Газета
 12 декабря 2011, 13:20   1176

Террористический антракт

Террористический антракт
Зрителей премьерного спектакля «Жара» взяли в заложники.
Автор: Кирилл Перов
8 декабря в театре «Сцена-Молот» состоялся первый показ «Жары» по пьесе Наталии Мошиной. Постановщика спектакля Дамира Салимзянова, очевидно, можно счесть крайне везучим режиссером: состоявшиеся выборы и связанные с ними скандалы невероятно актуализировали текст пьесы и сделали его чуть ли не программным обращением к общественности. Перед началом спектакля Дамир Салимзянов сообщил, что, к большому сожалению, пьеса, написанная два года назад, до сих пор отражает реалии российской жизни, и неизвестно, когда ситуация сдвинется с мертвой точки.
Группа террористов захватывает офисное здание и сорок человек, находящихся в нем. Свои обращения и требования молодые люди выкладывают в интернете, где моментально вскипают и накаляются страсти. Однако информационные агентства, которые по задумке возмутителей столичного спокойствия должны разнести весть об идейных борцах с режимом, хранят беспечное спокойствие и сообщают лишь о рекордных градусах жары, установившейся в городе. Проходит три долгих дня, но на связь с террористами так никто и не выходит, тогда лидер группировки под оперативным псевдонимом Зимородок решает самостоятельно «повиниться» перед силовыми структурами в надежде не дать пропасть информации о подвиге гражданского несогласия. Однако невозмутимый следователь в дорогом костюме сообщает: «Нет человека — нет проблемы» — это вчерашний день. Сегодня нет информации о человеке — нет ни человека, ни его дел».
Пожалуй, эту рецензию можно было бы завершить цитатой из нашумевшего и растасканного на крылатые фразы обращения политического обозревателя «Коммерсантъ FM» Станислава Кучера к своим коллегам: «Вы скрываете от миллионов людей информацию, способную, как минимум, повлиять на их настроение. Можете выбросить все «Тэфи», которые вы получили за «Лучшие информационные программы». В эти дни вы позорите и себя, и профессию». Но, к счастью или к сожалению, сегодня обсуждаются не громкие события в столицах, а «всего лишь» спектакль Дамира Салимзянова.
Особенностью сценического повествования является то, что «офисные» эпизоды разворачиваются при включенном в зале свете и под постоянные выкрики подсадных зрителей, изображающих заложников. Таким образом, создается впечатление, что все, кто наблюдает за спектаклем, еще и участвуют в нем — в роли жертв, жертв своего молчания, трусости и подлого нейтралитета.
Один из террористов обвиняет собравшихся в том, что если они способны отзываться о своей Родине как об «этой стране», то им здесь делать нечего. Зимородок во время словесных перепалок с грозным и саркастическим силовиком (в блестящем исполнении Ярослава Колчанова) уверяет собеседника, что однажды наступит состояние критической массы, когда противодействовать гласу народа будет не просто тяжело, но бесполезно. Несколько патетичный тон подобных декламаций был перенят «Жарой» у своего идеологического «предка» — спектакля «Кастинг» в постановке Андрея Барашкова. Между тем ощутим явный прогресс: если «Кастинг» — это подростковое желание высказаться напрямик, ударить в фанфары в полной тишине, привлечь внимание к неудовлетворенной обиде на современность, то «Жара» — это непосредственное действие (или, по меньшей мере, попытка этого действия), направленное на его свидетелей.
Да, отыскать тонкие места новой постановки в «Сцене-Молот» не составляет труда: дело даже не в отталкивающей наивности главных героев, а в их промежуточных и конечных целях. Пропагандируя необходимость смертного боя с властными структурами, они готовы отдать этим структурам инициативу не только в бою, но и в последующих переговорах. В этом случае не совсем ясно, что собой представляют упомянутые террористы — добро, готовое на уступки, или же добро, намеревающееся заместить собою зло («Их дети будут жить уже при нашей власти», — говорит один из героев).
Любопытно было бы узнать, кто из присутствующих на премьере оказался в рядах митингующих против результатов выборов. Глупо было бы утверждать, что «Жара» сумела побудить многих взяться за ум, но, судя по всему, говорить открыто и честно об угнетающей несправедливости настоящего времени — это, чего уж там, натуральный подвиг.

В качестве традиционной оговорки и позитивного финала я напоминаю, что мнение отдельно взятого корреспондента может не совпадать с мнением редакции и 49,3 % населения. 

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний