хорошо, отвечу. Вы.
А если серьезно? Ладно, назовите самого известного.

— Ну, Киркоров к нам не заходил, к сожалению. 

Поделиться:
Все новости компаний