Газета
  1. Газета
 23 июля 2012, 13:20   1554

Кафку сделать болью

Кафку сделать болью
У Сергея Федотова, художественного руководителя и основателя театра «У Моста», свое мнение насчет культурной революции и минувшего театрального сезона. С корреспондентом «bc» г-н Федотов побеседовал о мертвых и живых театрах, а также рассказал, чем дурна пермская «Анна Каренина».

 Каковы главные итоги минувшего сезона для театра «У Моста»?

— Сезон прошел как всегда ярко, насыщенно и динамично. Главным событием, безусловно, была премьера спектакля «Запах» Рокко Фамильяри в постановке Кшиштофа Занусси. Эта работа для всей труппы стала бесценным опытом. Три недели актеры жили в Варшавской резиденции пана Кшиштофа, труд был проделан колоссальный. Нас уже пригласили с этой постановкой на фестивали в Италию и Францию. Также стоит упомянуть премьеры «Чайки» и «Упыря». Мы всегда пытаемся удивлять зрителя — каждый наш новый спектакль мы делаем практически диаметрально противоположным предыду­щему. И если мистический триллер «Упырь» был вполне привычным для нас материалом, то в случае с Чеховым нам удалось побывать в незнакомой для нас стихии, проникнуть в атмосферу и магию чеховского мира. Одним словом, в этом сезоне мы поставили и триллер, и эксперимент, и чисто классический спектакль, но не забыли и о своей визитной карточке — Макдонахе. «Лейтенант с Инишмора» — шестой спектакль по пьесе ирландского драматурга. Постановки по Макдонаху держат нас в форме, становятся поводом для поиска современных и неожиданных для театра режиссерских и актерских решений. Эта пьеса самая кинематографичная и, вместе с тем, самая дерзкая из всех, что мы ставили до этого — и нам пришлось искать другие способы существования на сцене. 
Как все эти события вписались в общегородскую театральную и фестивальную обстановку?
— Я не заметил, чтобы в других театрах происходило что-нибудь выходящее из ряда вон. Театры работают стабильно, представляют качественные премьеры, но ни один спектакль не обусловил локальных и тем более глобальных перемен. То же и с фестивальной жизнью. Пермь — культурная столица?.. На протяжении 24-х лет театр «У Моста» своей работой доказывает, что Пермь — не культурная провинция, это формулировка намного более корректна. Мы проложили для пермяков дороги в Чехию, Польшу и еще дальше. Наши успехи в работе над Макдонахом убеждают, что в чем-то мы определенно сильнее, чем столичные театры. Центральная критика пишет, что до сих пор лучшие постановки Макдонаха делаются именно в Перми. При этом мы развиваемся независимо от главных финансовых потоков «культурной столицы» и не получаем дополнительного бюджетного финансирования.
Эпоха культурной революции, кстати, подходит к концу. Как это повлияет на расклад сил?
— А нет никакого расклада сил, есть только расклад денег. Но что решают деньги? Бюджет театра «У Моста» не сравнить с глобальным финансированием Театра-Театра. Тем не менее, он несколько раз «обходил» Театр-Театр и других претендентов в борьбе за «Золотую Маску». Наш театр как был брендом Пермского края, так и остался. И если о Пермской культурной революции в России слышали многие, то, например, о Театре-Театре — лишь единицы. По рейтингу, составленному экспертами журнала Forbes, Пермский театр «У моста», напомню, входит в десятку лучших провинциальных театров России. Проблема пермской «драмы», кстати, в том, что режиссеры — разные, авторы — разные, а спектакли — одинаковые. «Жизнь человека» похожа на «Алые паруса», «Алые паруса» — на «Владимирскую площадь». «Анна Каренина», поставленная новым главным режиссером Владимиром Золотарем, — очень стильный, яркий, красивый, но холодный спектакль. И актеры в нем как манекены. Они не излучают живой энергии и, соответственно, не могут наладить контакт со зрителем. И поэтому в зале — мертвая тишина. Зрители смотрят как в телевизор. Актеры, как писал Чехов — едят, пьют, носят свои пиджаки, все одно и то же, одно и то же… Питер Брук писал, что есть два вида театра: живой и мертвый. Театр, в котором осовременивают классику и помещают Грибоедова, Толстого, Достоевского в декорации высотных новостроек или подземных стоянок , по моему мнению, мертв. Я такому театру не верю. 
Чем плохо осовременивание?
— Я категорически против него. Время, в котором жили Гоголь, Шекспир и другие классики, ценно само по себе. У зрителя есть шанс как бы на машине времени перенестись в иную эпоху, рассмотреть в деталях быт, уклад жизни, услышать речь, почувствовать иные человеческие отношения. Лучшие спектакли по классике поставлены в исторических декорациях и костюмах: «Вишневый сад» Питера Брука, «Три сестры» Петера Штайна. Если в том же Театре-Театре так хотят ставить спектакли о нашем времени, то почему бы не обратить свое внимание на современную драматургию — ее целые залежи. Впрочем, я сужу строго со своей позиции и очевидно, что у нас просто разные задачи. Моя задача — открыть, почувствовать, проникнуть в тайны и мистерии мира, созданного драматургами. Задача многих других, видимо, — шокировать и удивлять зрителя. 
Идет ли работа над «Замком» по произведению Франца Кафки?
— Да, пока на уровне сценария. Кафка — несомненно «наш», мистический автор. Роман «Замок» так и не был закончен, а значит, мне предстоит его «дописать». Концовку я уже придумал.
Если бы вам предложили возглавить «Сцену-Молот» или заиметь зал Театра-Театра, вы бы согласились?
— Ну конечно нет! Театр «У Моста» — модель абсолютного театра. Это целый комплекс, который включает в себя лабораторию и репертуарный театр, где не перестают совершенствовать технику игры и подходят к литературному материалу с исследовательской точки зрения. Как репертуарный театр мы тоже работаем в особом ритме — каждую субботу по 3-4 спектакля в день и по 60-70 представлений в месяц. И это при полных залах. Такого нет нигде, даже в Европе, мы бьем все возможные рекорды. А экспериментальная «Сцена-Молот» недалеко ушла от Театра-Театра. Там разучились работать и совершенствовать технику. Актеры «Сцены-Молот» действуют теми же методами, что и актеры Театра-Театра. Что касается зала, то мне не интересен столь широкий охват. Зал на тысячу человек — это совсем иной театр, сценическая интонация, манера подачи — шумная, агрессивная, нарочитая, режущая глаз. «У Моста» работает по-другому, в прямом контакте со зрителем. Только так нас услышат. 
Поделиться:
Все новости компаний