Газета
 12 марта 2012, 13:20   1157

История одного самоубийства

История одного самоубийства
Заметки уставшего наблюдателя на полях испорченных бюллетеней.

 Как нас и предупреждали на тренингах наблюдателей, 4 марта стал одним из самых долгих дней в году. Начавшись в пять утра, он закончился около полуночи. Впрочем, в этом крылось преимущество — в течение этих бесконечных часов мне удалось посетить восемь избирательных участков. Один мало отличался от другого, и все они напоминали вялотекущие дискотеки: играла жизнеутверждающая музыка, посетители прибывали и убывали, а вдоль стен сидели уставшие женщины.

День начался с гимна, продолжился патриотическими напевами вроде «За тебя, Родина, наливает и пьет вся страна!», а также многозначительными куплетами «Этот город — самый лучший город на Земле» и «Муза из Евросоюза, возьми меня в плен».
Председатели УИКов принимали наблюдателей чуть ли не с распростертыми объятиями: с удовольствием демонстрировали идеальную работу веб-камер и предлагали засвидетельствовать тестовый запуск КОИБов с помощью фото— и видеотехники. Утренняя возня с «электронными урнами» не заняла много времени, на монтаж и тестирование ушло около двадцати минут — и доброжелательные говорящие ящики были готовы к использованию.
Первые избиратели были искренне рады знакомству с новыми технологиями и с удовольствием вступали с КОИБами в диалог. «Здравствуйте», — говорила урна после того, как избиратель опускал в нее бюллетень. «Здравствуйте», — отвечал смущенный механической вежливостью представитель электората. «Бюллетень обработан. Спасибо», — благодарила урна. «Пожалуйста», — с готовностью откликался избиратель и выжидал еще немного, надеясь на продолжение разговора.
На нескольких участках КОИБы, вечные двигатели демократии, не выдерживали наплыва посетителей и выходили из строя. Тот же равнодушный голос уведомлял, что «считывающая поверхность линейки загрязнена», и предлагал очистить ее с помощью прилагающегося к комплекту оборудования. На одном из участков все усилия операторов КОИБов исправить ситуацию окончились неудачей — механизм отказался принимать бюллетени.
С КОИБами же был связан единственный за весь день более или менее примечательный инцидент. Один из избирателей всполошился по поводу того, что КОИБ не с первого раза принимает бюллетень. «Получается, он считывает один голос несколько раз, а вы тут сидите и в потолок плюете», — отчитывал наблюдателей грозный мужчина. Члены УИК успокаивали мятежника тем, что бюллетень засчитывается только тогда, когда полностью проходит через приемное устройство.
Еще один заслуживающий внимания случай произошел во время выездного голосования на одном из участков Индустриального района. За не способную самостоятельно передвигаться и изъявлять свои политические желания пенсионерку фактически проголосовали ее родственники.
За косвенные улики фальсификаций также могли бы сойти некоторые подозрительные детали: длинные очереди у стола одного из членов УИК и приватные беседы председателя с избирателями загадочного вида.
Что касается тех, кто пришел на участок, то примерно треть из них, по моим впечатлениям, определялась со своим выбором именно в этот момент: они пристально рассматривали стенд с информацией о кандидатах, советовались с родственниками и знакомыми и разве что не выбирали подходящий вариант методом считалки. Больше всего поражались благосостоянием Михаила Прохорова и замечали, что запредельная цифра доходов, должно быть, напрямую связана с отсутствием обременительной графы «супруга» — в отличие от других скромных в своих финансовых показателях женатых кандидатов.
Из других перлов можно отметить обещание одного из избирателей баллотироваться через шесть лет на пост президента страны и одним из ключевых мест своей предвыборной программы сделать пункт о запрете женского труда.
В заботливо оформленных национальной символикой спортивных и актовых залах школ, повторюсь, нас встречали настороженно, но открыто. Лишь единственный раз председатель вкрадчиво поинтересовалась: «Не хотите сходить на соседний участок? Просто у нас тесно и душно».
На каждом участке был замечен как минимум один наблюдатель от кандидатов, правда, мало кто из них подходил к выполнению своих обязанностей с должным старанием: случалось, что наблюдатели на несколько часов засиживались в комнате для чаепитий и выходили из них только в уборную.
Вместо эпилога: ранним утром участок посетила дама преклонного возраста. После того, как ей выдали бюллетень, она уведомила комиссию: «А муж у меня голосовать не придет. Он повесился неделю назад».
Поделиться:
Все новости компаний